Отношения Кубы и США во время Второй Мировой войны

23:58 18.05.2015


  

Сервандо Вальдес-Санчес


В 1932-м году, в разгар мирового экономического кризиса, президентом США был избран Франклин Рузвельт. Перед лицом перспективы неминуемой новой мировой войны Рузвельт сделал выбор в пользу т. н. «политики добрососедства»(GoodNeighbor), предполагавшей улучшение отношений с правительствами стран региона, использование более мягких методов давления на международной арене наряду с поддержкой практики вмешательства военных в управление государством в латиноамериканских странах.

Действовавшему в данном контексте тогдашнему послу США на Кубе, Бенджамину Самнеру-Уэллсу, удалось укрепить союз стремившейся восстановить утраченные позиции олигархии и бывшим сержантом, Фульхенсио Батистой-Сальвидаром, ставшим полковником и командующим новыми вооружёнными силами, сформированными после «переворота сержантов» 4 сентября 1933 года, в результате чего 4 сентября 1933 года возглавляемое Рамоном Грау Сан-Мартином реформистское правительство было вынуждено уйти в отставку по требованию Батисты.

24 мая того же года был заключён новый договор о двусторонних отношениях Кубы и США. Поправка Платта была упразднена, но Батиста и его армия стали главной опорой неоколониалистского режима.

В обстановке жестоких внутренних репрессий, ставших залогом гарантии союза с США, кубинское правительство, в то же время, интересовалось позицией американцев по отношению к набиравшему силу немецкому фашизму. В марте 1935 года кубинское посольство в Вашингтоне получило указание выяснить точку зрения американского Госдепартамента на действия Германии, предпринимаемые с целью «денонсирования военных статей Версальского договора».

Несмотря гаа традиционную политику невмешательства в европейские дела, в обстановке нарастания военной угрозы, в США становились всё более популярными критерии Рузвельта о практической невозможности нейтралитета в случае глобального вооружённого конфликта.

На мой взгляд, именно в этот период в американо-кубинских отношениях наметился переход от формального сотрудничества к сформированию военного союза.

На первом этапе дело ограничивалось контактами на дипломатическом уровне и проведением региональных совещаний.

В конце 1938-го года Батиста отправился в Вашингтон по приглашению начштаба сухопутных войск США, генерала Мэлинга Крейга. Во варемя торжеств по поводу 20-й годовщины заключения перемирия, положившего конец Первой Мировой войне, она встретился с президентом и высокопоставленными чиновниками госдепа, с которыми обсудил перспективу тайных переговоров с Кубой и другими латиноамериканскими государствами по вопросам военно-морского сотрудничества.

Однако Батиста не был единственным игроком в сложной комбинации с американским правительством. Германия занимало второе после Англии место в общем объёме кубинской торговли с Европой.

 

 

 

Объём торговли с европейскими странами

(в песо)

Страны

1937

1938

1939

Англия

26, 332, 264

24, 092, 294

21, 048, 081

Германия

8, 981, 026

7, 435, 564

4, 855, 799

Франция

5, 201, 490

4,830, 503

4, 025, 959

 

В политическом плане, некоторые высокопоставленные государственные деятели, например, министр обороны, Рафаэль Монтальво,  симпатизировали фашизму, а немецкий посол на Кубе требовал от властей определиться в своём отношении к странам Оси

По приглашению Батисты, 19 декабря 1938 года на Кубу прибыли с визитом немецкий линкор «Шлезвиг-Гольштейн» и танкер-заправщик «Рудольф «Альбрехт»,  совершавшие учебное плавание с курсантами на борту.

Но в конце 1938-года был сделан еще один важный шаг на пути к сотрудничеству стран западного полушария, - проходившая с 9 по 23 декабря 8-я Международная Американская Конференция, на которой обсуждался ряд мер о поддержании мира в регионе и было принято решение о непризнании территорий, приобретённых насильственным путём. Кубинская делегация требовала ввести санкции против тоталитарных государств, - в соответствии с курсом демократизации, провозглашённым режимом Батисты в конце 1937 года.

Кубинское правительство пристально наблюдало за развитием событий в Европе, кубинские делегации активно участвовали в первых консультативных совещаниях на уровне министров иностранных дел стран Латинской Америки.

