Армения на пути сближения с Россией

07:09 24.03.2015


Стратегические отношения России с Арменией успешно развиваются во всех сферах как в двухстороннем формате, так и в рамках международных организаций. Внимание к армяно-российским отношениям значительно увеличилось в контексте евразийской интеграции. Об основных направлениях взаимодействия двух исторических партнёров, а также о существующих и потенциальных проблемах армяно-российских отношений рассказал президент Русско-Армянского Содружества Юрий Людвигович Навоян.

Армения – единственная страна Южного Кавказа, которая состоит в ОДКБ. Однако по-настоящему тесное взаимодействие в рамках этой организации наблюдается лишь с Россией. В связи с этим возникают вопросы: во-первых, насколько эффективно сегодня для Армении сотрудничество в рамках ОДКБ и, во-вторых, каковы перспективы двухстороннего сотрудничества между Россией и Арменией?

Армения – очень ответственный член ОДКБ, потому что она последовательно и четко выполняет свои обязательства, активно участвует в формировании повестки дня ОДКБ. В рамках ОДКБ выделяется военно-политическое и военно-техническое сотрудничество, особенно с Россией. С одной стороны, это нормально, потому что, так или иначе, Россия –системообразующая страна в организации. В ОДКБ можно наблюдать три основных направления: южное, базирующееся в основном на отношениях России и Армении; западное – на отношениях России и Белоруссии; и, центральноазиатское.

ОДКБ играет важную роль в плане политического сдерживания. Данная организация сегодня – активный участник в формировании системы безопасности в регионе в целом. Другая характерная черта заключается в том, что до создания Евразийского экономического союза фактически ОДКБ была самой эффективной структурой в СНГ. Естественно, ОДКБ играет балансирующую и сдерживающую роль, особенно в регионе Южного Кавказа, где очень сложная геополитическая ситуация.

С другой стороны, ОДКБ интенсивно развивается, и это не декоративная организация. Все решения, которые принимают главы государств на соответствующих заседаниях, эффективно выполняются. В рамках ОДКБ проходят крупные учения, многие из них – на территории Армении, что способствует улучшению боеспособности, в том числе, и армянской армии.

Несомненно, вступление Армении в Евразийский экономический союз – серьезный шаг для страны, который открывает для нее большие возможности. Тем не менее появляется и ряд проблем, связанных с конвергенцией таможенных режимов (в частности, повышение импортных пошлин). В связи с этим интересно узнать, как Вы оцениваете последствия вступления Армении в Евразийский экономический союз?

Вступление Армении в Евразийский экономический союз проходило на фоне переговоров о заключении соглашения об ассоциации с Европейским союзом. При этом руководство Армении приняло, на мой взгляд, рациональное политическое решение о вступлении в Евразийский экономический союз.

Почему рациональное? Во-первых, с учетом характера российско-армянских отношений, не только военно-политических, но и экономических, очевидно, что, если основной стратегический партнер Армении инициирует субрегиональные или экономические проекты, Армения не может быть в стороне. Другой вопрос, на каком уровне и при каких условиях Армения могла участвовать в Евразийском экономическом союзе? Первоначально отсутствие общей границы между Россией и Арменией считалось серьезным препятствием для полноправного членства Армении в Евразийском экономическом союзе. Однако совместная межгосударственная комиссия экспертов выяснила, что этот фактор не помеха, и Армения может стать членом Евразийского экономического союза. В итоге, процесс подписания соглашения об ассоциации с ЕС приостановлен, и сегодня Армения выступает в качестве полноправного члена Евразийского экономического союза.

Армения как член ВТО еще в начале 1990 годов полностью либерализовала свою экономику. В Армении очень низкие пошлины. По ряду других направлений с ЕАЭС есть определенные вопросы, которые необходимо согласовать и привести к общему знаменателю. Поэтому соглашение о вступлении Армении в ЕАЭС предусматривает разные переходные периоды по ряду товаров и по согласованию таможенных пошлин до 2022 года.

