УПЦ МП при киевском режиме: перед лицом испытаний

11:09 28.08.2014 Дмитрий Бабич, журналист-международник


Избрание митрополита Черновецкого и Буковинского Онуфрия (Березовского) на пост предстоятеля всей Украинской Православной Церкви Московского Патриархата (УПЦ МП) - единственной признанной всем миром канонической украинской православной церкви и самой большой религиозной организации Украины - избрание это состоялось вопреки сильнейшему давлению на священнослужителей и к явному неудовольствию и самого киевского режима, и могущественных олигархических кланов Украины. Нет сомнения, что давление это будет продолжено и после интронизации нового "блаженнейшего" митрополита. Ведь УПЦ МП, обладая полной финансовой, организационной и политической самостоятельностью, тем не менее по церковным канонам является частью Русской Православной Церкви, а сам митрополит Онуфрий по уставу является членом Священного Синода РПЦ.

ФОРМЫ ДАВЛЕНИЯ

Сам покойный митрополит Владимир большей независимости от Москвы, чем предоставленная УПЦ МП полная финансовая и кадровая самостоятельность, не добивался. Той же политики придерживается и его преемник Онуфрий. Тем не менее уже самого факта членства митрополита Онуфрия в Священном Синоде РПЦ и в целом поддержания канонической связи РПЦ и УПЦ МП достаточно для недовольства  со стороны нового киевского режима к Украинской Православной Церкви Московского Патриархата.  Открытая враждебность к УПЦ   исходит   со стороны поносящих Россию украинских «националистов от православия" (они объединены вокруг так называемой Украинской православной церкви Киевского Патриархата, УПЦ КП, возглавляемой анафематствованным экс-митрополитом Филаретом Денисенко). Ненавидят УПЦ МП и многочисленные националистические организации Украины,  мечтающие  не только о политической, но и о духовной власти над гражданами Украины. Со времен президентства Виктора Ющенко представители ныне властвующих на Украине "проевропейских" националистов взяли курс на захват этой духовной власти через объединение православных церквей Украины в единую "патриотическую" церковь и полный откол этой церкви от России. После такого откола подчинение новой "единой" церкви политическим командам из президентской администрации и Рады стало бы делом техники.

«НЕЛЮБИМАЯ» ЦЕРКОВЬ

В первые дни после победы Майдана были сделаны попытки силовым путем отобрать у Церкви Киево-Печерскую лавру, Почаевскую лавру, церковный собор в Сумской области. Все эти попытки митингового характера, проходившие под лозунгом «наказания сторонников Януковича» были пресечены в основном силами насельников монастырей и прихожан.

Впрочем, связь старой Церкви с Россией стараются свести к минимуму. Еще весной министерство культуры нового режима заявило о "нежелательности" визита на Украину Патриарха РПЦ Кирилла. Таким образом впервые за тысячу лет предстоятелю возникшей как раз в Киеве общей Церкви был закрыт доступ к великой общей купели восточнославянских народов. УПЦ МП, однако, не стала по этому поводу молчать, назвав заявление минкульта вмешательством в дела церкви со стороны государства (эта позиция была выражена УПЦ МП на Всеукраинском совете церквей и религиозных организаций - ВСЦР еще в июне 2014 года).

Многие ожидали стабилизации ситуации с избранием нового президента Украины Петра Порошенко, который формально числится прихожанином УПЦ МП. Но на самом деле положение не улучшилось. Просто стало ясно, что новая власть отказалась от, вероятно, имевшихся первоначально планов решить проблему «наскоком». Тем не менее прослеживается тенденция  на подчинение УПЦ МП интересам нового режима, на принуждение Церкви к разрыву связей с «третьим Римом» (Московской Патриархией, Россией и с «русским миром» в целом). По методам и итогам это принуждение напоминает действия французских революционеров 1789-1792 гг., заставлявших французских католических священников отказываться от связей с Римом, отвергать папские энциклики и всех себя посвятить «службе нации», приняв республиканскую присягу. И для Франции, и для ее церкви кончился этот насильственный разрыв плохо. (После наполеоновских войн и в оставшиеся десятилетия девятнадцатого века Франция никогда больше не играла той роли нации-эталона, которая была свойственна ей в веке восемнадцатом, до разрыва с Римом.)