На Панамской конференции 1939 года кубинский госсекретарь, Мигель-Анхель де ла Кампа, одновременно с США предложил создать зону безопасности с целью свободного развития отношений между американскими странами. Годо спустя Кампа выступил с инициативой сформирования комиссии по обороне с целью изучения стратегических потребностей на случай нападения «неамериканских наций», а также форм сотрудничества каждой страны.

После начала конфликта, Гавана, вслед за Вашингтоном, провозгласила строгий нейтралитет, с запретом любой деятельности воюющих государств на национальной территории и в территориальных водах.

Военное сотрудничество. Предварительные шаги.

Летом 1940-го года с целью подготовки секретных переговоров по военно-морским вопросам в Гавану  прибыли полковник дель Валье и подполковник Рэндолф, представлявшие сухопутные войска и военный флот США. Первый получил следующие указания:

1. Все переговоры следует проводить в присутствии и под патронажем Батисты.

2. Чётко пояснить, что речь идёт не о вступлении США в войну, а лишь о желании заключить военный союз.

3. Пояснить столь же чётко, что задачей данного мероприятия будет создание для всех американских республик условий выбора пути сотрудничества с целью отражения любой агрессии против континента.  

4. Соединённым Штатам требуется сооружение аэродрома на Кубе, который будет полностью находиться под национальной юрисдикцией, а также возможность использования кубинских портов с целью совместной охраны и обороны кубинской территории  и побережья от посягательств извне. 

Правительство США действовало с крайней осторожностью, в соответствии со своим нейтральным статусом, в тио же время чётко заявляя о намерении принять необходимые меры, обеспечивающие поддержку правительств стран Латинской Америки.

С 21 по 30 июня в Гаване проходило второе консультативное совещание министров иностранных дел стран Латинской Америки, на котором кубинское правительство, поддержав инициативу США, проголосовало за заключение договоров о взаимопомощи и сотрудничестве в области обороны, экономики и финансов.

Месяц спустя американский посол на Кубе, Джордж Мессермит проинформировал Госдеп о результатах переговорах военных обеих стран. Теперь правительство Рузвельта получило возможность использовать кубинскую территорию не только в совместных оборонительных целях, в отличии от территории других латиноамериканских республик.  Заключая данное соглашение, Батиста исходил из соображений материальной выгоды, которую могли приносить сооружённые на национальной территории порты, аэродромы и прочие объекты после перехода под контроль кубинского государства.

Другим аспектом планов дальнейшего сотрудничества стало ходатайство военно-морского ведомства США о расширении морской базы Гуантанамо. В начале июня 1941 года с целью выработки конкретных предложений по соответствующему договору состоялась встреча представителей военно-морского ведомства, офиса заместителя госсекретаря отдела сотрудничества со странами Латинской Америки.

25 июля Дж. Мессермит получил копию проекта соглашения по созданию «совместной военной, прилегающей к военно-морской базе». В документе излагались основные, с точки зрения госдепа, положения по организации обороны западного полушария:

1. Создание кубинским правительством области совместной обороны

2. Сформирование группы управления оборонительными мероприятиями в данном районе в составе кубинских и американских официальных лиц (офицеров).

3. Обещание кубинского правительства предоставить в аренду земельные участки, которые могут быть необходимы для выполнения оборонительных задач на данной территории.

4. Обязательство Соединённых Штатов по возмещению кубинскому правительству расходов по размещению на указанной территории оборонительных сооружений, предусмотренных совместной группой управления.   

5. Намерение США обеспечивать надлежащим образом содержание и охрану данных сооружений.

6. Соглашение может действовать в течение на десяти лет или в течение периода времени сохранения чрезвычайных обстоятельств.

Предполагалось, что данное соглашение послужит образцом для заключения аналогичных договоров с другими странами западного полушария. Но, в конце концов, военно-морское ведомство благоразумно настояло на отказе от предложения госдепа о расширении площади военной базы, поскольку это являлось бы серьёзным ущемлением суверенитета национальной территории.

