Закрытие ядерного досье Ирана и Россия

22:58 16.07.2015 Николай Бобкин, старший научный сотрудник Института США и Канады РАН


Заключительный раунд переговоров по ядерной программе Тегерана в Вене, проходящий в режиме нон-стоп в течение двух последних 18 дней, наконец-то завершен. Пять постоянных членов Совета Безопасности ООН, Германия и Иран все-таки сумели договориться по иранской ядерной программе. Финальное соглашение подписано. Текст документа на 100 страницах содержит технические и юридические детали свершившейся сделки, которую по праву можно назвать событием глобального масштаба и, пожалуй, редким примером сотрудничества великих держав в последние десятилетия. 

Ведь под документом стоят подписи глав внешнеполитических ведомств России и США, Франции и Великобритании, а также Германии, имеющих мандат на закрытие иранского ядерного досье от имени Организации Объединенных Наций. В год 70-летия ООН, после долгих лет разочарований в потере этим международным высшим образованием способности влиять на происходящие в мире события продемонстрирована уже забытая возможность принятия консолидированных решений за столом переговоров, а не путем войны. В этом главный итог. 

Иран после 10 лет переговоров выходит из международной изоляции и окончательно избегает риска войны с Западом и его союзниками в регионе. Вашингтон теряет главный аргумент в конфронтации с Тегераном. Евросоюз и Япония избавляются от американского диктата, запрещающего любые полезные для них экономические связи с Исламской Республикой. Израиль и Саудовская Аравия начинают готовиться к кардинальному изменению соотношения сил на Ближнем Востоке. Сирия, Йемен, Ирак получают шанс воспользоваться новыми дипломатическими возможностями Ирана. А что же Россия?

По словам Сергея Лаврова, стороны переговоров согласовали совместный всеобъемлющий план действий и проект резолюции СБ ООН по Ирану, чтобы он был рассмотрен Советом безопасности и поставлен на голосование. 

Россия будет принимать активное участие в процессе реализации договоренности по Ирану, заявил Лавров, отметив, что достигнутое соглашение полностью соответствует внешнеполитической концепции России, в которой отношениям с Тегераном в этот период уделяется особое внимание. Позиция Кремля по ядерным переговорам с Ираном – яркое тому подтверждение.

В Тегеране также всегда считали, что Россия, учитывая двустороннее сотрудничество в атомной энергетике и схожесть политических позиций по проблемам ближневосточного региона, а также обоюдное неприятие внешней политики США, направленной на завоевание единоличной гегемонии, будет больше других членов «шестерки» поддерживать позицию Исламской Республики на этих изнурительных переговорах. В целом эти ожидания иранцев оправдались. Москва сыграла ключевую роль в переговорном процессе. То, что на переговорах не было открытой конфронтации между США и Россией, не говорит о пассивности Кремля. 

Заложенные в основу российской позиции принципы стали фундаментом подписанного соглашения и стали на пути завышенных требований западных стран. За Ираном осталось право на осуществление мирной ядерной программы, включая деятельность по обогащению урана, при постановке этой программы под международный контроль и снятии всех действующих против ИРИ санкций. Ядерная программа Ирана получила международное признание, а иранская сторона согласилась предоставить гарантии в исключительно мирной направленности своих исследований в области атома. При этом иранцы, с одной стороны, согласились на введение ряда ограничений на свою деятельность в атомной сфере, а с другой – ценой отчаянных усилий добились того, чтобы эти ограничения не тормозили работу в сфере мирного атома. Таков главный итог, который вполне устраивает Тегеран и не противоречит российскому подходу.

Тем не менее во многих комментариях на эту тему сейчас высказываются опасения в том, что урегулирование иранской ядерной проблемы может иметь для России негативные последствия. Самым актуальным становится вопрос, куда пойдет Тегеран, когда перестанет быть «международным изгоем», не откажется ли от позитивного стратегического диалога с Москвой? Оснований так считать высшее руководство ИРИ не дает. Достаточно взять последние заявления аятоллы Али Хаменеи. На фоне попыток участников переговоров достичь прогресса в Вене верховный лидер Ирана призвал к продолжению противостояния с США. В своем выступлении он дал понять, что недоверие Тегерана к Вашингтону сохранится вне зависимости от итогов переговоров.

