Переосмысление участия латиноамериканских стран во Второй мировой войне: к вопросу о новом понимании роли «забытых союзников»

00:07 19.05.2015


  

Л.С. Окунева, д.и.н., профессор МГИМО (У) МИД России, ведущий научный сотрудник Института Латинской Америки РАН


В майские дни2015 г. Россия отметила 70 годовщину Великой Победы над фашизмом. Решающая роль СССР в деле разгрома нацизма неоспорима и несомненна: СССР заплатил за Победу жизнями 27 миллионов своих граждан, вынес на своих плечах самую большую тяжесть войны, понес самые значительные и кровавые жертвы. Подвиг советского народа, спасшего не только свою Родину, но и весь мир от угрозы фашистского порабощения, не может быть сопоставлен ни с чем: без решающей и всеобъемлющей роли СССР в уничтожении гитлеровских полчищ не была бы достигнута Великая Победа 9 мая1945 г. И вместе с тем, отдавая дань памяти павшим, выражая чувства благодарности советским ветеранам Великой Отечественной войны, необходимо помнить и о тех государствах, которые в те годы выступили на стороне Советского Союза и в целом антигитлеровской коалиции, внесли свою лепту в совместную борьбу с общим врагом, учитывать вклад всех стран антигитлеровской коалиции, включая латиноамериканские государства, в общую победу над фашизмом.

Все это полностью относится к оценке участия во Второй мировой войне стран латиноамериканского континента. Хотя российские историки-латиноамериканисты в своих трудах исследовали эту проблематику, для широкой общественности, в том числе и научной, не говоря уже об обществе в целом, факты участия латиноамериканских государств в войне остаются неизвестными. Именно поэтому представляется необходимым переосмыслить это участие, дать его новую интерпретацию, иными словами – разработать новую оптику, методологию анализа. Речь идет о включении стран этого континента, далекого, на первый взгляд, от перипетий глобального мирового военного конфликта, в общую (и в этом смысле слова заново написанную) историю Второй мировой войны. В этой истории не должно оставаться лакун и пробелов, не должно быть так называемых «забытых союзников»; в ней необходимо учесть и вклад даже самой небольшой страны в общее дело, и роль всех без исключения стран (больших или малых), вставших в оппозицию к фашистской Германии и ее союзникам и помогавших СССР и другим членам антигитлеровской коалиции.

В этом плане хотелось бы привлечь внимание к опубликованной в 2012 г. интересной книге С.Брилёва, посвященной вкладу так называемых «малых стран» Латинской Америки в общее дело борьбы с фашизмом[1].

Сразу после вступления в войну США, войну странам «оси» объявили 8-9 декабря1941 г. Гватемала, Гондурас, Сальвадор, Коста-Рика, Панама, Куба, Гаити, Доминиканская Республика и Эквадор. 1 января1942 г. эти страны в числе других поставили свои подписи под Декларацией Объединенных наций об освободительных и антифашистских целях войны. В декабре1941 г. Мексика, Колумбия и Венесуэла разорвали дипломатические отношения с Германией и ее союзниками. III конференция министров иностранных дел американских государств в Рио-де-Жанейро (январь1942 г.) рекомендовала поступить так же и остальным латиноамериканским государствам, что и сделала сама Бразилия 28 января1942 г. В мае1942 г. войну Германии объявила Мексика, 22 августа того же года – Бразилия, в1943 г. – Боливия и Колумбия. Первой латиноамериканской страной, установившей в годы войны дипломатические отношения с СССР, была Куба (октябрь1942 г.), сразу вслед за ней – Мексика (ноябрь1942 г.); в январе1943 г. такой же шаг сделал Уругвай.

Существуют многочисленные факты участия латиноамериканских стран во Второй мировой войне – потопление германских подлодок, нападавших на торговые суда государств континента, выявление и арест гитлеровских агентов, предоставление своей территории для обустройства военных бах союзников, поставки странам антигитлеровской коалиции топлива, стратегических материалов, продовольствия. Мексиканская авиация участвовала в боях на тихоокеанском театре военных действий, а 14 тыс. военнослужащих Мексики сражались в армии США.

 

Для иллюстрации идеи о том, что в истории Второй мировой войны не должно оставаться «забытых союзников», хотелось бы обратиться к двум примерам – очень разным, но в итоге подтверждающим – каждый со своей стороны – данную идею. Речь идет о двух латиноамериканских государствах: «стране-континенте» Бразилии, единственной из всех государств региона пославшей на европейский театр военных действий свой 25-тысячный экспедиционный корпус, участвовавший в боевых действиях в северной Италии, и «малой» Кубе – первой из стран континента установившей дипломатические отношения с СССР в октябре1942 г., а затем ставшей ареной многочисленных массовых акций солидарности с Советским Союзом.