БОРЬБА НА ИНФОРМАЦИОННОМ ФРОНТЕ

Перед выборами против УПЦ МП была развернута настоящая информационная война в СМИ, по поводу которой Онуфрий, исполнявший на момент появления порочащих Церковь материалов обязанности Местоблюстителя Киевской митрополичьей кафедры, был вынужден сделать отдельное заявление.

http://www.eparhia.com.ua/2014/08/%D0%B7%D0%B0%D1%8F%D0%B2%D0%B0-%D1%89%D0%BE%D0%B4%D0%BE-%D0%B2%D0%B8%D1%81%D0%B2%D1%96%D1%82%D0%BB%D0%B5%D0%BD%D0%BD%D1%8F-%D0%B2%D0%BD%D1%83%D1%82%D1%80%D1%96%D1%88%D0%BD%D1%8C%D0%BE%D0%B3%D0%BE/

В заявлении митрополита Онуфрия отмечается, что телеканал «1+1» «полностью искажает позицию нашей Церкви относительно украинской государственности», а также «распространяет откровенную неправду о нескольких епископах нашей Церкви». Человек, знакомый со сдержанной стилистикой заявлений православных иерархов (как люди, прошедшие испытание жизнью в условиях атеистического государства, они знают цену неосторожного слова) отметит  тон заявления Местоблюстителя, «вынужденного признать, что осознанная дискредитация Украинской Православной Церкви стала частью редакционной политики телеканала «1+1».

После избрания Онуфрия собором епископов УПЦ МП, собор принял  заявление, в котором   выразил свою «обеспокоенность тем, что в зоне боевых действий регулярно фиксируются факты насилия в отношении церковных служителей». 

http://news.church.ua/2014/08/14/postanova-soboru-jepiskopiv-ukrajinskoji-pravoslavnoji-cerkvi-pro-vnutrishnje-zhittya-ukrajinskoji-pravoslavnoji-cerkvi/

В  насилии по отношению к священникам УПЦ МП были замечены  части украинской армии и особенно союзных ей «добровольческих» батальонов. Участники собора заявили,  что насилие по отношению к священникам «несет угрозу нарушения межконфессионального и межрелигиозного мира на Украине». (Присутствие около входа в Киево-Печерскую лавру, где проходило заседание собора, «протестующих» с лозунгом «Геть московского попа» наглядно свидетельствовало о том, откуда на самом деле исходит угроза межконфессиональному миру.)

Очень важно, что в отличие от УПЦ КП настоящая Православная Церковь Украины не стала благословлять применение оружие против ополченцев и населения юго-восточных областей страны. Напротив, священники сочли необходимым «усилить работу по сбору гуманитарной помощи мирным жителям, военнослужащим и пострадавшим в Донецкой и Луганской областях». Церковь также призывается «активно включиться в социальную работу, направленную на создание достойных условий жизни для вынужденных переселенцев».

УПЦ ПРИ ОККУПАЦИИ: СТРАШНЫЕ ПАРАЛЛЕЛИ С СОВРЕМЕННОСТЬЮ   

Одна из причин, почему требование «отречения от Москвы» воспринимается так болезненно,- воспоминания о годах Великой Отечественной войны, когда немецкие оккупационные власти проводили в отношении православия на Украине фактически ту же политику, что и нынешний киевский режим. Эта политика, как отмечает в своем солидном историческом исследовании Михаила Шкаровского «Русская церковь и третий рейх» (М., издательство «Вече», 2010), включала все те же магистральные направления:

  1. Разрыв связей украинской православной церкви с Москвой и Россией.
  2. Попытка слить все православные церкви Украины под лояльным «европейским» завоевателям и их местным колаборационистам.
  3. Опора на украинских этнических националистов во всем – от кадровой церковной политики до языка, вплоть до попытки перевода на украинскую «мову» обычно совершаемых на церковнославянском языке богослужений.
  4. Прямое давление на священников, включая физическую расправу,  – особенно в части недопущения патриотической «общеславянской» риторики (в сороковые годы это делалось под видом борьбы с большевизмом, сегодня – с концепцией «русского мира»).

Тут стоит, например, процитировать докладную записку Министерства по восточным территориям (Reichsministerium Ost) «Положение на Украине» от 20 октября 1942 года: «Принимая во внимание ход войны, германские оккупационные власти имеют достаточно оснований требовать абсолютной самостоятельности украинской церковной иерархии от Московского Патриархата и осуществления объединения всего православного церковного управления под одним руководством». (Цитируется по Михаил Шкаровский «Русская церковь и третий рейх» (М., издательство «Вече», 2010, стр.181).

Стоит отметить, что даже и антибольшевистские иерархи Православной Церкви Московского Патриархата, возглавившие в годы войны православную жизнь на оккупированных территориях, не пошли на выполнение этих требований. Когда у Русской Православной Церкви вновь появился свой Патриарх – избранный в 1943 году Сергий (Страгородский) – они тотчас же стали поминать его во время служб в своих храмах.

Именно за эту верность православному долгу, за отказ прекратить поминовение имени Патриарха и были убиты в сороковые годы два главных экзарха РПЦ на оккупированных территориях – экзарх Прибалтики Сергий (Воскресенский) и экзарх Украины Алексий (Громадский). Сегодня обстоятельства их гибели более или менее ясны: Сергия расстреляли вместе со спутниками в машине русские сотрудники гестапо, свалившие убийство на советских партизан, а Алексия вполне открыто расстреляли бандеровцы.

Думается, через великие испытания придется пройти и УПЦ МП – теперь уже под руководством Блаженнейшего Митрополита Онуфрия.  

Ключевые слова: Украина РПЦ

Версия для печати