Эксклюзивное интервью Посла России в Великобритании А.В.Яковенко журналу «Международная жизнь»

14:51 25.07.2014


«Международная жизнь»: Как бы Вы расценили состояние и перспективы развития российско-британских торгово-экономических отношений в свете нынешних политических осложнений, вызванных разногласиями по ряду актуальных международных проблем и кризисных ситуаций? На что можно надеяться?

А.В.Яковенко: Торгово-экономические связи служат одной из опор всего комплекса наших отношений, обеспечивая их устойчивость к воздействию внутри- и внешнеполитической конъюнктуры. Например, в прошлом году наш товарооборот вырос на 6% до 21 млрд. долл., объем прямых британских инвестиций – на 15% до 14 млрд. долл., а накопленных – 26 млрд. долл.

Разумеется, наши политические разногласия с Лондоном, в т.ч. относительно путей урегулирования украинского кризиса, оказывают определенное влияние и на экономические связи. Так, явно по политическим соображениям англичане решили отказаться от участия (в мае-июне) в очередном заседании двустороннего Энергетического диалога на уровне членов правительств (А.В.Дворкович – министр энергетики Э.Дейви). Пока не определились они и насчет проведения в этом году встречи в рамках Межправкомиссии по торговле и инвестициям (И.И.Шувалом-Дж.Осборн).

Вместе с тем, по линии деловых кругов взаимовыгодное сотрудничество продолжается. Это касается в т.ч. и таких крупных мировых энергетических компаний, как «Роснефть», «Газпром», «Би-Пи», «Шелл» и др. Поддерживаются конструктивные связи и между ведущими финансовыми институтами, в т.ч. в рамках проекта создания Международного финансового центра в Москве. Буквально две недели назад в Москве успешно прошло очередное заседание соответствующей Рабочей группы (во главе с А.С.Волошиным) с участием представителей московского и лондонского Сити.

Хотел бы отметить позитивную роль в укреплении прямых деловых контактов Российско-британской торгово-промышленной палаты, под эгидой которой регулярно проходят тематические бизнес-конференции и семинары, причем как в России, так и в Великобритании.

Обратили внимание на недавний доклад британских властей (Британская Служба торговли и инвестиций – БСТИ) по российско-британским экономическим связям, в котором отмечается, в частности, что экспорт в Россию осуществляют сегодня ок. 5800 компаний, 600 из которых работают в нашей стране. В числе приоритетных для англичан областей фигурируют энергетика, финансовые услуги, биотехнологии, фармацевтика и телекоммуникации. БСТИ обновила также рекомендации здешним деловым кругам относительно ведения бизнеса в России и с российскими партнерами, суть которых заключается в том, что принятие соответствующих окончательных решений остается за британскими компаниями.

Рассчитываем, что деловые круги Великобритании будут продолжать придерживаться в данном вопросе конструктивных и прагматичных подходов. Политическая конъюнктура приходит и уходит, а экономические интересы остаются.

«Международная жизнь»: Наверное, аналогичную роль стабилизатора в наших отношениях играют и культурные связи, особенно ввиду объявленного Перекрестного года культуры между нашими странами?

А.В.Яковенко: Вы совершенно правы. Какие бы перипетии не переживали наши двусторонние отношения, культурные связи постоянно развивались, что объясняется в том числе мировым значением английской и русских культур, а также ролью Москвы и Лондона, Санкт-Петербурга как одних из ведущих культурных столиц Европы и мира. Признанием важности этого направления наших отношений стало проведение в этом году Перекрестного Года культуры. Целый ряд крупных мероприятий уже состоялся в России и в Великобритании. В числе тех, которые предстоят до конца этого года я бы назвал гастроли Мариинского балета в конце июля-августе, проведение в ноябре в Музее науки в Лондоне уникальной российской выставки «Космонавты».

«Международная жизнь»: В свете нынешней трагической ситуации на юго-востоке Украины многие проводят параллели с предстоящим в сентябре этого года референдумом в Шотландии. В чем, на Ваш взгляд, смысл этих аналогий?

А.В.Яковенко: На мой взгляд, общее состоит в том, что и в том и в другом случае имеются серьезные настроения значительной части населения в пользу большей автономии. На этом параллели кончаются. В случае с Шотландией британские власти не могли поступить иначе, как дать согласие на проведение такого референдума, раз вопрос поставлен законно избранным шотландским правительством. Тем более что Великобритания была образована в 1607 году в результате унии между Англией (и Уэльсом) и Шотландией. В то время это не привело к созданию федеративного государства, но с 90-х гг. прошлого века в стране развивается процесс деволюции, то есть передачи части полномочий центральной власти на уровень регионов, включая Уэльс и Шотландию. Самоуправление со своими особенностями развивалось и в Северной Ирландии. Здесь исходят из примата народного волеизъявления. Предреферендумная кампания проводится в цивилизованных рамках, имеющих целью обеспечить свободные и аргументированные дебаты сторон. Соответственно, никому не приходит в голову взяться за оружие или удерживать Шотландию силой в составе Соединенного Королевства.

Совершенно иная ситуация на Украине, которую многие зарубежные эксперты, включая британских, называют «разделенной страной», для которой было бы естественным федеральное устройство. Трудно понять, почему нынешняя украинская власть предает анафеме саму идею федерализации, одновременно утверждая о важности децентрализации, признаков которой пока не просматривается. Юго-восточные регионы взялись за оружие именно потому, что Киев отказывается вести с ними переговоры об их автономии, в рамках которой обеспечивались бы права меньшинств, включая языковые. Тем, кто встал на защиту своих прав с оружием в руках, приклеивается ярлык «террористов», с которыми, понятное дело, вести переговоры нельзя. Логика подавления неизбежно ведет к гибели мирного населения и массовым разрушениям, серьезным нарушениям международного гуманитарного права. К сожалению, до сих пор наши западные партнеры, которые сделали выбор в пользу безоговорочной поддержки действий украинской власти, хотя и признают, надо сказать, ее неполную легитимность, так и не могут нам объяснить, в чем проблема с федерализацией. Это особенно странно, если учесть, что большинство государств мира, в том числе в Европе и Северной Америке, являются федеративными государствами. К примеру, к числу таковых относятся США, Российская Федерация и Германия. Что касается Великобритании, то, как я сказал, там происходит – в отсутствие писаной конституции – так называемая «ползучая» федерализация в форме деволюции. Британское правительство уже заявило, что в случае, если сторонники независимости проиграют референдум, компетенция Шотландии будет значительно расширена. 

Ключевые слова: Россия Великобритания

Версия для печати