«На полях» 69-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН

19:55 03.11.2014 Геннадий Гатилов, член Коллегии, директор Департамента международных организаций МИД России


«Международная жизнь»: Как вы оцениваете основные итоги «министерской недели» 69-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН?

Геннадий Гатилов: Каждая сессия Генассамблеи ООН является рубежным событием, которая не только подводит итоги минувшего политического года, дает оценку состоянию международных отношений на текущем этапе, но и закладывает вектор для будущего движения вперед. Совершенно верно утверждение о том, что в Организации Объединенных Наций как в зеркале отражаются глобальные процессы в политической, экономической, правочеловеческой сферах, в вопросах коллективной безопасности.

В этом смысле нынешняя сессия вобрала в себя весь комплекс сложных, противоречивых проблем, которые пронизывают мировую политику. Можно сказать, что главным итогом общеполитической дискуссии стало осознание подавляющим числом государств мира безальтернативности коллективных согласованных действий в деле преодоления глобальных угроз на основе соблюдения международного права и Устава ООН. Именно на этом сделал основной упор Генеральный секретарь ООН в своем выступлении с трибуны ГА, подчеркнув беспрецедентную сложность и многообразие проблем, которые приходится решать ООН в нынешних условиях.

Показательно, что попытки американского доминирования в мире в ущерб многовекторности, явно прозвучавшие в выступлении на сессии Президента США Б.Обамы, многими воспринимались с недоверием и отторжением. Они по-своему видят причины вызовов в области безопасности, экономического развития и ценностных устоев.

В этом контексте подавляющее большинство ораторов, особенно из развивающихся стран, говорили о задачах ООН по преодолению бедности, безработицы и неравномерного развития, улучшению доступа на мировые рынки, обеспечению доступного образования и здравоохранения, о вопросах экологии в рамках тематики изменения климата. Именно поэтому Президент Чили М.Бачелет назвала ООН незаменимым форумом, пусть даже его работа не всегда дает желаемый результат.

Перечисляя все это, хочу особо подчеркнуть, что данные вопросы не были забыты в ходе дискуссии и не остались в тени обсуждения острых региональных кризисов.

«Международная жизнь»: Наверняка были попытки со стороны США и других государств Запада заострить кризис на Украине, представить его чуть ли не как главную угрозу.

Г.Гатилов: Вопреки прогнозам, прежде всего в западных СМИ, украинский сюжет на сессии не получил резко выраженной антироссийской окраски, на которую некоторые рассчитывали. Только Президент США Б.Обама назвал «российскую агрессию в Европе», наряду с вспышкой вируса Эбола и терроризмом, одной из главных угроз. Но такая подача отражает лишь видение ситуации нынешней американской администрацией - не более того, и с этим была созвучна позиция сравнительно небольшой группы стран в составе Балтии, Польши, Румынии, Болгарии, некоторых других членов ЕС. На их фоне англичане, французы, канадцы на этот раз звучали нейтральнее. Подавляющее же число глав государств высказывались в пользу достижения политического урегулирования на Украине. Чувствовалось, что они начинают переосмысливать навязанный из Вашингтона жесткий антироссийский курс.

При этом многие государства высказывались за объединение усилий членов ООН в борьбе с реальными, а не мнимыми вызовами безопасности. Речь прежде всего идет об эффективном совместном противостоянии терроризму и экстремизму, налаживании коллективной работы по урегулированию региональных кризисов, о решении проблем устойчивого экономического развития, продовольственной безопасности, здравоохранения, о чем я уже сказал выше. В итоге попытки сделать события на Украине центральными оказались несостоятельными. Тем более что минский политический процесс, в рамках которого удалось запустить прямой диалог между конфликтующими сторонами, открывает реальные перспективы для прекращения насилия на Украине. Те, кто пытается не замечать этого, преследуют геополитические цели, не имеющие ничего общего с задачей внутриукраинской стабилизации.

«Международная жизнь»: Какое место на сессии заняла антитеррористическая тематика, в том числе в свете объявленной Б.Обамой широкой международной коалиции?

