Выдержки из программы «Время и мы» с участием Председателя Совета Федерации В.И. Матвиенко

18:15 23.10.2014


Программа вышла в эфир телеканала Совета Федерации «ВМЕСТЕ-РФ» в пятницу, 17 октября.

 

Председатель Совета Федерации В.И. Матвиенко:

 

1. Сегодня уже нет условий для того, чтобы какое-либо государство либо группа государств могли претендовать на мировую гегемонию. Давайте посмотрим, какой мощный рывок сделали страны Азиатско-Тихоокеанского региона, превратившись в новый центр мирового экономического развития. Большие изменения происходят в странах БРИКС, на Ближнем и Среднем Востоке, в странах Латинской Америки, в странах СНГ. И, безусловно, все эти страны, новые интеграционные объединения вправе претендовать на свое место в мире, активно реализовывать это право. И, конечно же, они не заинтересованы в каком-то там мировом правительстве или в каких-то империях.

К сожалению, Соединенные Штаты Америки, их союзники – западные страны не хотят этого видеть, не хотят признавать те серьезнейшие изменения, которые произошли в системе мироустройства. Когда Россия в 90-х годах была экономически слабой, когда она не могла позволить себе, скажем так, иметь собственной внешней политики, Западу всё нравилось, его всё устраивало. Как только Россия стала серьезным игроком в мировой экономике, на мировой политической арене, когда она четко и внятно сформулировала самостоятельную внешнюю политику великого государства, наша страна стала в глазах США, их союзников главным геополитическим препятствием на пути формирования мироустройства по американским лекалам.

Мы давно наблюдаем попытки Запада ослабить Россию, остановить ее развитие. И ситуация на Украине стала лишь поводом для этого. Вообще, Украина стала разменной монетой в попытках реализации этих планов. Стремление и желание ослабить Россию очевидно, ведь она мешает утверждению модели однополярного мира. То, что произошло на Украине, – это не только кризис устоявшейся системы международных отношений, это ещё и кризис ценностный, кризис моральный. В самом деле, такого цинизма, такого масштаба  применения двойных стандартов мир ещё не видел.

 

2. Мы близко к сердцу принимаем трагедию Украины, которая была и остаётся для нас братской страной. Мы не отождествляем националистов, правых радикалов, которые творят бесчинства с украинским народом. В нашей стране ни на официальном уровне, ни в общественном сознании, ни в публичном поле нет антиукраинских проявлений, антиукраинских настроений, хотя Киевом против России развязана жестокая информационная война, переходящая всякие границы русофобия.

И если в Европе думают, что вспышка правого радикализма имеет место только на Украине, то они ошибаются. Я согласна с недавним заявлением главы Российского государства В.В. Путина о том, что та прививка, которая была сделана в мире после Нюрнбергского процесса, явно ослабла. И это очень опасно: если не остановить реабилитацию, героизацию нацизма, его идеологии, то это может перекинуться и на другие страны.

Вызывает недоумение, что Европа, поддерживая все эти бесчинства в Украине, не только действует в ущерб своим экономическим интересам, но и противоречит собственным ценностям, историческим, культурным традициям.

 

3. Очевидно, что борьба с международным терроризмом, с угрозой распространения лихорадки Эбола, других опасных инфекций, противодействие возрождению нацизма, активизации международного терроризма, незаконному наркотрафику, другим новым вызовам и угрозам, – все это проблемы, которые не могут быть решены одним отдельным государством. Их можно решить, только объединив усилия всего мирового сообщества. Для этого требуются новые форматы, новые механизмы международного сотрудничества.

И мы готовы к шагам в этом направлении, больше того, мы выступаем с такими инициативами на международных площадках. Но такое взаимодействие продуктивно только тогда, когда оно равноправное, когда принимаются во внимание национальные интересы всех государств. Наша страна в этом плане - не исключение.

Мы не только декларируем это, но и практически двигались в направлении расширения сотрудничества с Европейским Союзом во всех областях. Однако это не всех на Западе устраивало.

Я выскажу свою точку зрения: Россия для наших заокеанских партнеров – не конечная цель. Думаю, они не заинтересованы не только в сильной России, но и в мощной, самостоятельной Европе. Собственно говоря, те решения, которые принимаются в рамках  пресловутой евросолидарности, наносят большой ущерб как Евросоюзу в целом, так и отдельным странам,  входящим в его состав.