Планы сотрудничества

7 ноября 1941 года госсекретарь США Корделл Хэлл и кубинский посол Аурелио Кочесо подписали соглашение о ленд-лизе военной техники и снаряжения. Однако при этом США сохраняли за собой право прекратить поставки, посчитав их «несовместимыми» с необходимостью обороны Кубы или других стран западного полушария.  После нескольких лет взаимного обмена отношения двух правительств вступили в новую фазу: началось движение в направлении к окончательно сформированию  военного союза.

Месяц спустя произошло вероломное нападение японцев на военно-морскую базу Пирл-Харбор. В ответ на агрессию конгресс Республики Куба принял закон No. 32, объявив войну Японии, а 13 декабря, вслед за официальным вступлением США в вооружённый конфликт с Германией и Италией, Куба объявила войну обеим странам.

В военной программе, принятой сенатом 11 сентября 1943, кроме прочего, предусматривалось укрепление сотрудничества с США и усиление борьбы с фашистским шпионажем, ввиду того, что на территории страны действовали такие про-нацистские  организации, как Нацистская партия Кубы, Студенческий легион Кубы, Национально-революционный легион профсоюзов, Фонд зимней помощи, Немецкое благотворительное общество Испанская фаланга и др.  

В международном плане, Куба присоединилась к странам, подписавшим 1 января 1942 года «Декларацию объединённых наций», обязавшись использовать весь свой экономический и военный потенциал с целью сокрушения стран Оси «Рим-Берлин-Токио». 

В свою очередь, правительство Рузвельта организовало в 1942 году новую встречу министров иностранных дел в Рио-де-Жанейро, ставшую мощным импульсом к созданию континентального военного союза (принятие резолюции No. 39. о создании Межамериканского совета обороны). (Inter-American DefenseBoard) Таким образом, соединённые Штаты получили неограниченный доступ к ресурсам стратегического сырья латиноамериканских стран, а также возможность пользоваться воздушными и морскими путями и расширять своё военное присутствие на континенте.

7 сентября 1942 года правительства Кубы и США заключили секретное соглашение о военном сотрудничестве, определявшее порядок пользования военно-морскими базами. В соглашении также перечислись сооружения, которые следовало передать Кубе через полгода после окончания войны.  .

Под этим предлогом вооружённым силам США была предоставлена возможность создать две авиационные базы на кубинской территории.  (Одна в Сан-Антонио де лос Баньос, провинция Гавана, название «Батиста»; другая – в Сан-Хулиан, провинция Пиньяр дель Рио). Основная задача – обслуживание американских самолётов, совершающих рейсы в Южную Америку.    Базы использовались также для подготовки экипажей бомбардировщиков  для действий на Тихоокеанском театре. Вопреки договорным гарантиям, на обе базы не допускали кубинских лётчиков. .Также был расширен аэродром «Колумбия» с целью приёма тяжёлых самолётов ВВС и морской авиации США.

В связи с эскалацией подводной войны и постоянным нахождением германских субмарин вблизи побережья Кубы, 1 февраля 1943 года было подписано дополнительное соглашение, согласно которому командованию американских ВМС передавались в подчинение подразделения надводных кораблей Кубы для участия в совместных операциях.  Американцы также получили право использовать кубинскую территорию для организации боевого и материального обеспечения своих военно-морских сил с условием одновременной поставки материалов и ГСМ кубинским ВМС в рамках ленд-лиза. Наконец, в соответствии с договором предполагалось создать военно-морскую миссию США, занимавшуюся всеми вопросами в данной сфере сотрудничества. 

Аналогичные секретные договоры, позволившие США организовать другие базы за рубежом, были заключены с Бразилией, Панамой, Перу и Эквадором.

Одновременно, в соответствии с соглашением о ленд-лизе, правительству Батисты поставлялись, самолёты, лёгкие танки, бронетранспортёры, 37-миллиметровые пушки, 81-миллиметровые миномёты,  пулеметы 50-го калибра, самозарядные винтовки, подствольные и ручные гранаты, и другие виды вооружений.

