Русофобия – это антипольская политика

20:24 31.05.2014 Дмитрий Бабич, журналист-международник


3-4 июня Польшу посетит американский президент Барак Обама. Формально саммит будет посвящен 25-й годовщине проведения в Польше первых выборов не под контролем компартии. Но, конечно, не отдавать дань славному прошлому едет в Варшаву Обама. Если бы его и американскую элиту в целом волновало или хотя бы интересовало прошлое, наверняка со стороны США последовали бы хоть какие-то возмущенные комментарии по поводу недавнего позора на похоронах последнего лидера Польской Народной Республики (ПНР) Войцеха Ярузельского - он умер почти накануне визита Обамы. Останки человека, которому Польша больше всего обязана за проведение тех демократических выборов в 1989 году, проводили в последний путь свистом и гадкими плакатами польские аналоги украинских националистов – сторонники партии "Закон и справедливость", в 2005-2007 доведшей отношения между Польшей и Россией до почти полного коллапса. Увы, обвинений в адрес покойного генерала и президента в эти дни в американской прессе было куда больше, чем осаживаний в адрес польских и украинских радикал-националистов, с которыми Вашингтон нынче предпочитает солидаризироваться.

СПЛОТИТЬ РЯДЫ – ПРОТИВ РОССИИ

Нет, не ради прошлого едет Обама в Варшаву. Скорее всего, мы станем свидетелями еще одного призыва "сплотить ряды" приехавших на торжества лидеров стран Центральной и Восточной Европы (ЦВЕ) в деле "сдерживания" России. Вместе с лидерами стран ЦВЕ Обама опять будет говорить о крымской "агрессии" и "аннексии", о "непредсказуемости" России и необходимости ее изоляции. Лучшей площадки, чем Польша, для подобных заявлений на данный момент не найти.

В преддверии визита Обамы польские лидеры выдали лишь на первый взгляд противоречивую гамму антироссийских заявлений, просьб и идей. Премьер Дональд Туск высказал пожелание получить на территории страны две натовские бригады по 5 тысяч человек живой силы в каждой, а также сформулировал идею создания "европейского энергетического сообщества", которое бы позволило ЕС полностью отказаться от поставок энергии из России. Правда, одновременно с энергичным нажатием на педаль газа все тот же премьер Туск ударил и по тормозам. Вы подумайте только: оказывается, по его мнению, "Польша не должна участвовать в антироссийском крестовом походе". Охарактеризовав собственную политику в отношении России и Украины как "рациональную" (интересно, в чем же была разумность польской поддержки Майдана: разрушив единую Украину, "украинская революция" уже приносит множество головных болей всему миру, и не в последнюю очередь Варшаве), премьер добавил: "Польша – пока я буду входить в круг лиц, принимающих решения – не  будет страной, реализующей агрессивную антироссийскую концепцию".

ТАК КОГДА ОНИ ЛГАЛИ?

Интересно, а какую еще концепцию Польша реализует последние годы? И как можно быть не в авангарде антироссийской политики, размещая у себя крупнейший контингент НАТО к востоку от былой разграничительной линии между этой организацией и почившей в бозе просоветской Организацией Варшавского Договора? Впрочем, противоречия и оксюмороны в заявлениях польских политиков на российскую тему давно уже не смущают опытных наблюдателей.

В принципе стратегию премьера Туска и президента Коморовского в отношении возникшего не без их участия на Украине конфликта можно определить такой формулой: "Что бы ни случилось на Украине, в этом виноват Путин. Польша при этом и активно участвует в событиях на Украине, и отвергает обвинения во вмешательстве в политическую жизнь не на своей территории. Заодно Польша еще и выбивает фонды и средства из США и ЕС – для защиты себя от последствий призванной в свое время укрепить европейскую безопасность майдановской революции".

Для реализации этой стратегии и сами польские лидеры, и союзная им польская пресса местного «мейнстрима" готовы пойти на любую ложь и на любые несуразности в собственных выступлениях. Реализуется стратегия недобросовестных "паблик рилейшнз": стереотипы населения надо не рассеивать, а усиливать, одновременно давая этому населению максимум не подлежащих проверке обещаний и демонизируя оппонента.