Бразилия стала единственной латиноамериканской страной, сражавшейся как самостоятельная военная сила на европейском театре военных действий в Северной Италии[2]. В первые годы Второй мировой войны Бразилия придерживалась нейтралитета, но, как было указано выше, вскоре разорвала дипломатические отношения со странами «оси», что повлекло за собой настоящую «подводную войну», которую развязали против нее Германия и Италия, чьи субмарины в Южной Атлантике атаковали бразильские торговые суда. Все это привело к объявлению Бразилией 22 августа1942 г. войны этим двум государствам. В1943 г. был сформирован 25-тысячный Бразильский экспедиционный корпус, который в1944 г. прибыл в северные регионы Италии. Бразильцы прорвали немецкие укрепления – т.н. «готскую линию», освободили от немецкой оккупации целый ряд итальянских городов; группировка бразильских истребителей сражалась в составе военно-воздушных сил США. Более 2 тыс. бразильских военнослужащих получили ранения, 454 человека погибли.

Таковы лишь некоторые факты участия Бразилии в кампании на европейском театре военных действий. Однако для понимания значимости этого участия необходимо обратиться к историческому контексту, в обстановке которого тогдашний президент Жетулиу Варгас принял решение о вступлении страны в войну. Тогдашний политический класс Бразилии находился под сильным влиянием модели развития и режимов, которые были установлены в странах «оси». Многие деятели жетулистского режима, в том числе и сам глава государства, испытывали симпатии к идеям и политике «третьего рейха». Сильные прогерманские симпатии тогдашних правящих элит Бразилии зиждились на привлекательности для них целого ряда компонентов идеологии итальянского фашизма и германского нацизма: корпоративизма, идеи сильного государства, единства нации перед лицом разрушающего воздействия внешних сил, мощи национальной идентичности перед лицом чуждой «заграницы». При этом в роли внешнего фактора, олицетворявшего собой в глазах бразильских (и в целом латиноамериканских) элит зависимость и отсталость, выступал иностранный капитал, прежде всего американский и британский. Поэтому правящие группировки усматривали в нацистской и фашистской идеологии средство противостояния «англосаксонскому экономическому доминированию». Сам Варгас испытывал воздействие и давление прогермански настроенных сил, которые имелись в том числе внутри его администрации и кабинета министров (известны его приветствия германскому фюреру по поводу оккупации европейских стран, в том числе после падения Франции). Помимо этого, Варгас стремился вести политическую игру, лавируя между Германией и США, в стремлении получить для Бразилии наибольшие экономические выгоды в виде кредитов для финансирования базовых отраслей промышленности – основы будущего могущества государства. И вот в определенный момент бразильский лидер сумел преодолеть колебания, сомнения, подняться над всеми политическими тенденциями, толкавшими его в объятия прогерманских группировок, и принять поистине стратегическое решение – отказаться от союза со странами «оси» и выступить на стороне антигитлеровской коалиции. Тем самым президент Бразилии показал себя крупным государственным деятелем, продемонстрировал глубокое понимание истинных национальных интересов, сумел осознать, что будущее его страны и ее величие связано с борьбой на стороне союзников. Именно тогда было принято решение об отправке экспедиционного корпуса далеко за пределы страны, в Италию. Бразилия, это далекое от бурь и кровопролитных битв и сражений государство, отгороженное океаном от европейского и мирового конфликта, могло спокойно решать собственные (и немалые) задачи, укрывшись бархатной сенью пальм и наслаждаясь мерным шумом океанского прибоя. Однако глава государства сделал, без преувеличения, исторический выбор, ставший поистине судьбоносным для его страны.

Этот малоизвестный, к сожалению, в России, но, однако же, интереснейший эпизод бразильской истории показывает, как на крутых поворотах истории найти свое место в концерте мировых держав, как разглядеть, что в роковые для всего человечества минуты подлинно национальные и долговременные интересы страны кроются не в тихом выполнении «домашних дел», а в слиянии с глобальными «требованиями момента», в выступлении единым фронтом против общего врага.

Обратимся теперь ко второму примеру – кубинскому. Эта маленькая островная карибская страна внесла достойный вклад в общую борьбу против фашизма. Куба объявила войну Германии 11 декабря1941 г. Кубинские моряки снабжали союзников стратегическим сырьем, кубинские контрразведчики раскрыли на острове целую сеть профашистских организаций и обезвредили германского агента, потопили германскую подлодку U-176, причем именно в том момент, когда она, как это было впервые доказано С. Брилёвым, охотилась на сухогрузы, груженные сахаром для отправки в СССР. Куба, как подчеркивалось выше, первой из латиноамериканских стран установила дипломатические отношения с СССР. Куба была в числе первых стран-основателей ООН.

