Мировой порядок и право сильного. Или – давайте будем честными

15:38 07.08.2014 Михаил Куракин, журналист-международник


Глава НАТО Андерс Фог Расмунсен уже не в первый раз обвиняет Россию в нарушении международных обязательств. По мнению Генсека Москва бросила вызов «международному порядку, основанному на правилах», имея в виду мировой порядок, сложившийся после холодной войны. Ему вторит президент США Обама, заявляя, что «президент Путин решает проблемы в стиле 19-20 веков». Все эти заявления вызваны потерей Крыма и гражданской войной на Украине. Нужно признать, что у России не во всем идеальная позиция в том, что касается Украины. Но самое главное, что также необходимо признать, Украина – лишь последняя капля, переполнившая чашу терпения России во всем, что касается «международного порядка», установленного Западом во второй половине 20 века. Но давайте по порядку.

Во многом для понимания меняющейся картины мира показательна статья «Прости, Америка, новый мировой порядок кончился» (журнал Foreign Policy) известного профессора права Чикагского университета Эрика Познера. Он откровенно сетует, что период глобальной гегемонии США, начавшийся в 1991 году, рассыпался за последнее десятилетие. «Многие американские интеллектуалы – пишет он - были уверены, что установленный миропорядок означал само собой разумеющееся согласие иностранных элит с такой превосходящей все остальные системой организации мира, но на деле это была просто покорность перед лицом сверхдержавы. Теперь этой сверхдержавы нет, нет и норм, которые она продвигала». Что же входило в этот « американский миропорядок» в его понимании?

Первое, это система международных судов, созданная победителями после Второй мировой войны. Главным из них стал Международный суд ООН. И что же? Эрик Познер пишет: «…хотя эти организации и помогли в решении торговых споров, сегодня ясно, что более широкие цели этих международных судов — мирным образом разрешать конфликты, которые иначе могли бы привести к войне — не были достигнуты. Суд ООН разрешил несколько незначительных пограничных конфликтов, но в тех случаях, когда на кону были интересы серьезных стран, его всякий раз избегали. Когда, например, в конфликте США и Никарагуа 1986 года суд принял сторону Никарагуа, США просто проигнорировали это решение и вышли из-под юрисдикции суда».

Пренебрежение к международным договорам выразилось и в одностороннем выходе США из договора по ПРО в 2001 году. Но это другая история.

Вторым исчезающим основанием уходящего миропорядка автор называет признание и параллельное несоблюдение прав человека. «… права человека тоже потерпели поражение. Стало очевидным, что многие страны просто не обращают внимания на свои обещания их соблюдать» - пишет он. Россия вместе со странами Африки и Китаем – конечно, как полагает автор,- в нарушителях. Но делает объективистское признание: «Дух этих соглашений нарушили даже страны Запада, когда приняли жесткие меры против Аль-Каиды после терактов 11 сентября». Только ли тогда?

А вот про роль главной международной организации. По мнению профессора Познера: «… ООН эффективно работала только в 1990е, когда остальные члены Совета боялись США (sic!)… Но сегодня Совбез так же бессилен, как во времена Холодной войны, а Запад из-за ослабления США больше не может игнорировать мнение России, Китая и всего мира, как это было в 1999 году во время интервенции в Косово, или как это сделали Америка и её союзники в 2003 году во время вторжения в Ирак».

Далее про международные трибуналы и их роль в воспитании непокорных руководителей отдельных государств, про ВТО и отказ многих стран выполнять невыгодные им решения арбитражных комиссий.

И наконец, следует главный вывод: «Другими словами, либеральный миропорядок, сложившийся после распада СССР, держался на фикции: на идее о том, что все нации равны и должны играть по одинаковым правилам, потому что все они отражают универсальные человеческие ценности. Разумеется, на самом деле эти правила были чисто западными правилами, и их в значительной степени навязывали Соединённые Штаты, которым не была равна ни одна страна. Сегодня эта фикция рассыпалась, и мир выглядит почти так, как выглядел в 19 веке. Есть небольшая группа «великих держав», способных договориться и признающих друг за другом примерное равенство. Маленькие страны могут выжить, только превратившись в государства-сателлиты великих держав. Великие державы борются друг с другом за такие вассальные государства, но в остальном стараются обеспечить стабильность, поддерживая свободную торговлю и другие формы сотрудничества. Главная задача таких держав — предотвратить превращение борьбы за государства-сателлиты в полноценную войну. В конце 19 века в числе великих держав были Россия, Британия, Франция, Италия, Япония и США. Сегодня это США, Китай, Россия и Европа».

Вот так. Не больше и не меньше. Мы - за мир, но у «великих держав» есть право превращать слабых в « государства-сателлиты». Право сильного никто не отменял.

В этом пассаже умиляет восхитительная откровенность и тоска по уходящему «миропорядку».

Да, Россия не выдержала постоянных грубых наездов на свои интересы и попыток вернуть ее в русло беспрекословного послушания. Но если рассуждать объективно (кому это надо!), мир подошел к опасной черте, когда старый миропорядок, основанный на «праве сильного», больше не устраивает многие страны. Это опасная черта, к которой привела мир не Россия, а западная «когорта сильных» и ее действия в бывшей Югославии, Ираке, Ливии, Афганистане… На международной арене появились новые игроки, которые больше не готовы играть по чужим правилам. Поэтому мир будет меняться и правила, похоже, будут другие. Надеюсь – основанные не на праве сильного. Но это пока мечты. Реальность иная.

А Украина… Да, это тяжелый, но лишь эпизод истории. Бог даст, все образуется, и не будут воевать братья–славяне. А проблема все таки в другом, смотри выше.

Ключевые слова: ООН Украина Международный суд

Версия для печати