Максим Григорьев: Обновленный Европарламент будет вносить существенные изменения в политику по отношению к России

19:14 29.05.2014 Наталья Дегтярева, журналист


Прошедшие на днях выборы в Европарламент сохранили лидирующие позиции крупнейших партий евроинтегристов - правоцентристов, социалистов и либералов, однако лидеры ЕС обеспокоены успехами крайне правых партий и партий, скептически относящихся к Евросоюзу. Свою экспертную оценку выборам в Европарламент в интервью журналу «Международная жизнь» дал директор Фонда исследования проблем демократии Максим Григорьев.

Вопрос: Каковы основные причины успеха крайне правых партий и евроскептиков на выборах в Европарламент?

- Во-первых, это, прежде всего, серьезные экономические проблемы, имеющиеся сейчас в Европейском союзе, показывающие, что нынешней конструкции ЕС необходимо достаточно жесткое реформирование. Это означает, что с чисто экономической и технической точки зрения необходима модернизация Европейского союза, и это понимают избиратели.

Во-вторых, это неприятие концепции мультикультурализма и достаточно примитивного либерализма, с которым всегда выступал и ассоциировался Европейский Союз. Безусловно, это осложняется целым рядом нерешенных проблем, связанных с миграцией, что, конечно, не нравится избирателям.

В-третьих, это разочарование в существующих классических европейских партиях, которое мы видим в Великобритании и в ряде других стран. Эти партии не готовы меняться, сталкиваясь с экономическими и социально-политическими реалиями.

Вот эти три главных фактора, на мой взгляд, и стали причинами успеха крайне правых партий и партий, скептически относящихся к Евросоюзу, на выборах в Европарламент.

Вопрос: Как Вы думаете, изменения в составе Европарламента смогут сделать диалог с Россией более конструктивным?

- Несомненно, обновленный Европарламент будет вносить существенные изменения в политику по отношению к России, но пока эти изменения не будут кардинальными.

Правые партии, которые сейчас получили больше мест в Европарламенте, относятся к России, с одной стороны, с прагматичной точки зрения, и им не свойственны предубеждения, которые есть у классических европейских партий.

С другой стороны, позиция России им близка именно в стремлении сохранить свой суверенитет, идентичность нации и уважение к христианским ценностям, в том числе неприятие размывания этих традиционных ценностей. В этом плане они, конечно, видят политику России более моральной и целостной, чем политику европейских стран, и, конечно, будут пытаться выстраивать взаимодействие с Россией в новом формате.

Я думаю, что успех правых партий скажется позитивно и в позиции Евросоюза по Украине, поскольку целый ряд этих партий не связывали свою политику с политикой восточного партнерства, с попытками поссорить Украину с Россией и с политикой восхваления происходящего в Украине сейчас, после Майдана, как это сделал Европарламент, который не замечает и не замечал всех этих опасных тенденций, а, наоборот, постарался максимально поучаствовать и практически помогал в совершении антиконституционного переворота в Украине. Поэтому я вижу улучшения, но на уровне парламентских структур.

Не стоит ждать каких-то радикальных изменений, потому что партий, которые достаточно скептически относятся к России, все-таки большинство, и из успеха правых не следует, что Кэтрин Эштон будет вести более сбалансированную политику.

Версия для печати