Григорий Карасин: «Украинский кризис это – порождение борьбы за право проводить самостоятельную политику»

09:52 31.01.2015 Сергей Филатов, обозреватель журнала «Международная жизнь»


Статс-секретарь-заместитель министра иностранных дел России Григорий Карасин ответил на вопросы обозревателя «Международной жизни» Сергея Филатова.

 

- Как Вы полагаете, не являются ли нарастающие конфликты в разных частях мира проявлениями рождения той самой «многополярности», о которой так много говорят в последние годы? Бывший гегемон – США – не хочет просто так отдавать свое первенство.

- Наша политика настроена на то, чтобы все значимые политические центры мира – их много, мы живем в мире, где трудно даже перечислить эти центры, но то, что их не два и не три это вполне очевидно, – так вот, чтобы мнения, интересы, настроения характерные в этих центрах учитывались в международных делах. И вот вокруг этого идет борьба, причем борьба, которая принимает порой трагические, драматические формы. Именно это сейчас происходит на Украине. Потому что украинский кризис это – порождение борьбы за право проводить самостоятельную политику. Не выбирать с кем ты – с Западом или с Востоком, а проводить зрелую сбалансированную политику. К сожалению большому, у нынешней киевской власти это получается чрезвычайно слабо.

Взять сегодняшнюю ситуацию. Государственному перевороту в Киеве уже скоро будет год – что после этого произошло? Мы с вами свидетели событий, например, нескольких последних дней, о чем шла речь на заседании.

Предложения, которые были специально сформулированы нашим президентом и направлены в адрес Петра Алексеевича Порошенко, фактически остались без ответа. Вместо этого, ничтоже сумняшеся, президент Порошенко объявил о начале нового этапа силовой операции: начались обстрелы, провокации, сразу начали десятками гибнуть люди, сотни раненых. Рассчитывать на то, что ополченцы в Донецке и Луганске будут спокойно взирать на все это и оставлять без значимого ответа, тоже было наивно. Иными словами, киевская власть всех нас – все международное сообщество, которое заинтересовано в мирном урегулировании украинского кризиса, толкает обратно, пытается отбросить ситуацию назад, опять начать силовой приступ – это обречено на провал, о чем хорошо знают в Киеве. Это прекрасно понимают во всех остальных столицах мира.

Наша задача заключается в том, чтобы максимально быстро способствовать тому, чтобы состоялась встреча представителей Киева и Донецка, и Луганска, то есть, чтобы состоялся тот самый разговор, о котором все начали говорить еще с апрельского женевского заявления, когда собирался Женевский формат (Россия, США, ЕС, Украина – С.Ф.). Там же было четко написано: «Начать немедленно всеукраинский диалог». Это – главное условие.

Уже после этого Киеву вместе с донецкими и луганскими представителями надо начинать масштабный разговор о конституционной реформе – как будет выглядеть будущее строение украинского государства, каковы будут полномочия у местных властей, какие будут финансовые и прочие взаимоотношения с центром.

Никто ничего публично, по крайней мере, по этому поводу в Киеве не говорил. Говорят только об укреплении вооруженных сил, о направлении на юго-восток дополнительных формирований и национальной гвардии, и регулярных вооруженных сил, говорят о необходимости перевооружения, о модернизации той машины, которая убивает. А не о модернизации той машины, которая договаривается и которая стремится к тому, чтобы на Украине, наконец, наступил мир и какое-то нормальное, цивилизованное взаимодействие между людьми. В этом основная проблема.

- Как можно прокомментировать слова Порошенко о том, что необходимо привлекать американцев к «нормандскому формату» переговоров по Украине – Россия, Германия, Франция, Украина?

- Трудно комментировать многочисленные заявления президента Порошенко потому, что американцы уже давно дают свои советы и Порошенко, и Яценюку. Вице-президент США Байден чуть ли не ежедневно ведет разговоры с киевскими руководителями. Как правило, после них наступает ожесточение, новое кровопролитие.

Думаю, что Петру Алексеевичу надо сейчас задуматься о собственной ответственности за то, что происходит у него в стране, если он считает Донецкую и Луганскую республики, по-прежнему, частью Украины.

Он не стесняется высокопарных фраз об Украине, о её будущем. Но именно сейчас надо принять решения, от которых будет зависеть продвижение мирного процесса, урегулирование ситуации на юго-востоке страны.

Версия для печати