«Поток»: Турецкий или Трансадриатический?

23:33 27.02.2015 Андрей Исаев, журналист-международник


С начала 90-х годов Турция пыталась позиционировать себя в качестве политического, культурного и экономического моста межде Востоком и Западом. Пришедшее затем осознание несоответствия между амбициозными целями и реальными возможностями, а в XXI веке – еще и переиориентация политической элиты на сближение с мусульманским миром, заставили отказаться от столь грандиозной задачи и понизить риторику до уровня «энергетического коридора». Задача представляется вполне выполнимой, принимая во внимание уникальность геополитического положения страны, расположенной в регионе, где сосредоточено до 70% разведанных мировых запасов углеводородов, и имеющей общую границу с ЕС. 

Однако пока это получается с переменным успехом. Первая попытка – строительства широко разрекламированного проекта НАБУККО для транспортировки природного газа с месторождений Азербайджана, Ирака, Туркмении и, как предполагалось, даже Египта и Ирана – по разным причинам провалилась. На сегодня ситуация с транзитными и исходящими трубопроводами выглядит следующим образом (http://www. mfa.gov.tr/turkiye_nin-enerji-stratejisi.tr.mfa):

Нефтепроводы: Баку-Тбилиси-Джейхан мощностью один миллион баррелей/сутки азербайджанской нефти с выходом на турецкий нефтеналивной терминал на Средиземном море. Первая отгрузка на танкер произведена в 2006 году; Керкук-Джейхан мощностью 71 млн т/год иракской нефти. Первая отгрузка произведена в 1977 году; Самсун-Джейхан, предназначенный для прокачки российской нефти из черноморских терминалов. Церемония закладки состоялась в Джейхане в 2007 году. С тех пор в основном идет «согласование проекта».

Газопроводы: Баку (Шахдениз-1) -Тбилиси-Эрзуруммощностью 6.6 млрд. м3/год был запущен в эксплуатацию в 2007 году. В планах - подключить к нему газ с месторождения Шахдениз-2 и продлить до греческой границы, превратив таким образом в Трансанатолийский газопровод (TANAP) мощностью 10 млрд. м3 в год . Протокол о строительстве TANAP подписан в 2011 году. Продолжением его должен стать Трансадриатический газопровод (ТАР). В 2007 году построен участок, соединивший газораспределительные системы Турции и Греции, а в 2018 планируется закончить прокладку трубы от греческих Салоник по дну Адриатического моря до Италии. Ежегодно 3.6 млрд м3 прикаспийского газа будет прокачиваться в Грецию и 8 млрд м3 - в Италию. По сообщению газеты Yeni Asya (15.12.14) со ссылкой на журнал Der Spiegel, мощность Трансадриатического газопровода может быть увеличена примерно вдвое от проектной. (http://inosmi.ru/overview/20141215/224934756. html#ixzz3 RtxlpkRh)

Но все эти проекты не идут ни в какое сравнение с «Турецким потоком», о планах реализации которого заявил российский президент во время визита в Анкару в декабре 2014 года. Проектная мощность трубопровода составляет 63 млрд.м3 (столько же, сколько идет сейчас через Украину), причем львиная доля предназначается для европейских потребителей. Председатель правления «Газпрома» Алексей Миллер на встрече с министром энергетики и природных ресурсов Турции Танером Йылдызом 27 января в Анкаре сообщил: «Мы договорились организовать работу так, чтобы выйти на подписание межправительственного соглашения по газопроводу во втором квартале текущего года, а первый газ подать на территорию Турции в декабре 2016 года. При этом, мощности первой нитки газопровода — 15,75 млрд. кубометров — полностью направим на турецкий рынок» (http://www.ukrrudprom.ua/news/ Gazprom_planiruet_zapusk_pervoy_nitki_Turetskogo_potoka_na_dekab.html ).

 Точка сдачи топлива турецкой стороне – Люлебургаз в Восточной Фракии. В планируемый трубопроводный комплекс должен войти терминал на греческой границе в районе пограничного перехода Ипсала. При этом подразумевалось, что подводку к нему должны обеспечить европейские партнеры.

Как и ожидалось, в Европе неожиданное предложение Москвы не вызвало положительной реакции. Заместитель председателя Еврокомиссии по энергетике Марош Шефчович заявил, что российский проект поставок газа в Турцию является экономически несостоятельным, т.к. столь большой объем газа не может быть востребован в Европе. Брюссель продолжает приоритетным для себя считать не столь мощный TANAP, помня и о том, что «Северный поток», также проложенный из России в Европу, загружен лишь наполовину. Впрочем, даже оставляя за скобками политическую составляющую такой позиции, трудно было бы ожидать от Европы готовности выделить средства на масштабную работу по созданию новой газораспределительной системы в условиях затянувшегося экономического спада.