Г.Гатилов:  Проблема борьбы с терроризмом заняла на сессии одно из главных мест. О коллективном отпоре этому ужасающему явлению говорили все без исключения. Состоялось важное заседание Совета Безопасности ООН под председательством Б.Обамы, на котором единогласно была принята резолюция 2178 по иностранным террористам-боевикам. В этом документе, который был разработан при нашем активном участии, делается упор на налаживание активного международного сотрудничества в деле противодействия терроризму в соответствии с Уставом ООН, предусматриваются дополнительные обязательства государств по борьбе с иностранными террористами-боевиками.

Осуждается экстремизм и межконфессиональное насилие, адресуется требование ко всем иностранным террористам-боевикам сложить оружие и прекратить теракты и участие в вооруженных конфликтах. Предусматривается задействование для целей реализации этого решения СБ профильных ооновских антитеррористических структур, которые, кстати, уже ведут соответствующую полезную работу. Поскольку резолюция принята по Главе VII Устава ООН, отказ от выполнения этих требований повлечет за собой серьезные последствия для «уклонистов». Резолюция стала важным шагом для продолжения коллективной работы в области борьбы с терроризмом. До этого СБ ООН принял резолюцию 2170 по усилению санкционного давления на террористов в Ираке и Ливии. В совокупности это подтверждает способность Совета Безопасности, когда есть общая политическая воля, принимать сильные решения, которые строятся на Уставе ООН.

Что касается формирования международной коалиции, то, как сказал С.В.Лавров, мы давно боремся с терроризмом постоянно и последовательно независимо от каких-либо громких заявлений о создании коалиций.

В практическом плане Россия осуществляет масштабные поставки вооружений и военной техники правительствам Ирака, Сирии и других стран региона в поддержку их усилий по борьбе с терроризмом.

Сейчас много говорят о действиях коалиции и наносимых авиа-ударах по позициям ИГИЛ в Ираке и Сирии. Но надо сказать - и это признается даже экспертами на Западе, - что в отсутствие должной координации с Дамаском ведомая США коалиция не может пока похвастаться впечатляющими результатами. Начиная с 8 августа по конец сентября военная авиация США совершила над территорией Ирака и Сирии более 4 тыс. боевых вылетов, однако игиловцы не только удерживают свои боевые позиции, но и продолжают наступление на ряде направлений, в том числе в сторону иракской столицы. Более того, возникают вопросы и о качестве ударов, под которые попадают то заброшенные военные базы, то здания школ. Мобильные отряды ИГИЛ легко избегают больших потерь, зачастую просто растворяясь в местном населении.

Возникают и проблемы гуманитарных последствий антиигиловских ракетно-бомбовых ударов, на что уже стали указывать соответствующие организации ООН.

«Международная жизнь»: То есть одних силовых методов воздействия может оказаться недостаточно для искоренения террористической угрозы?

Г.Гатилов: Совершенно верно. Это фундаментальный вопрос. Для реального искоренения и предотвращения теругрозы необходимо следовать следующим критериям, которые мы изложили в ООН.

Во-первых, неприемлемость «двойных стандартов», когда в некоторых столицах есть искушение делить террористов на «хороших» и «плохих», когда имели место попытки использовать террористические движения для решения узкополитических задач, связанных, в частности, со сменой режимов. К чему такое попустительство приводит, мы видим на примере ИГИЛ в Сирии и Ираке.

В этой связи весьма показательной стала ремарка выступившей на заседании Совета Безопасности ООН Президента Аргентины К.Фернандес де Киршнер, которая подчеркнула, что многие нынешние террористы-боевики ранее воспринимались Западом как борцы за свободу и поддерживались им, прежде всего на Ближнем Востоке.

Во-вторых, в борьбе с терроризмом следует опираться на международное право и Устав ООН. А это предполагает, что военные действия против экстремистских движений могут осуществляться только на основе обращения правительства соответствующего государства либо решения СБ ООН, санкционирующего такие шаги. Все остальное вне этих рамок незаконно и представляет собой односторонние действия. Об их последствиях мы хорошо знаем из недавней истории.