Отмена санкций и восстановление экономического сотрудничества Тегерана с Западом российским компаниям также ничем не угрожает: есть сферы, где мы с европейскими компаниями никогда не были конкурентами в Иране. Франция будет заниматься автомобилестроением, Германия и Италия традиционно экспортировать в Иран технологии и оборудование промышленного назначения. В нашем экспорте в Иран этот сегмент не превышал 5%. А строительство АЭС «Бушер-2» в Иране начнут в этом году. «Все в графике. Уже идут работы. Полномасштабные работы начинаются в этом году», - заявил недавно глава Росатома Сергей Кириенко. Выполнение этого контракта оценивается в несколько миллиардов долларов, а Венское соглашение устраняет многие препятствия для его успешного выполнения. Весь проект строительства атомных энергоблоков в Иране, включая поставки оборудования и ядерного топлива, будет находиться под гарантиями МАГАТЭ и полностью соответствовать режиму нераспространения ядерных материалов.

Что касается нефти и газа, то высказываются опасения, что освобожденный от санкций Тегеран якобы может оказаться под влиянием западных нефтяных гигантов, которые заставят его играть на своей стороне против зависимой от энергоносителей Москвы. Ссылаются на то, что в эти дни представители англо-голландской Shell и итальянской Eni впервые подтвердили факт ведения своими представителями переговоров с Ираном об инвестициях в энергетическую отрасль этой страны после ожидаемой отмены санкций. 

Действительно представители руководства этих компаний вели переговоры с министром нефти Ирана Зангане в мае-июне этого года. Однако главной темой были не особые привилегированные условия для европейских компаний, а условия погашения их задолженности Национальной иранской нефтяной компании за давно поставленную, но так и неоплаченную иранскую нефть. Пришло время вернуться к цивилизованным отношениям с Ираном и платить по долгам, которых, кстати, у России перед иранцами нет. Нельзя забывать и о том, что нефтегазовая отрасль ИРИ находится под полным контролем государства, высшее руководство которого уже объявило о недоверии к восстановлению сотрудничества с поддержавшими односторонние американские санкции европейскими компаниями. Для Европы легкого пути возвращения в энергетику Ирана не будет, а у российской стороны есть достигнутые в 2014-15 годах весьма значимые наработки с иранскими партнерами. Для их реализации как раз и не хватало отмены санкций в отношении иранского нефтегазового сектора и возвращения Ирана к расчетам через международную банковскую систему SWIFT.

Есть в Венском соглашении и положение, за которое упорно совместно боролись российская и иранская делегации. Иран и «шестерка» на переговорах в Вене договорились о частичном снятии с Тегерана оружейного эмбарго. Ошибочно считать, что речь идет лишь об иранском импорте вооружений, в частности о выполнении решения президента Путина о возобновлении поставок С-300 в Иран. Тегеран в большей мере настаивал на отмене ограничений в отношении поставок оборонительного вооружения своим союзникам в регионе. В соглашении прописано, что иранцы имеют право вооружать своих региональных союзников для борьбы с терроризмом и экстремизмом, это не будет нарушать подписанного соглашения. В первую очередь иранскую открытую военную помощь может получить Дамаск, не исключено, что иранцы смогут поддержать военными поставками шиитское ополчение в Ираке и воюющих с Саудовской Аравией хуситов в Йемене, если это не будет противоречить резолюциям Совбеза ООН.

Американо-иранский торг оставался стержнем всего переговорного процесса, пойдя на небывалые для исламского режима уступки, Тегеран все же отстоял свою позицию, определенную лидером ИРИ аятоллой Хаменеи: «...исследования в области мирных ядерных технологий, проводимые Ираном, не прекратятся ни при каких обстоятельствах. Иран должен быть готов к битвам с враждебными государствами».

Президент Ирана Роухани выступил с обращением к нации. Сегодня он и его дипломатическая команда во главе с министром иностранных дел Зарифом предстали перед иранским обществом в роли триумфаторов. Переговоры по ядерной программе Ирана до этого длились при двух предшественниках Роухани, в первые же дни своего президентства с июня 2013 года Роухани обещал «обуздать американскую силу, ставшую на пути иранского экономического прогресса». Главными задачами своего правительства он определил восстановление экономики, испытывающей растущее давление санкций, нормализацию отношений с Западом и вывод Ирана из международной изоляции. Исламской Республике это удалось.

www.fondsk.ru

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Ключевые слова: США Россия Ближний Восток Иран МАГАТЭ

Версия для печати