На верфях Галвестона, США, были отремонтированы и укомплектованы крейсер «Куба» и учебный корабль «Патрия», кубинские ВМС получили 12 морских охотников (малых противолодочных кораблей), с полностью укомплектованными экипажами, прошедшими трёхмесячную подготовку в противолодочном учебном центре в Майами.   Эти корабли в составе нескольких групп несли совместную дозорную службу и сопровождали следовавшие на Кубу из США и обратно морские конвои в районе входа в Мексиканский залив.

Таким путём, возвращаясь к практике Первой Мировой войны, администрация Рузвельта сокращала присутствие своих сил в зоне боевых действий на море, находящейся на значительном удалении от главного театра боевых операций. В конечном счёте, это стало важным фактором стабильности торговых отношений.

Морские охотники внесли значительный вклад в борьбу с немецкими подлодками, что позволило значительно снизить потери торгового флота. Так 15 марта 1943 года охотник CS-13 при содействии с морской авиацией обнаружил немецкую субмарину U-176, нарушившую морскую границу Кубы. В общей сложности, за период боевых действий кубинские военные корабли сопровождали 528 судов (общий тоннаж 768 680 тонн) и оказали помощь 195 кораблям, потерпевшим бедствие.

Одновременно проводилась успешная борьба со шпионажем внутри страны, было полностью конфисковано имущество и собственность граждан стран Оси. С этой целью была организована Служба расследования враждебной деятельности, занимавшаяся наблюдением за прибытием и убытием самолётов и морских судов, предотвращением диверсий на предприятиях сахарной, а также выполнением других задач военного характера.  Действовавшая в составе 30 человек под командованием начальника Центрального управления полиции, Мариано Фахета Диаса, Служба была весьма эффективным подразделением, сотрудники которого назначались по результатам конкурсного отбора и проходили курс специальной подготовки. Сам Фахет в 1942-44 годах неоднократно бывал в США в составе различных военных комиссий, направляемых туда с целью приобретения опыта и обучения.

Благодаря работе этого подразделения удалось обезвредить сотни немецких, итальянских и японских граждан, поддерживавших тесные связи с фашистами, среди которых оказалось несколько дипломатических работников. Самым известным стало дело немецкого разведчика Хайнца-Августа Люнинга, передававшего информацию о маршрутах следования кубинских судов и виновного в гибели двух из них, - «Мансанильо» и Сантьяго-де-Куба», - потопленных 12 августа  1942 года.

Незадолго до окончания войны американцы подготовили межамериканскую конференцию по проблемам войны и мира, проходившую с 21 февраля по 8 марта 1945 и получившую известность как Чапультапекская конференция. Участники этого форума приняли обязательство о создании постоянно действующего военного органа, ведающего вопросами обороны континента, о продолжении поставок стратегического сырья, а также о совместных действиях в случае любого вооружённого конфликта. Были сделаны первые шаги на пути к региональному военному союзу, окончательное оформление которого стало теперь лишь вопросом времени.

В этот период времени правительство США, действуя через посольство на Кубе и ссылаясь на положения секретного соглашения 1942 года, подняло вопрос  о предоставлении новых земельных участков по периметру авиабазы «Сан-Антонио де лос Баньос».

Во время войны была создана значительная часть структур и связей, способствовавших дальнейшему развитию военного сотрудничества двух стран. В дальнейшем, в качестве предварительной меры, намечалось преобразовать характер определяющих зависимость Кубы связей, в том числе, в военной сфере, поскольку Соединены Штаты собирались сократить масштабы своего вмешательства с целью обеспечения стабильности неоколониалистской системы и достижения экономической, политической и военной интеграции стран Латинской Америки в интересах своей глобальной стратегии. Для достижения такой цели предполагалось оказывать постоянную поддержку возглавляемой Батистой новой армейской элите, сформировавшейся после реакционного военного переворота в январе 1934 года и конституционного правительства, возглавляемого Батистой с 1940-го по 1944 год.

Наверное, не было ни одной другой страны, где американские вооружённые силы пользовались такими льготами и где национальная администрация  оказывала им такое безоговорочное содействие. На Кубе отрабатывалась модель военного сверхдиктата на случай, если бы Соединённым Штатам удалось заключить с другими латиноамериканскими странами соглашения, подобные тем, которые были заключены с правительством Батисты.


Версия для печати