Вспомните, какой ущерб устойчивости международной системы был нанесен в результате натовских ударов по Югославии, смены режима в Багдаде, нападения на Ливию. Год назад была предпринята попытка повторить такой сценарий применительно к Сирии, который был предотвращен лишь благодаря энергичным дипломатическим усилиям, прежде всего российским.

Эффективная борьба с терроризмом требует активного участия всех государств региона. Трудно себе представить, как можно добиться успеха на этом направлении без Ирана, Сирии, региональных организаций, таких как ЛАГ и Афросоюз, которые лучше чувствуют специфику региона и его деликатную материю. Ведь если бы в свое время наши партнеры более внимательно прислушались к подходам Афросоюза по Ливии, то наверняка можно было бы избежать трагедии общерегионального масштаба, которая последовала за ударами НАТО по этой стране в нарушение резолюций СБ, приведшими фактически к разрушению основ ливийской государственности.

Один из наших собеседников «на полях» сессии ГА совершенно резонно заявил, что военные методы не могут стать антитеррористической панацеей. Требуется сильный «антитеррористический антидот». Именно поэтому мы предложили разработать комплексный подход, охватывающий финансовую, административную, социальную, идеологическую составляющие противодействия терроризму при неукоснительном уважении суверенитета и территориальной целостности государств.

«Международная жизнь»: Важное место в этих усилиях должно принадлежать и урегулированию региональных конфликтов.

Г.Гатилов: Это стратегическая задача. В этом контексте мы предложили всесторонне обсудить проблему терроризма в регионе Ближнего Востока и Северной Африки и созвать под эгидой ООН представительный форум с участием постоянных членов СБ, ЛАГ, Афросоюза, других заинтересованных сторон. В его рамках можно было бы рассмотреть и застарелые региональные конфликты, в том числе палестино-израильский, неурегулированность которого остается на протяжении многих десятилетий питательной средой для террористов.

К сожалению, под воздействием других факторов проблемы ближневосточного урегулирования, несмотря на тяжелые последствия событий в Газе, звучали на сессии не так громко. Но будет неправильно, если императив скорейшего достижения окончательного урегулирования палестино-израильского конфликта выпадет из международной повестки дня. Сейчас, как никогда, необходимы консолидированные международные усилия по запуску содержательного мирного процесса, без чего регион будет оставаться очагом неспокойствия не только для населяющих его народов, но и для остального мира. Из бесед с палестинцами можно было сделать вывод, что идея о «походе в ООН» в целях принятия резолюции СБ с определением даты прекращения израильской оккупации палестинских территорий с повестки дня не снята.

В целом главную задачу мы видим в том, чтобы вместо реагирования на конфликты и террористические проявления международная работа сфокусировалась на их предупреждении и профилактике. Для этого усилия в антитеррористической сфере должны быть дополнены коллективной деятельностью по налаживанию политического процесса, в рамках которого противостоящие стороны решали бы все возникающие проблемы исключительно через широкий национальный диалог.

«Международная жизнь»: Сирия остается острым вопросом в международной повестке дня. Эта проблема также рассматривалась на сессии?

Г.Гатилов: Конечно. Причем все были едины в одном: альтернативы политическому урегулированию сирийского кризиса не существует. Об этом заявил в своем выступлении и Б.Обама. Надо переходить от слов к делу. Политические рамки для этого созданы - одобрено Женевское коммюнике в качестве платформы урегулирования, состоялся созыв международной конференции по Сирии в Монтрё, прошли два раунда межсирийских переговоров в Женеве, которые завершились согласованием общей повестки дня. Затем этот процесс произвольно прервали, выражая несогласие с тем, что сирийское правительство требовало уделить особое внимание обсуждению антитеррористической тематики и объединению с этой целью усилий правительства и оппозиции. Но, как показывают события минувшего полугодия, это была полностью оправданная постановка вопроса.

Если мы хотим действительного прорыва в прекращении насилия в Сирии, то следует вернуться к женевскому процессу, а не вооружать оппозицию для свержения режима в Дамаске.