Стремясь усилить привлекательность проекта для европейских потребителей, «Газпром» ведет работу по приобретению греческой национальной газораспределительной компании DEPA, владеющей трубопроводной сетью. К тому же во время февральского визита в Венгрию президент России предложил использовать для «Турецкого потока» спланированную под «Южный поток» газораспределительную систему на территории ряда восточноевропейских стран. Ее стоимость на момент проектирования оценивалась в 9,5 млрд. евро. Затраты "Газпром" обещал взять на себя, а в проекте могли бы участвовать его местные совместные предприятия, которые уже созданы под «Южный поток». (http://finance.rambler.ru/news/ economics/158308884.html) Венгерский премьер Виктор Орбан на этих переговорах поддержал идею нового газопровода. Активизировалась и София. Болгарская газета «Труд» сообщила, что государственная компания «Булгартрансгаз» ищет фирму-консультанта для строительства газопровода между Болгарией и Турцией. Такая компания должна разработать маршрут для прокладки трубы, составить проект и смету работ, а также оценить выгоду от реализации проекта газопровода. (http://www. regnum.ru/news/ polit/1896549.html )

Но главное - какова позиция самой Турции?

На сайте турецкого МИД говорится: «Наша страна в рамках многовекторной энергетической политики ставит перед собой следующие цели: - диверсификация источников и путей получения энергоносителей; - увеличение доли восполняемых источников энергии; - рост энергоотдачи эксплуатируемых мощностей; - внесение вклада в обеспечение энергобезопасности Европы». (http://www.mfa.gov.tr/ turkiye_nin-enerji-stratejisi.tr.mfa ) Второе и третье положение являются техническими, и на них мы останавливаться не будем. О необходимости диверсификации источников получения энергоносителей как необходимом условии обеспечения энергобезопасности страны турецкие государственные деятели говорят давно и регулярно. В своей внешней политике Анкара уделяет этому вопросу действительно большое внимание. Отметим, что ее активность даже навлекает обвинения в сотрудничестве с Исламским государством, у которого, якобы, турки покупают сырую нефть. Соответствующие материалы публиковали, например, New York Times, турецкие СМИ: газета Radikal, сайты Diken и OdaTV. (http://www.diken. com.tr/amerikali-akademisyenin-gozunden-turkiye-isid-isbirligine-dair-dokuz-iddia/)

Основной проблемой энергобезопасности по мнению местных критиков проекта является чрезвычайная зависимость страны от поставок углеводородов из России. Так, в 2013 году 27 млрд. м3 газа из общего импорта в 46,5 млрд. обеспечил «Газпром». Возможный рост закупок из России через новый трубопровод подвергается критике со стороны многих турецких экспертов, обвиняющих правительство в противоречии его же установкам на диверсификацию поставок. (подробнее см., например: http://inosmi.ru/ overview/20141215/ 224934756.html#i xzz3RtxlpkRh ) А на политическом уровне вопрос о чрезмерной зависимости от России давно звучит рефреном в выступлениях лидера парламентской оппозиции К.Кылычдароглу.

Предложение Москвы всполошило и Баку, сделавшего ставку на проект TANAP. Так, по словам президента «SOCAR Turkey Enerji» (турецкое подразделение Госнефтекомпании Азербайджана) Кенана Явуза, в новом проекте имеется много проблемных моментов, которые он назвал спекулятивными, не уточнив конкретно, о чем идет речь. (http://www.trend.az/business/ energy/2345596.html ) Успокоить союзника поспешил министр экономики Турции Нихад Зейбекчи, заверивший азербайджанские власти в том, что «Турецкий поток» никогда не являлся альтернативой Трансанатолийскому газопроводу. Эти проекты различны и позволят Турции усилить свою роль в регионе... Хотя существует мнение, что реализация проекта «Турецкий поток» остается под сомнением, этот проект является весьма реальным для Турции» (http://www.trend.az/business/energy/2361048.html ). В том же духе высказался и министр энергетики и природных ресурсов Танер Йылдыз: «Евросоюз несколько раз выражал свою обеспокоенность по поводу того, что строительство нового газопровода, предусматривающего поставки российского газа в Турцию, может повлиять на реализацию TANAP. Однако это не так». ( http://www.trend.az/business/energy/ 2363696.html ) А посетивший в конце января Ашхабад глава МИД Турции Мевлют Чавушоглу даже призвал Туркмению принять активное участие в проекте TANAP, чтобы «уравновесить «Турецкий поток». Резюмировал все премьер Турции А.Давутоглу на форуме в Давосе: «В настоящее время Турция реализует ряд проектов, имеющих важное значение для энергетической безопасности Европы. Одним из таких проектов является Трансанатолийский газопровод. Мы пока еще с ним (предложением о «Турецком потоке» - А.И.) не согласились. Но и не сказали «нет». Мы сказали: «Примем к рассмотрению». Каковы будут последствия проекта? Может ли он быть осуществлен? Какова его экономика? Сначала проработаем, потом примем решение». (http:// haberler.com/davutoglu-bizimle-calismak-istiyorlarsa-ciddi-6895045-haberi/ ) Другими словами, Анкара дала понять, что выжидает.

