Экономику пишем, политика в уме

22:12 21.07.2014 Вадим Бондарь, аналитик, журналист


На прошлой неделе в бразильском городе Форталеза прошел VI саммит стран БРИКС, с участием лидеров всех стран-участниц группы: Бразилии, России, Индии, Китая и ЮАР. Глубокий и всесторонний анализ данного события, а также последствий достигнутых на встрече соглашений и предварительных договоренностей был некоторым образом скомкан трагедией с малазийским Боингом. Но, так или иначе, к этому анализу вернуться придется, поскольку форталезский саммит далеко не рядовое, и отдельно взятое мероприятие. Это важный этап в борьбе против всесторонней гегемонии Западного проекта, установившего, защищающего и продвигающего для себя режим наибольшего политико-экономического благоприятствования в мире. Этот режим, в том числе и при помощи так называемых международных институтов (МВФ, Всемирный банк, и т.д.), консервирует вечно развивающееся и отстало-несостоятельное положение всех остальных государств. Вовлекая их при помощи глобализации в проект в качестве ресурса обеспечивающего всевозможный комфорт и удовлетворение амбиций его ключевых игроков и основных выгодополучателей. Путем естественного поступательного развития в рамках существующей мировой финансовой и политико-экономической архитектуры, динамично движущимся вперед странам, не объединив усилия и не консолидировав необходимые ресурсы, практически невозможно ничего изменить. Возьмем хотя бы ситуацию с Международным валютным фондом. На сегодняшний день в него входят 188 государств. При этом США обладают в фонде 16,75% голосов, а на четыре наиболее развитых государства (США, Великобритания, Германия и Япония) приходится более 33%. В это же самое время на долю Китая приходится 3,8% голосов, на долю России - 2,39%, Индии - 2,34%, Бразилии - 1,72%. Данный расклад позволяет странам G7 во главе со своим лидером и главным гегемоном всего Западного проекта, Соединенными Штатами Америки, провести через МВФ практически любое устраивающее их решение. Попытки изменить положение даже в одном этом фонде, ни к чему не привели. Увеличенные взносы от ведущих развивающихся стран, реально лидирующих в мире не только по темпам роста экономики, международных резервов, но и другим показателям, добросовестно принимаются, но обещанных дополнительных прав вкладчикам фонда не предоставляется. Причем дело тянется уже с 2010 года. Еще более яркий пример использования существующей финансово-экономической архитектуры, теперь уже не только в качестве орудия защиты собственных интересов и обеспечения режима наибольшего благоприятствования, но и наказания неугодных, демонстрирует политика санкций Европейского банка реконструкции и развития в отношении нашей страны. ЕБРР был учрежден в 1991 году для поддержки рыночной экономики, содействия прогрессу, и развитию в 34 странах от Центральной Европы, до Азии. Россия, как правопреемница СССР является членом банка с момента его основания. Одним из крупнейших его акционеров и получателей финансирования. Но вот Западный проект столкнулся на Украине с непрогнозировавшимися трудностями и жесткой позицией России по отношению к ничем не прикрытой политике гегемонизма, игнорирования международного права и двойных стандартов. Тут же в ход пошли все имеющиеся в наличии инструменты. В том числе формально международные, и формально созданные в чисто экономических целях. На ежегодном собрании ЕБРР, состоявшемся в Варшаве в мае, представители США, Канады и других членов Большой семерки начали оказывать на банк откровенное давление с целью сворачивания сотрудничества с Россией, и проведения в жизнь их санкционной политики в отношении Москвы. Представитель правительства Канады в частности заявил, что «пока Россия продолжает незаконно оккупировать Украину, бизнес не может вестись как обычно». Почему же он может, как обычно вестись со странами, откровенно помогающими сирийским боевикам самых радикальных организаций и наемникам, обучающими их, и не преследующими своих граждан участвующих в этой международной агрессии, никто из представителей G7, не объяснил. Это явный прецедент, который может быть повторен в рамках какой угодно международной организации находящейся под протекторатом Западного проекта, и в отношении какой угодно страны. Но это далеко не все. В своей недавней речи в Вест-Поинте Обама напрямую грозил не только России, но и Китаю применением вооруженной силы, если США посчитают, что с их стороны имеет место акт территориальной агрессии. «Если не обуздывать региональную агрессию - будь то на юге Украины, в Южно-Китайском море или где бы то ни было, - это, в конечном итоге, заденет наших союзников и может потребовать вмешательства наших военных. Мы не имеем права закрывать глаза на происходящее за рубежом», - сказал американский президент. Смысловое объединение России и Китая в речи президента было не случайным. Наши страны роднит гораздо больше, чем, кажется на первый взгляд. Например, в свой первый зарубежный визит Си Цзиньпин отправился именно в Россию, а так часто, как с Владимиром Путиным, он не встречался ни с каким другим мировым лидером. Вот и на прошлой неделе, прибыв на саммит БРИКС, российский президент первым делом встретился с Председателем КНР. Именно поэтому по отношению к обеим нашим странам США проводят политику сдерживания, и «демократического проникновения». В этой же «траектории» в последнее время оказалась и Индия. Ее новому и сегодня очень популярному в стране лидеру Нарендре Моди на западе, и в особенности США, давно приклеили ярлык националиста. А декларируемое желание утвердить за Индией статус великой державы с глобальными амбициями вызывает вполне предсказуемую, негативную реакцию. Ведь развивающиеся страны не могут переходить в «высшую касту» государств, да еще по собственному желанию. Как лидер этой «высшей» касты ведет себя по отношению к другим государствам, в применении к Индии видно на примере ареста и возмутительного обращения в США с заместителем генконсула в Нью-Йорке, Девьяни Хобрагаде.