Вот и получаются несуразности. 15 лет назад, вступая в НАТО, Польша вместе со всем Западом уверяла Россию, что никакой опасности это расширение Москве не несет: происходит, мол, расширение "зоны процветания и стабильности" на восток для блага самой России. Теперь же, вслед за британским министром Уильямом Хейгом, польские лидеры всячески подчеркивают необходимость для России устрашиться НАТО, подчеркивая явно антироссийский характер последних перемещений натовских войск: и размещение дополнительного десятка американских истребителей F-16 в местечке Ласк на территории Польши, и недавние маневры подразделений НАТО в Польше и Прибалтике. Возникает вопрос: так когда польские лидеры лгали – все эти 15 лет или последние несколько месяцев? И это лишь одна из несуразностей сегодняшней польской политики в отношении России.

И БОИТСЯ, И БОРЕТСЯ?

С одной стороны, и эмоциональная польская пресса (за редкими исключениями), и власти во главе с Коморовским и Туском приписывают Путину планы "развития крымского успеха". Чуть ли не общим местом стало подозрение России в намерениях после Крыма "вернуть" себе не только другие территории юго-востока Украины, но и Приднестровье. Самые ретивые польские "кассандры" вслед за заокеанским соотечественником Збигневом Бжезинским высказывают опасения даже по поводу якобы возможного нападения России на Польшу. Но это - для внешней аудитории, в первую очередь для самих Украины, Молдавии, стран Балтии. Для своих же (то есть для польской и американской элиты) больше звучит и тема "ошибки Путина", которую, мол, надо срочно использовать. Смысл этой темы следующий: российский президент дал себя втянуть в реальную конфронтацию с НАТО, и теперь мы, поляки, должны эту ошибку использовать для увеличения своего влияния в НАТО, укрепления своей обороны, усиления "связки" с Украиной в процессе интеграции последней в ЕС и т.д.

Бжезинский в интервью американскому СМИ American Interest предложил США оказать украинцам ( так он называет киевскую хунту) военную помощь в случае, если Украина будет реально воевать с Россией – как Финляндия в 1939-1940 гг. Сравнение безумное, но в денежном плане расчет вполне трезвый: как организованная Бжезинским в 1979-1980 гг. военная помощь афганским моджахедам шла через Пакистан, так теперь в случае посылки оружия Украине оно пойдет через Польшу – с соответствующим «наваром».   

СТРАХИ – ОБМАН – ДЕНЬГИ

Оговоримся сразу: к реальной безопасности Польши вся эта воинственная риторика не имеет отношения. Страх перед вторжением России в польской элите носит имитационный характер. Иначе польские расходы на оборону не держались бы по-прежнему на отметке ниже 2 процентов ВВП – к вящему неудовольствию администрации Обамы.

Так что при активном использовании антироссийской риторики речь идет об обмане – об эксплуатации страхов и исторических стереотипов части польского населения.  Получается этакий архаичный политический театр с устаревшим слоганом "Бий москАля!" Зритель у этого театра не только отечественный, но и зарубежный: с конца девяностых годов Польша позиционировала себя как самого надежного союзника США внутри ЕС, некоторые наблюдатели даже называли ее "американским троянским конем внутри Евросоюза". И обоснование у этих особых отношений было антироссийское: Варшава и Вашингтон, мол, единственные понимают опасность «российской угрозы» (выражение бывшего премьера и лидера партии «Закон и справедливость» Ярослава Качинского).

Много лет польские дипломаты старались монетизировать этот свой имидж вернейшего друга США на востоке Европы, надеясь выбить из Вашингтона и оружие для защиты Польши от вероятного противника в лице России, и деньги на всякие "негосударственные организации" (НГО) по развитию гражданского общества в Белоруссии и на Украине.

ОБЕЩАНИЯ ЕСТЬ, ДЕНЕГ – НЕТ

Получалось до последнего времени средне: периодически американцы "пригоняют" в Польшу десяток-другой истребителей F-16, но на боевое дежурство эти машины водят чаще всего американские экипажи. Американский контингент в Европе в последние десятилетия все-таки уменьшился: из четырех бригадных боевых групп к 2011 году были выведены две.

Еще в принятой в ноябре 2010 года стратегической концепции НАТО Польше отводилась ведущая роль в безопасности на восточных границах альянса, Обама постарался выпятить значение этого документа во время своего визита в Варшаву в 2011 году. Но концепцию на хлеб не намажешь, и бумаги пока не могут компенсировать польскому политическому классу то унижение, которое он испытал, когда Обама в 2009 году, в день70-й годовщины ввода на территорию восточной Польши советских войск, сообщил польскому руководству о переносе сроков развертывания ПРО на территории Третьей Речи Посполитой. Да, и теперь.   

