Украинская журналистика под прессом цензуры

13:59 10.06.2014 Владислав Гулевич, эксперт журнала «Международная жизнь»


Введение украинским правительством механизмов цензуры в отношении печатных, электронных и аудиовизуальных СМИ привело к насильственной унификации информационной сферы, причем не только ее государственного, но и частного сектора.  Вести независимую журналистскую деятельность на Украине стало опасно. Независимая журналистика, как жанр, умерла, а независимые журналисты превратились в преследуемых изгоев. Это способствуют дегуманизации журналистской профессии, как таковой, утратой многими ее представителями, вынужденно подчиняющимися давлению цензурного аппарата, чувства журналистской этики и гражданской ответственности.   

Подобные «достижения» не были бы возможны, если бы под них не была подведена соответствующая законодательная база в виде т.н. Плана координации информационной деятельности и защиты информационной безопасности, утвержденного Госкомтелерадио Украины (1). Нацеленность этого плана очевидна из его положений, предусматривающих, среди прочего, строгий мониторинг высказываний в прессе на предмет их соответствия политическим предпочтениям нелегитимного украинского правительства (эта обязанность возложена на профильные подразделения областных государственных администраций, которым рекомендуется трудиться над этим в тесном контакте с правоохранительными органами).  

Объектом нездорового внимания Госкомтелерадио становятся общие для всего постсоветского пространства памятные даты. Государственным телерадиокомпаниям Украины рекомендовано освещать День Победы и традицию его празднования, руководствуясь методическими материалами, предоставленными Украинским институтом национальной памяти – учреждением, занимающимся не исторической наукой, а возведением искаженных версий украинской истории в идеологическую догму. В частности, настоятельно рекомендуется лишить День Победы его «советского формата», что не может не вызывать недоумения, поскольку победа над фашизмом была достигнута благодаря самопожертвованию народов Советского Союза (2).

Не обходиться без неуклюжих попыток прикрыть действительный  смысл подобных рекомендаций стремлением сосредоточиться больше на социальном обеспечении ветеранов Великой Отечественной, чем на проведении военных парадов. Тем более нет речи об организации праздничных мероприятий совместно с коллегами из России, Белоруссии и других республик СНГ.  В целом же, факт сотрудничества Госкомтелерадио Украины с такой одиозной структурой, как Украинский институт национальной памяти, неоднократно замеченной в попытках восхваления украинских коллаборационистов времен Второй мировой войны и идеологии украинского национализма, не может не вызывать тревоги, поскольку позволяет сделать вывод о превращении украинских информационных ресурсов в пропагандистский придаток киевских властей. В таких условиях удушение независимой журналистики под прессом цензуры, действительно, необходимое условие обеспечения пропагандистского эффекта. 

Не внушает оптимизма болезненная реакция на критику подобных мер из уст украинского чиновничества, ответственного за принятие выше указанных распоряжений. Показательный пример -  статья «Планы Украины по защите информбезопасности заставили обеспокоиться российскую пропаганду», опубликованная агентством «Укрінформ» (3). После ее прочтения становится очевидным, что поиском компромисса  с журналистской средой и их аудиторией заниматься никто не намерен. Единственной тактикой избрана тактика подавления инакомыслия с дальнейшими голословными обвинениями российской стороны в намерениях подорвать информационный суверенитет Украины. И рефреном к этому прозвучало заявление Госкомтелерадио Украины о приостановке действия Соглашения с Российской Федерацией в связи «с системными и дерзкими нарушениями со стороны России договоренностей между Кабинетом министров Украины и правительством Российской Федерации о сотрудничестве в сфере информации» (4). Инициатором данного шага выступил Госкомтелерадио Украины.

Есть веские основания полагать, что введение блокады на российские информационные продукты являлось первоочередной целью, которой были принесены в жертву и законы журналистской этики, и интересы украинской аудитории, оказавшейся в информационном гетто не по собственной вине.

 

1) «Держкомтелерадіо України розробив план координації інформаційної діяльності та захисту інформаційної безпеки» (http://comin.kmu.gov.ua/control/uk/publish/article?art_id=112169&cat_id=109884)

2) «Українські історики радять відійти від радянського формату святкування Дня Перемоги» (http://comin.kmu.gov.ua/control/uk/publish/article?art_id=112428&cat_id=79823)

3) «Планы Украины по защите информбезопасности заставили обеспокоиться российскую пропаганду» (http://www.ukrinform.ua/rus/news/plani_ukraini_po_zashchite_informbezopasnosti_zastavili_obespokoitsya_rossiyskuyu_propagandu_1628528)

4) «Держкомтелерадіо України ініціює припинення інформаційної Угоди з Російською Федерацією» (http://comin.kmu.gov.ua/control/uk/publish/article?art_id=112416&cat_id=109884)

Версия для печати