В итоге, принятые на саммите БРИКС решения стали закономерной и рациональной реакцией на чрезмерность внешних воздействий, диспропорции мировой экономики и нарастающий гегемонизм в мировой политике. В первую очередь это решение о создании Банка развития БРИКС, который будет реализовывать проекты, прежде всего на территории стран-участников соглашения. При этом акцент будет сделан на тех проектах, которые как раз не получали помощи от международных фондов. Лидеры БРИКС также пришли к соглашению по взносам в пул валютных резервов в размере 100 миллиардов долларов. Итогом создания этого пула с проекцией на дальнейшее увеличение, станет резкий рост устойчивости и роли валют данных государств. В особенности юаня (Китай внесет в пул 41 миллиард долларов). Претерпят качественные изменения и торговые отношения между ними. В перспективе страны БРИКС смогут использовать данные инструменты для помощи и поддержки других государств. Все вместе будет способствовать разрушению проводимого через подконтрольные Западному проекту международные институты режима сдерживания и консервации развития других государств. Поиску новых путей эволюции мирового хозяйства и мировой экономики, по возможности свободных от диктатуры глобализации, осуществляемой по сценарию США и их главных союзников. Процессу постепенного «выхода из доллара». Нужен именно процесс выхода, а не одномоментный слом долларовой системы, поскольку, не построив новый дом, и не собрав вещи для переезда, старый дом ломают только, мягко говоря, недалекие люди. Строительство многополярной валютной системы и налаживание работы ее финансовых потоков, создание совместных энергетических резервов, усилия направленные на преодоление доминирования и контроля стран Западного проекта в ряде стратегических отраслей мировой экономики, в том числе в области высоких технологий, - важнейшие задачи, стоящие перед странами БРИКС в перспективе. Не осталась без внимания и политическая тематика. Принятая лидерами всех пяти стран Форталезская декларация обозначила отношение стран БРИКС к множеству международных сюжетов. Что интересно, никаких сложных споров или компромиссов тут не наблюдалось. В отличие от внутриевропейской грызни по каждому поводу и вассального низкопоклонства перед  Вашингтоном его союзников.  

Дальше предстоит российское председательство в БРИКС и следующий саммит в Уфе в 2015-м году. Там же состоится и саммит ШОС. По-видимому, в итоге их как-то совместят. Одно это уже является серьезной заявкой на расширение не только экономической, но и политической повестки дня. Ведь наши западные «партнеры» не унимаются в своих деструктивных усилиях по всему миру. Так что экономику пишем, политика в уме.

Ключевые слова: Россия БРИКС G7

Версия для печати