Американская элита ищет в Иране временного союзника

15:01 26.03.2015 Дмитрий Бабич, журналист-международник


Как бы ни закончились переговоры «шестерки» с Ираном по поводу его ядерной программы, уже сейчас можно сделать важный вывод: в политическом «мейнстриме» США произошел поворот в сторону сотрудничества с Ираном в борьбе с общим врагам – Исламским государством в Ираке и Леванте . Ставится и более широкая задача  – борьба с суннитскими радикалами террористического толка в целом. Это не значит, что политика США в отношении Ирана становится более гуманной и уважительной, просто голый расчет и чувство непосредственной опасности со стороны ИГИЛ берут верх над все еще распространенными в США и  Израиле общими антиисламскими предрассудками.

В последние месяцы либеральный медийный  «мейнстрим» США и ЕС постарался избавиться от этих предрассудков через демонизацию израильского премьера Биньямина Нетаньяху. В преддверии переговоров по иранской ядерной проблеме в американских и европейских либеральных «флагманах» – газетах «Нью-Йорк таймс», «Эль Паис», «Монд», «Газета выборча» - прошла мощная кампания против Нетаньяху. Впрочем, западные СМИ так долго пугали своего обывателя Ираном, что процесс разморозки отношений и снятия санкций не может быть одномоментным. Он может начаться с большим опозданием и уж точно займет не один год.

В этих условиях оптимистические заявления представителя иранской делегации в Лозанне о том, что санкции США и ЕС будут сняты тотчас же по заключении всеобъемлющего соглашения по иранской ядерной программе (ИЯП) –  выглядят блефом. Санкции будут сниматься долго, медленно, с прицелом не на облегчение участи иранского народа, а на воссоздание разрушенного самими американцами баланса сил на Ближнем Востоке. Сделать процесс снятия санкций медленным, обставить его условиями американцам поможет тот факт, что санкции против Ирана вводились и резолюциями СБ ООН 2006-2010 годов, и решениями отдельных суверенных акторов  Это и нефтяное эмбарго введено ЕС в 2012 году, и  экономические санкции против Ирана,  введенные Конгрессом США с начала 80-х годов, когда ядерная проблема еще не стояла на повестке дня. Здесь же можно вспомнить санкции 1984 года, введенные США против Ирана как против страны, поддерживающей «международный терроризм».        

Интересно, что процесс восстановления отношений с Ираном инициируют те интеллектуальные силы в США, которые отнюдь не симпатизируют  России. Так, одним из главных пропагандистов заключения соглашения США с Ираном стал Вали Наср (Vali R. Nasr), декан факультета международных отношений в университете Джона Хопкинса. Вот общее направление пересмотра ближневосточной стратегии США, которое он уже много месяцев излагает в «Нью-Йорк таймс» (и оно совпадает в общей линией газеты): «Впервые с 1970-х годов достижение целей Запада на Ближнем Востоке зависит не от выбора союзника между двумя вечными соперниками – шиитским Ираном и суннитскими арабскими странами. Теперь успех может быть достигнут через смягчение этого раскола, что помогло бы нам работать с обеими сторонами в борьбе с общим врагом – фанатичным суннитским фундаментализмом в лице ИГИЛ». 

http://www.nytimes.com/2014/12/19/opinion/to-leave-the-mideast-unite-it.html?rref=collection%2Fcolumn%2Fvali-r-nasr

Этот поворот интеллектуальной элиты США к сотрудничеству с Ираном в борьбе с ИГИЛ не стоит рассматривать как общую тенденцию к расширению международного сотрудничества и снижению конфронтации по всем азимутам.  Для Вали Насра и других рупоров американо-иранской разрядки (Джорджа Фридмана из Stratfor, колумнистов Роджера Коэна и Томаса Фридмана из той же “Нью-Йорк таймс») сближение с Ираном – это  тактическая коалиция стран с временно совпадающими интересами. Нет сомнения, что после улучшения позиций США в разрушенных в том числе и самими американцами странах  (Ираке, Сирии, Ливане)  США повернутся против иранского режима снова.

Несомненно, что нынешнее американское «сближение» с Ираном, как и все стратегические решения американцев, носит прагматичный и многослойный характер. Во-первых, это попытка использовать Иран, его силовые структуры и союзников в регионе для решения проблемы терроризма на Ближнем Востоке, которая приобрела угрожающий характер.  В Сирии с вооруженными формированиями ИГИЛ сражается армия Башара Асада, в Ливане – «Хизбалла», в Ираке – формирования  проиранских шиитских партий и группировок.  Даже в Йемене американцам в борьбе с «Аль-Каидой»  не обойтись без помощи проиранских шиитов-хоуси.  Во-вторых, США хотят сорвать наметившееся сближение континентальных грандов Евразии: России, Ирана и Китая, способное бросить вызов американской гегемонии. И при  этом не уходит из американских приоритетов не афишируемая официально задача противопоставить Ирану уже не слабые монархии Персидского Залива, а «суннитскую улицу», ваххабитских  и салафитских радикалов, разжигая тем самым шиитско-суннитский конфликт.   

В отношении России идеологи сближения США с Ираном рекомендуют жесткость и опору на маленькие страны-соседи России. Фактически, это та же стратегия, которую США применяли против Ирана, восстанавливая против шиитского гиганта маленькие, но богатые, суннитские монархии Персидского залива.

В своей недавно напечатанной статье Вали Наср провозглашает Россию и ИГИЛ равно опасными для США угрозами и проводит весьма сомнительную параллель между кризисами на Украине и действиями ИГИЛ в Ираке и Сирии.  «Оба эти кризиса вызваны политическим распадом слабых государств, живущих в нетвердо установленных границах. Этот факт делает эти страны уязвимыми перед внутренней оппозицией, и минималистский подход США к этим опасностям позволил им вырасти в мощные кризисы». А вот и выход, предлагаемый Насром: «Америке придется остановить российское наступление на Украину и разгромить ИГИЛ. Но решение этих задач потребует не только военную силу США, но и способность объединять наших союзников в коалиции, которые в конце концов смогут установить мир и стабильность». 

http://www.nytimes.com/2014/09/11/opinion/vali-nasr-the-grand-strategy-obama-needs.html?rref=collection%2Fcolumn%2Fvali-r-nasr

Следуя  известному принципу, по которому у англо-саксонского государства нет постоянных врагов, а есть лишь вечные интересы, США могут попытаться создать против ИГИЛ коалицию с участием Ирана. Но в этом им будут мешать два фактора. Во-первых, сохраняющиеся санкции против Ирана. Во-вторых, продолжающаяся поддержка американцами вооруженной оппозиции  Асаду и отказ сотрудничать с союзным Ирану сирийским правительством в борьбе с ИГИЛ.

Хочется надеяться, что  возможные члены  коалиции (Иран, Ирак, Ливан и др.)  осознают  истинные цели американцев и помнят о чудовищном  наследстве, которое  США оставили после более чем 20-летнего прямого вмешательства в дела региона (начиная с американо-иракской войны 1991 года).   Но постоянная работа в этом направлении по-прежнему более чем необходима.

Статья подготовлена в соавторстве с журналистом-международником Александром Кузнецовым, журналист-международник

Версия для печати