Впрочем, предлагается и компромиссный вариант: «Азербайджанский и российский газ могут смешиваться на греческой границе и продаваться по одной цене. Это повлияет на цены газа в трубе ТАП, которая является продолжением трубы ТАНАП. Так что не удивляйтесь, если в будущем российский газ попадет в трубу ТАП», - заявляет Президент Института энергетических рынков и энергетической политики Волкан Оздемир. (http://www.aljazeera.com.tr/al-jazeera-ozel/rusya-guney-akimdan-neden-vazgecti)

Трубопроводы интересуют Анкару сразу по нескольким причинам: пропуская через контролируемую территорию разные ветки, Турция получает политические преимущества и в отношениях со странами-поставщиками, и со странами-потребителями, заодно обеспечивая более дешевым топливом свою пока растущую экономику. В этом плане показательно как меняется риторика министра энергетики Турции Танера Йылдыза, то заявляющего, что гипотетический договор не конкурирует с TANAP, то объявляющего о «здоровой конкуренции» между двумя проектами. (http://www.trend.az/business/energy/2363696.html; http://www.trend.az/business/energy/ 2357894.html) Посыл явно адресован Москве и Баку и касается переговоров об определении стоимости российского и азербайджанского газа, поставляемого в Турцию.

«Исламисты-реалисты» из Партии справделивости и развития, правящие страной без малого полтора десятка лет, не скрывают, что Россия интересует их как экономический партнер – поставщик ресурсов и потребитель турецкой продукции. ВИ это несмотря на то, что в политическом плане противостояние между двумя странами продолжается. Из всех мировых лидеров лишь Р.Эрдоган сразу после катастрофы малайзийского «Боинга» позволил себе заявить, что «самолет сбила Россия». (http://www.dha.com.tr/ erdogandan-cok-carpici-iddia_719541.html)

Следует помнить, что главным рынком сбыта продукции экспорториентированной турецкой экономики остается Европа, пока демонстрирующая нежелание принимать «Турецкий поток» всерьез. И Анкара не хочет осложнять отношения с западными соседями. Главные усилия ЕС в переговорах с Турцией по этому вопросу заключаются в том, чтобы убедить ее в том, что российские энергоносители вполне можно заменить, протянув трубопроводы из других стран. Так что скорее всего позиция Турции по осуществлению «Турецкого потока» будет во многом зависеть от позиции Брюсселя.

А тем временем Европа нанесла «ответный удар». Двадцать пятого февраля Еврокомиссия официально анонсировала меры по созданию европейского энергетического союза. Обнародованный документ предполагает значительный рост полномочий ЕК, которая должна получить право влиять на межправительственные соглашения и даже коммерческие контракты, обкспечивание проведение согласованной энергетической политики. В частности, предполагается увеличить полномочия Агентства европейских энергетических регуляторов (ACER), сегодня выполняющего рекомендательные функции. По мнению ЕК, следует установить стратегическое сотрудничество с Алжиром, Турцией, Азербайджаном, Туркменией и ближневосточными странами, включая даже «исключенный» из мирового сообщества Иран. (http://finance.rambler.ru/news/economics/158657220.html)

Планы эти явно направлены против России: объявлено о рассмотрении «переформатирования энергетических отношений с Россией, когда сложатся подходящие условия» (т.е. когда будут построены новые линии газопроводов – А.И.). Более того, еврокомиссарам может быть поручено «обсудить инвестиции компаний третьих стран, таких как Россия, в европейский энергетический рынок (инфраструктуру, распределение, поставки газа и электроэнергии) в контексте энергетической безопасности». (http://finance.rambler.ru/news/economics/ 158657220.html). Этот пункт прямо нацелен на «Газпром», который уже владеет различными транспортными и сбытовыми активами в странах ЕС и рассчитывает приобрести новые. Другими словами, Турции дали понять, на какую трубу ей следует ориентироваться. Реакция последовала незамедлительно: на следующий день Танер Йылдыз сообщил о… скором начале нового раунда переговоров по цене на российский газ. (http://tr.sputniknews.com /turkiye/20150226/1014177118.html)

Итак Москва и Брюссель всерьез соперничают за внимание Анкары, которая, похоже, не прочь «выжать» для себя максимум из создавшейся ситуации. А тем временем теряющий политических соратников Р.Т.Эрдоган в условиях приближающихся парламентских выборов пытается укрепить свой имидж национального лидера, способного противостоять «диктату» и Запада, и России с помощью достаточно противоречивой риторики, которая отражает всю противоречивость турецкой политики по многим вопросам.

Версия для печати