Что же касается денег «на демократию», то в Варшаве действует целый "хаб" западных организаций по развитию гражданского общества, нацеленных на "смену режима" в Белоруссии, Украине и России. Но лишь небольшая часть их бюджетов оседает в польских карманах:  «головные офисы» всех этих не очень бедных НГО все-таки остаются вне Польши. Варшава для них - нечто вроде "аэродрома подскока", а не штаб планирования революции.

Вместо того, чтобы стыдиться подобной деятельности у своих соседей, ввергающей их страны в нестабильность и гражданскую войну (как это уже произошло с Украиной), Варшава, наоборот, очень гордится своим участием в украинском, белорусском и российском «революционном движении».  Получается еще одна несуразность: много лет поляки добивались суверенитета и невмешательства в свои дела со стороны СССР, а теперь сами вмешиваются в дела восточных соседей, стараясь одновременно выставить себя освободителями от "пан-москвичизма" и получить вполне реальные капиталы.

СПОЛЗАНИЕ К НАЦИЗМУ

Неким символом этого отнюдь не священного альянса вранья и выгоды стал брак между польским министром иностранных дел Радославом Сикорским и ведущим публицистом "Вашингтон пост" Анной Аппельбаум, автором вызвавшей возмущение даже польских читателей статьи "Национализм - это как раз то, что нужно Украине" в американском журнале The New Republic. http://www.newrepublic.com/article/117505/ukraines-only-hope-nationalism

Даже на фоне "ползучей бандеризации" польской прессы и посвященных восточноевропейской тематике статей в западных изданиях, потихонечку табуировавших когда-то частые проклятья в адрес украинских националистов из ОУН и УПА, убивавших в 1941-1944 гг. поляков и евреев, - даже на этом фоне позиция г-жи Аппельбаум стоит особняком, обозначая некие Геркулесовы столпы, до которых дошло сползание европейских и американских масс-медиа к поддержке фашизма.

Эта статья нуждается в цитировании, чтобы показать, куда же ведет политиков и "лидеров мнения" США и Польши некритичное принятие так называемых идеалов Майдана. Вот отрывок из статьи "Национализм - это как раз то, что нужно Украине":

"Украинцам нужно больше этого [националистического] вдохновения, а не меньше. Им нужны моменты типа нынешнего митинга перед Новым годом, когда более сотни тысяч украинцев пели национальный гимн на Майдане. Им нужно больше поводов кричать: "Слава Украине - героям слава!" Да, это был лозунг вызывающей разные оценки Украинской Повстанческой Армии в 1940-е годы, но ведь теперь этот лозунг адаптирован к новому контексту".

ТРЕВОЖНОЕ БУДУЩЕЕ

Куда ведет вся эта не очень-то безопасная риторика? Похоже, Польша по-настоящему не сделала выводов из трагического для нее 1939 года, когда действительно смертельной угрозой для нее оказался даже не сталинский Советский Союз, а агрессивный западный сосед. При сегодняшнем раскладе Польше начинает угрожать не неспровоцированное нападение со стороны России, а превращение страны в плацдарм для агрессивных «рейдов» на Украину и в Россию со стороны могущественных союзников по НАТО. В итоге Польша окажется игрушкой в руках своих вроде как союзников – уже использовавших ее в Ираке и Афганистане в качестве пушечного мяса американских стратегов, антироссийски настроенных чиновников Евросоюза, даже столь любимых Анной Аппельбаум украинских националистов.

Наиболее нагло и четко эти планы выразил основатель американского исследовательского центра Stratfor Джордж Фридман в интервью польскому журналу Polityka: «С точки зрения стратегического видения, России нужно «предполье» на западе, чтобы защищаться. Между тем страны Балтии уже в НАТО, и если Кремль потеряет еще и Украину, Запад окажется в 500 милях от Москвы. Путин попробовал слегка уменьшить последствия катастрофы, которой стал для него распад СССР. Он использовал для этого занятость США в войне с джихадистами. Но эта война подходит к концу, а с ней и временной резерв Путина. После войны в Грузии Обама приезжал в Польшу, сюда прилетели американские F-16. Для Путина это – не самая милая перспектива».

Интересно, а для Польши стать частью упоминаемого Фридманом «предполья» - милая перспектива? Русофобия, разжигание фантомных страхов, союз с бандеровцами – все это на самом деле антипольская и даже антиамериканская политика. Жаль, что сегодняшние хозяева Польши закрывают  на это глаза.   

Версия для печати