 

4. Евразийский экономический союз сегодня – это Россия, Белоруссия, Казахстан и присоединяющаяся с 1 января 2015 года Армения. Это 170 миллионов населения, восьмая экономика в мире, самое большое по территории интеграционное объединение. Это  - мощный потенциал минеральных, сырьевых ресурсов. Это также развитое промышленное производство, включающее предприятия  с современной технологической базой, большим научно-техническим потенциалом, квалифицированными кадрами.

Закономерно, что интерес к Евразийскому экономическому союзу, сотрудничеству с ним растёт со стороны стран как ближнего, так и дальнего зарубежья. Есть понимание того, что в глобальной экономике именно такие интеграционные объединения, участие в них -  надежный путь к устойчивому и динамичному экономическому развитию страны, её конкурентоспособности.

Я в ни коей мере не идеализирую ситуацию. Дают себя знать и разный уровень развития экономики, социальной сферы, и различия в национальном законодательстве. Но мы решили отложить на более поздний срок преодоление этих и других проблем. Мы выделили то главное в политике, экономике, других областях, в чём у нас есть единство, и на этой основе намерены строить наше сотрудничество в рамках регионального интеграционного объединения с тем, чтобы последовательно идти к более высоким ступеням интеграции. Несомненно, препятствия на этом пути будут, но главное – есть политическая воля глав государств, отработаны базовые нормативно-правовые документы, согласованы позиции по тем вопросам, по которым пока не выработаны единые подходы. Это делает Евразийский экономический союз вполне жизнеспособным интеграционным объединением. У нас хорошие перспективы.

Речь не идет о попытках восстановить Советский Союз. Идеи создания нового единого государства и в мыслях нет ни у России, ни у других участников ЕАЭС.

Я думаю, что первые несколько лет будут очень непростыми в плане согласования интересов, выстраивания их баланса. По-видимому, России как самому крупному государству придётся взять на себя немалую часть издержек, неминуемых в начале пути. Бесспорно, очень важно оперативно провести синхронизацию правовой базы. Но не менее важно последовательно сближать уровни экономического и социального развития наших стран. Это самая главная гарантия устойчивости таких интеграционных объединений.

 

5. В 90-е годы Россия сделала акцент  на развитие сотрудничества с Европой. Это, в принципе, правильно, так как наша страна – неотъемлемая часть Европы. Мы там сформировались как нация. В то же время мы ослабили внимание к Азии.

В нулевые годы начали этот перекос исправлять. Расширение и углубление сотрудничества со странами Азиатско-Тихоокеанского региона, в первую очередь с Китаем, стало нашим стратегическим приоритетом. Заявления, будто мы совершили такой поворот из-за ухудшения с Европой, не имеют под собой никаких оснований. Россия – такая же органическая часть Азии, как и Европы.

За последние 10–15 лет объемы нашего сотрудничества со странами АТР существенно выросли. Правда, показатели экономического сотрудничества со странами Европы у нас по-прежнему выше. Вместе с тем динамика связей с азиатскими государствами высокая. Только с Китаем наш взаимный товарооборот достигнет к 2015 году 100 млрд. долларов.

Почему на первом плане нашей политики развитие отношений с государствами с АТР? Потому что это - новый центр мировой экономики, очень быстро и динамично развивающийся. Его потенциал огромен. Для нас сотрудничество со странами  Азиатско-Тихоокеанского региона особенно важно, так как от этого в значительной мере зависит то, насколько быстро мы будем продвигаться вперёд в реализации стратегии развития Дальнего Востока и Восточной Сибири. Мы хорошо знаем потенциал этих территорий, связываем с ним ускорение развития нашей страны в целом.

 

6. Это не просто слова, мы уже вышли на всеобъемлющее стратегическое партнерство и взаимодействие с Китаем. Это находит отражение не только в сфере экономики. Позиции России и Китая по многим вопросам внешней политики, международных отношений близки или совпадают. Это очень значимый фактор поддержания стабильности и безопасности во всем мире.

Майский визит Президента России Владимира Владимировича Путина в Китай, подписание в ходе визита более 40 важнейших документов, подняло наше партнёрство на качественно новую ступень. Сам долгосрочный характер и масштабность проектов, которые будут реализовываться Россией и Китаем, говорит о том, что сотрудничество наших стран не подвержено политической конъюнктуре. Это подлинно стратегическое взаимодействие. Это очень позитивный сигнал для российского бизнеса, импульс к дальнейшему наращиванию связей с Китаем. Такое сотрудничество отвечает интересам не только двух стран, но и всего Азиатско-Тихоокеанского региона. 

Версия для печати