Говоря о кубинском опыте, мы переходим к другой стороне участия латиноамериканских стран в войне – широкому движению солидарности с СССР. Кампании солидарности прокатились по Мексике, Колумбии, Чили, Колумбии, Венесуэле, центральноамериканским странам. Ареной наиболее многочисленных и активных акций солидарности в поддержку СССР стала Куба.

Известен факт, что трое кубинцев – Альдо Виво, Хорхе Виво и Энрике Вилар – сражались в рядах Красной Армии.

Помимо большой моральной поддержки кубинцы организовывали сбор средств, сахара, сигар, кожи для отправки в Советский Союз. Кампании солидарности, развернувшиеся на территории всей страны, превратились в одну из мощных тенденций политической жизни Кубы. Кубинская пресса, радиостанции публиковали и распространяли материалы о героической борьбе советского народа. 24 июля 1941 г. 100 гаванских комитетов помощи СССР приняли Декларацию солидарности с СССР. 27 июле в Гаване состоялась 40-тысячная манифестация трудящихся, в поддержку СССР выступили 50 крупных кубинских интеллектуалов. В 1942-1945 гг. регулярно проводились празднования 1 Мая и 7 ноября. Известны факты сбора кубинскими рабочими 1 млн сигар и 40 т сахара для отправки в Советский Союз. Кампании солидарности и сбора средств проходили не только в столице, но и в других регионах страны, особенно на востоке – в провинции Ориенте. Здесь были созданы две антифашистские организации, а главная газета под одноименным названием постоянно освещала ход Великой Отечественной войны, используя подробное описание главных битв для демонстрации силы советского народа, его неиссякаемой воли к победе и непобедимого характера. Именно в таком ключе – как пример героической борьбы советского народа – было подано описание заключительной страницы Второй мировой войны – битвы за Берлин. Интересен факт критики на страницах газеты «Ориенте» «каудильо Франко», призвавшего латиноамериканские страны объединиться в «крестовом походе» против СССР. Газета показала, что таким образом Франко пытался превратить латиноамериканские государства в инструмент нацистской политики[3].

В заключение хотелось бы подчеркнуть: нет и не может быть «забытых союзников», нет и не может быть союзников «крупных» и «малых». Все страны, которые участвовали в исторической схватке сил мира и гуманизма, с одной стороны, и сил войны и истребления народов – с другой, должны остаться в нашей исторической памяти. Полная, без купюр, история Второй мировой войны должна включать в себя деятельность всех тех, кто выступил против абсолютного зла – гитлеровского фашизма.



[1] Брилёв С.Б. Забытые союзники во Второй мировой войне. М.: Олма Медиа Групп, 2012.

[2] Обо всех обстоятельствах военной кампании Бразильского экспедиционного корпуса см.: Окунева Л.С. «И кобра закурила», или «Забытый союзник». Военные действия Бразильского экспедиционного корпуса в Италии // Латинская Америка, 2010, №5, с. 23-31. Текст статьи размещён также по адресу:

https://www.academia.edu/6890990/%D0%9B.%D0%A1._%D0%9E%D0%BA%D1%83%D0%BD%D0%B5%D0%B2%D0%B0._%D0%98_%D0%BA%D0%BE%D0%B1%D1%80%D0%B0_%D0%B7%D0%B0%D0%BA%D1%83%D1%80%D0%B8%D0%BB%D0%B0_%D0%B8%D0%BB%D0%B8_%D0%97%D0%B0%D0%B1%D1%8B%D1%82%D1%8B%D0%B9_%D1%81%D0%BE%D1%8E%D0%B7%D0%BD%D0%B8%D0%BA_._%D0%92%D0%BE%D0%B5%D0%BD%D0%BD%D1%8B%D0%B5_%D0%B4%D0%B5%D0%B9%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%B8%D1%8F_%D0%91%D1%80%D0%B0%D0%B7%D0%B8%D0%BB%D1%8C%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B3%D0%BE_%D1%8D%D0%BA%D1%81%D0%BF%D0%B5%D0%B4%D0%B8%D1%86%D0%B8%D0%BE%D0%BD%D0%BD%D0%BE%D0%B3%D0%BE_%D0%BA%D0%BE%D1%80%D0%BF%D1%83%D1%81%D0%B0_%D0%B2_%D0%98%D1%82%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D0%B8

[3] Эти и другие многочисленные факты солидарности кубинцев с борьбой СССР в годы войны, описаны в исследовании, основанном на изучении кубинских архивов: Окунева М.А. Интернационализм и солидарность кубинского народа с родиной Октября // Советско-кубинские отношения 1917-1977. М.: Наука, 1980, с. 43-51. См. также: Сизоненко А.И. Советско-кубинские отношения в 50-х годах // Там же, с. 60-68; Александров А. Советско-кубинские отношения в 20-40-е годы // Российско-кубинские и советско-кубинские связи XVIII-XX вв. М.: Наука. 1975.

Версия для печати