Армения и Россия тесно взаимосвязаны: более 2 миллионов армян проживает в России, и российско-армянские отношения затрагивают интересы почти каждой семьи в Армении. Другое дело, что правительству Армении необходимо иметь сегодня более эффективную повестку по работе как с Россией в двухстороннем формате, так и в рамках Евразийского экономического союза.

С другой стороны, я согласен с оценками ряда российских политологов, которые говорят, что Армения – в определенной степени недооцененный партнер России на Южном Кавказе. Армения имеет очень важное значение для России. Вступление Армении в ЕАЭС делает союз особо привлекательным с геополитической точки зрения. Без преувеличения, именно благодаря позиции Армении в начале 1990 годов Россия осталась на Южном Кавказе и продолжает играть определенную роль в регионе.

По Вашему мнению, готова ли Армения продолжить интеграцию в структуру ЕАЭС? Например, готова ли она к созданию валютного союза в будущем? Какова позиция Армении по вопросу создания ЗСТ между ЕС и ЕАЭС?

Маловероятно, что в ближайшее время будет создан валютный союз. Но если такой вопрос возникнет, Армения будет исходить из собственных интересов, и это тоже станет предметом обсуждения. Обсуждение создания ЗСТ – положительная динамика в отношениях субрегиональных союзов. Более того, Участвуя в Евразийском экономическом союзе, Армения не прерывает свои отношения с Европой и с остальным миром. Наоборот, опыт Армении может быть интересным для России, Казахстана и Белоруссии.

Более того, Армения может стать дополнительной площадкой для диалога членов Евразийского экономического союза с остальным миром. Существование большой армянской диаспоры тоже не позволяет государству закрыться в определенной конфигурации и не иметь отношений с остальным миром. Специфика Армении в том, что после приобретения независимости фактор диаспоры играет очень важную роль в развитии страны. Необходимо учитывать степень интеграции Армении с остальным миром, и на этом тоже строить определенную рациональную политику.

Как Вы видите развитие отношений между Арменией в рамках Евразийского экономического союза и Ираном?

Армяно-иранские отношения находятся и в политическом, и в экономическом смысле в очень хорошем состоянии. Намеченная тенденция отношений Ирана с Западом, с одной стороны, и создание Евразийского экономического союза – с другой – позволяют наращивать отношения с Ираном. Если мы рассматриваем перспективы транспортных или коммуникационных проектов в рамках Евразийского союза, надо учитывать, что при деблокаде абхазской железной дороги и при строительстве ветки железной дороги из Армении в Иран, Армения может стать транспортным коридором Север-Юг с выходом на Персидский залив через Иран. Иран тоже заинтересован во взаимодействии через Армению с Евразийским экономическим союзом. Нельзя упускать из виду и то, что Иран по вопросу нагорно-карабахского конфликта занимает очень взвешенную, позитивную для Армении позицию, в отличие от другого регионального игрока – Турции.

Украинский кризис еще раз поднял проблему самоопределения народов и территориальной целостности государства. Как, по Вашему мнению, происходящие сегодня политические процессы могут повлиять на урегулирование нагорно-карабахского конфликта? Какова вероятность возобновления вооруженного конфликта? Как Вы оцениваете роль Минской группы ОБСЕ?

События вокруг Крыма и Украины еще раз продемонстрировали важность права народов на самоопределение. В этом смысле Карабах – положительный пример. Еще в конце 1980 годов, находясь в составе Советского Союза, карабахские армяне воспользовались своим правом в рамках советской Конституции и пожелали мирным, конструктивным путем выйти из состава Азербайджана и присоединиться к Армении, а при распаде СССР в 1991 году провели референдум и создали Нагорно-Карабахскую Республику. На это Азербайджан ответил крупномасштабной военной кампанией и фактически проиграл войну. В 1994 году при посредничестве России было заключено перемирие. До сих пор оно в основном соблюдается благодаря сдерживающему фактору армии самообороны Карабаха. Это единственный конфликт современности, где баланс держится без участия миротворцев: силы самообороны Карабаха своими действиями вносят вклад в региональную безопасность. Угроза войны всегда остается.

