Международный трибунал: история вопроса

12:13 04.03.2015 Михаил Куракин, журналист-международник


Верхняя палата российского парламента обсудила инициативу по созданию международного трибунала по расследованию преступлений против человечности на Украине. Глава комитета Совета Федерации по международным делам Константин Косачев, заявил, что «идти на подобного рода инициативы можно только в том случае, когда мы будем уверены в их результате». Впрочем, почва и фактологический материал для международной правой оценки военного конфликта на Украине имеются, отметил сенатор.

Современное международное уголовное право предусматривает возможность создания международных учреждений для осуществления судебных функций в особых ситуациях. Такие учреждения функционируют на основе международных договоров (статутов) или, как показывает практика, на основе актов Совета Безопасности ООН. Истории известны два выполнивших свои задачи судебных органа, именовавшихся Международными военными трибуналами. Они действовали сразу же после окончания Второй мировой войны. Первым — в соответствии с Соглашением между правительствами СССР, США, Великобритании и Франции от 8 августа 1945 г. — был образован Международный военный трибунал, призванный выполнить судебные функции в отношении государственных и военных лидеров гитлеровской Германии. Для подсудимых были предусмотрены процессуальные гарантии, включая выделение защитников. Трибунал был создан с ориентацией на неопределенное количество судебных процессов. Его постоянным местонахождением был назначен Берлин, где и состоялось первое организационное заседание 9 октября 1945 г. На практике его деятельность ограничилась Нюрнбергским процессом. В качестве санкции к виновным предусматривались смертная казнь или другое наказание. Приговор Трибунала считался окончательным, не подлежал пересмотру и приводился в исполнение согласно приказу Контрольного совета в Германии — единственного органа, компетентного изменить приговор и рассматривать ходатайства осужденных о помиловании. Приговор в отношении осужденных к смертной казни после отклонения ходатайства о помиловании был приведен в исполнение в ночь на 16 октября 1946 г.

Второй Международный военный трибунал был предназначен для суда над главными японскими преступниками и получил название Международный военный трибунал для Дальнего Востока. Его правовой основой был также специально для него принятый группой государств Устав. Этот Трибунал включал представителей 11 государств — СССР, США, Китая, Великобритании, Франции, Нидерландов, Канады, Австралии, Новой Зеландии, Индии, Филиппин. Предусматривался лишь один главный обвинитель, назначавшийся главнокомандующим оккупационными войсками в Японии (представитель США); все остальные государства, представленные в Трибунале, назначали дополнительных обвинителей. Токийский процесс был проведен в период с 3 мая 1946 г. по 12 ноября 1948 г. и завершился вынесением обвинительного приговора.  Ряд обвиняемых были приговорены к смертной казни, часть - к пожизненному заключению. К 7 годам  тюрьмы был приговорён Мамору Сигэмицу — бывший  посол в СССР и бывший министр иностранных дел Японии; В 1950 году он был помилован и впоследствии вновь стал министром иностранных дел Японии.

Потенциальная возможность создания новых международных судебных учреждений была зафиксирована в конвенциях о таких международных преступлениях, как геноцид и апартеид. Так, согласно ст. VI Конвенции о предупреждении преступления геноцида и наказании за него лица, обвиняемые в совершении геноцида, "должны быть судимы компетентным судом того государства, на территории которого было совершено это деяние, или таким международным уголовным судом, который может иметь юрисдикцию в отношении сторон настоящей Конвенции, признавших юрисдикцию такого суда".

В новейшей истории, самым известным является Международный трибунал с целью судебного преследования лиц, ответственных за серьезные нарушения международного гуманитарного права на территории бывшей Югославии (МТБЮ), созданный в соответствии с   Резолюцией Совета Безопасности ООН 827 от 25 мая 1993 г.  Практическая деятельность МТБЮ вызывает критические замечания из-за избирательного подхода и процедурных нарушений в ходе привлечения лиц к ответственности. 60 % обвиняемых составляют сербы и черногорцы, в гаагской тюрьме оказалось практически всё военное и гражданское командование Сербии. Хорваты составляли лишь 18 % всех обвиняемых, однако все хорватские генералы были полностью оправданы. В результате, по версии судей, в ходе 4-х летней войны преступления совершали исключительно сербы. Кроме того, критику вызывает то обстоятельство, что МТБЮ учреждён не международным договором, а резолюцией Совета Безопасности ООН. Выступая с критикой в адрес трибунала на заседании Совета Безопасности ООН в связи с рассмотрением докладов МТБЮ 6 декабря 2012 года, постоянный представитель РФ при ООН Виталий Чуркин заявил, что оправдательные приговоры югославского трибунала «дискредитируют идею международного уголовного правосудия». По его словам, в своей работе международный трибунал «не демонстрирует ни справедливости, ни эффективности. Налицо лишь завышенная самооценка». Он добавил, что «вопрос о том, кто виноват в сотнях убитых и изгнании четверти миллиона сербов с мест их проживания остается открытым». Некоторые юристы полагают, что Совет Безопасности не имеет полномочий преследовать частных лиц и, соответственно, создавать для этого судебные органы.

В 1994 г. также в соответствии с резолюцией Совета Безопасности ООН был создан Международный трибунал по Руанде с целью судебного преследования лиц, ответственных за геноцид и другие серьезные нарушения международного гуманитарного права в период межэтнического конфликта в Руанде. Роль международного трибунала оценивается в Руанде неоднозначно, поскольку судебные разбирательства в нём очень продолжительны, а в качестве меры наказания не может быть избрана смертная казнь. Для судов над лицами, не попавшими в сферу юрисдикции трибунала, рассматривающего дела только самых главных организаторов геноцида, в стране создана система местных судов, вынесшая не менее 100 смертных приговоров. Критике подвергается и сама деятельность трибуналов. В частности, кандидаты в судьи должны обладать необходимым опытом и знаниями в области уголовного права, международного права, включая гуманитарное право и права человека, не говоря уже о знании одного из рабочих языков, которыми являются английский и французский. Все это делает подбор кандидатов нелегкой задачей. Как правило, криминалисты, а также судьи не отличаются знанием международного права, а юристы-международники - знанием уголовного права. Судьи сами принимают правила процедуры, т.е., по существу, процессуальный кодекс. Уставы трибуналов обязывают государства оказывать помощь, включая розыск и опознание, передачу обвиняемого трибуналу. Все это требует внесения соответствующих положений в уголовное и уголовно-процессуальное право государств. Естественно, в такой ситуации, возникает вопрос о результативности деятельности трибуналов. Ведь, очевидно, что далеко не все виновные в совершении преступлений, особенно из числа руководителей стран, предстанут перед трибуналами.   Очевидно, также, что в случае создания международного трибунала по Украине, его работа будет эффективной только в том случае, если дела подозреваемых будут рассматриваться непредвзято и вне политических пристрастий. 

Версия для печати