Именно в этом ключе мы провели в Нью-Йорке встречу со спецпосланником ООН по Сирии С. де Мистурой, который приступил к контактам в Дамаске с региональными игроками с целью нащупать возможность для перезапуска женевского диалога. Планируем в ближайшем будущем принять его в Москве.

Кстати говоря, «на полях» сессии состоялась министерская встреча по гуманитарным аспектам сирийского кризиса. Так вот, основное внимание участники уделили именно задаче налаживания процесса политического урегулирования, в отрыве от которого все усилия по оздоровлению гуманитарной обстановки окажутся тщетными. Как заметил один представитель, без политической стабилизации все финансовые вливания в Сирию «осядут на дне колодца». Предельно ясно.

«Международная жизнь»: Вспышка вируса Эбола также предметно рассматривалась на сессии?

Г.Гатилов: Состоялась специальная встреча высокого уровня, в ходе которой мы высказались за объединение усилий в борьбе с этим острым кризисом здравоохранения в Западной Африке. Мы стали соавторами специальной резолюции СБ ООН по проблематике Эбола. Активно присоединившись к международным усилиям, российские врачи мужественно работают в Гвинейской Республике. Налажено их взаимодействие с международными профильными структурами, в частности с ВОЗ. Поставляем в Гвинею и Сьерра-Леоне медицинские модули, средства индивидуальной защиты для медперсонала. В России проводятся исследования по разработке иммунобиологических препаратов для профилактики и лечения инфицированных этим вирусом. Объем финансирования на эти цели составляет 3 млн. долларов.

«Международная жизнь»: В Нью-Йорке в эти дни проводится обычно серия мероприятий, посвященных различным проблемам в мировой политике. Могли бы вы назвать наиболее важные?

Г.Гатилов:  Да, сессия в этом смысле была обильной. Прошли министерские встречи ОДКБ, а также участников БРИКС, которые подтвердили общность позиций наших государств в пользу соблюдения международного права в международных отношениях и координаций по острым мировым проблемам. Состоялись специальные заседания высокого уровня по Ливану, Йемену, Сомали, ЦАР, Мали, другим региональным проблемам. Я, в частности, участвовал наряду с упомянутыми мероприятиями в министерской встрече «Диалога по сотрудничеству в Азии» - весьма перспективном международном форуме по проблематике экономической интеграции азиатских государств, в который входят более 30 стран.

Принял участие во Всемирной конференции по коренным народам, спецсессии Генассамблеи по осуществлению Программы действий Международной конференции по народонаселению и развитию, на которых присутствовали также представители российских профильных ведомств. Не говоря уже об участии в многочисленных двусторонних контактах с зарубежными партнерами.

Обилие мероприятий «на полях» нынешней сессии в очередной раз подтверждает настрой государств на совместную объединительную работу, в рамках которой, как показывает практика, поддаются решению даже самые острые вопросы.

«Международная жизнь»: Какое ощущение после состоявшихся дебатов?

Г.Гатилов: В многочисленных двусторонних контактах, а их у нашего министра было более 50, на многосторонних мероприятиях, в выступлении главы российской делегации с трибуны Генассамблеи были откровенно изложены наши оценки сложной текущей ситуации в международных отношениях и пути преодоления существующих проблем. Был акцентирован на конкретных примерах тезис о тупиковости модели односторонних действий, бесперспективности навязывания извне схем развития другим государствам без учета их национальной и культурной специфики, неприемлемости политики ультиматумов, превосходства и доминирования, подробно изложена позиция России по внутриукраинскому кризису, который стал следствием системных сбоев в общеевропейской архитектуре. Министр, в частности, выдвинул инициативу принять декларацию Генассамблеи ООН о недопустимости вмешательства во внутренние дела государств, о непризнании госпереворотов как способов смены власти.

В качестве альтернативы изложена наша позиция в пользу налаживания действительно конструктивного сотрудничества на основе объединительной повестки дня. Особенно важно придерживаться такого подхода сегодня, когда приближается 70-летний юбилей окончания Второй мировой войны, по итогам которой была создана Всемирная организация.

Версия для печати