Решение Карабахского конфликта надо искать в плоскости международного права, которое позволяет народу жить свободно, самоопределяться и строить современное государство. В отличие от соседей, сегодня карабахские армяне строят очень эффективное государство. Если во время выборов находиться в Карабахе и наблюдать за электоральным процессом, то не останется никаких сомнений в том, что Карабахская республика состоялась и с ней надо считаться, признать это государство, и на двухсторонней дипломатической основе строить экономические, гуманитарные и политические отношения.

Минская группа — основной формат, который позволяет вести переговоры. Этот формат необходимо сохранить, потому что ОБСЕ — организация, предоставляющая сторонам возможность вести диалог между собой, в то время как сопредседатели выступают гарантом переговоров между Арменией и Азербайджаном. Но здесь есть один недостаток: в переговорном процессе не участвует Нагорно-Карабахская республика как сторона, несмотря на то, что первоначально Карабахская республика была субъектом переговоров. Пока не восстановится формат полноценного участия Нагорно-Карабахской республики в переговорном процессе, не будет достигнуто окончательное решение, потому что никакая сторона не может навязать искусственное решение карабахским армянам. Они сами должны вместе с официальным Баку на основе взаимных компромиссов и уступок прийти к общему согласию. Тогда все остальные страны, в том числе и сопредседатели, будут гарантами этих соглашений. Навязывание искусственных моделей карабахцам без учета их волеизъявления чревато новой эскалацией.

Как Вы оцениваете российско-армянские отношения? Что Российско-Армянское Содружество может сделать, чтобы усилить связи между Арменией и Россией? В частности, среди армянской молодежи в России активно обсуждается вопрос о создании армянского культурного центра в Москве, посредством которого два народа смогли бы более тесно взаимодействовать в культурной сфере.

Российско-армянские отношения развиваются очень естественно и действительно носят стратегический характер, потому что охватывают основные области жизнедеятельности — военно-политические, экономические, и гуманитарные.

Программы сотрудничества в этих направлениях носят долгосрочный характер. Это обусловливает особые отношения между Россией и Арменией. Фактор диаспоры, которую я считаю живым связующим звеном между Россией и Арменией, сможет сыграть роль катализатора в российско-армянских отношениях. Однако не всегда мы наблюдаем принятие эффективных решений и актуальной повестки между определенными ведомствами России и Армении. Необходимо работать над усовершенствованием этого направления. Это относится и к армянским ведомствам и институтам, и к российским.

По поводу культурного центра Вы попали в точку, потому что долгие годы на соответствующих форумах Русско-Армянское Содружество поднимает этот вопрос. Он давно созрел для решения в рамках межгосударственных отношений и соглашений. Армянский культурный центр в Москве будет дополнительным эффективным звеном для реализации всех договоренностей. Между Арменией и Россией есть хорошая договорная база, в том числе, и в области гуманитарного сотрудничества о создании на взаимной, паритетной основе культурных или информационных центров. Российская сторона очень эффективно реализует эти возможности. В частности, в последние годы в Ереване был построен и функционирует «Дом Москвы», представительство Россотрудничества, Российский научно-культурный центр. Это позволяет непосредственно реализовывать российские федеральные проекты гуманитарного характера в Армении, а армянскому обществу более тесно сотрудничать с Россией. При этом армянская сторона должна реализовать свое право для своих же граждан и соотечественников, для сохранения культуры и создания новых информационных и образовательных ресурсов. Это будет действительно постоянно действующим звеном, которое может генерировать новые идеи и проекты в межгосударственных отношениях, выйдя за рамки диаспоры.

 

РСМД

Версия для печати