Беженцы с Украины и молчание Киева

23:34 22.05.2014 Владислав Гулевич, эксперт журнала «Международная жизнь»


Проблема украинских беженцев, которую Киев пытается замолчать, дает знать о себе все больше. О ней пишут не только российские, но уже и зарубежные СМИ. По данным ООН, с началом Евромайдана и, как его продолжение, т.н. «антитеррористической» операции украинских силовиков на востоке страны территорию Украины покинуло более 10 тысяч человек (1).

Ранее Киев рассказывал страшилки про беженцев из Крыма, спасающихся от российской «агрессии», но беженцы так и не появились. Хотя по указке сверху пикеты в украинских городах в защиту будущих жертв российского произвола, все-таки, проводились.  Единственным осязаемым случаем относительно массового потока людей из Крыма на территорию материковой Украины, был приезд нескольких крымско-татарских семей в Львов, откуда они направлялись далее в Польшу.

Но, по утверждениям представителей крымско-татарской общественности, под видом беженцев полуостров покидали члены экстремистской организации «Хизб-ут-Тахрир» с женами и детьми (2). Деятельность организации на Украине была абсолютно легальной, но с переходом Крыма под юрисдикцию России исламистской вольнице пришел конец.

Других беженцев, желающих укрыться под крылышком Киева перед лицом «российской оккупации», так и не обнаружилось. Зато появилось достаточно людей, спасающихся от новых киевских властей и их национал-клевретов из праворадикальных организаций.

Бегут с Украины этнические греки и чехи. Первые в количестве почти 4 тысяч уже сбежали в Крым. Вторые, в количестве почти сорока семей, обратились в посольство Чехии с просьбой предоставить им возможность репатриироваться на историческую родину (3). Десятки тысяч русскоязычных жителей нашли приют в России, которая приняла больше всего украинских беженцев. Увеличилось количество лиц еврейской национальности, выехавших в Израиль.

Проблема украинских беженцев неотделима от проблемы украинского национализма. Рост радикальных настроений в украинском обществе, восшествие на политическую пирамиду сторонников откровенно шовинистической идеологии не могли не спровоцировать межэтнического напряжения. Украинский национализм прошел полную процедуру институционализации -  и в юридическом смысле, и в общественно-политическом. Приверженность националистической идеологии возведена в ранг политической добродетели и правила хорошего тона.

Помноженное на оголтелую пропаганду СМИ, все это приводит к тому, что немалая часть украинского общества видит в политиках-ультранационалистах единственную силу, способную сохранить территориальную целостность страны. Но это – мировоззренческий тупик. Ультранационалисты видят один путь к укреплению украинской государственности, а именно путь еще большего террора, еще большего закручивания гаек, путь сведения прав национальных меньшинств к минимуму.

Это путь к конфронтации, а не разрешению тугого узла противоречий, завязанного вокруг происходящего на Украине. Вместо того чтобы пойти на встречу юго-восточным регионам, и, тем самым, остановить кровопролитие, национал-политиканы требуют в диалоге с Юго-востоком проявлять больше строгости, вплоть до жестокости.

Не могли не спровоцировать рост числа желающих покинуть Украину предложение губернатора Днепропетровской области И. Коломойского выплачивать $10 000 за пойманного российского диверсанта, предложение заместителя губернатора Бориса Филатова «давать мразям любые обещания», чтобы «вешать их потом» (это о Крыме), а также антисемитские лозунги, к которым часто прибегали украинские националисты (4).

Было бы недальновидно увязывать возрастание потока украинских беженцев исключительно с боевыми действиями. Сами боевые действия – это последствия господства в политической жизни Украины националистической идеологии. Практика выдавливания неугодных на обочину социальной и политической жизни – визитная карточка украинского национализма. Боевые действия являются лишь эмпирическим проявлением украинской националистической идеологии. Украинский национализм и начало боевых действий в Новороссии неразрывно связаны в единый причинно-следственный узел.

Страна, в которой переиздают многочисленными тиражами опусы национал-шовинистов с проклятиями в адрес представителей других национальностей, быть стабильной не может по определению. В Киеве решили, что зеркало и люди ошибаются, и Украина вполне состоится, если будет говорить о своей целостности и, одновременно, гореть ненавистью к значительной части собственных граждан.

Так, среди «Десяти заповедей украинского националиста» Николая Михновского (1873-1924) есть такие: «Украина для украинцев! Так гони же отовсюду с Украины чужаков-гнобителей»; «Всегда и везде пользуйся украинским языком. Пусть ни жена твоя, ни дети твои не поганят твоего жилища языком чужаков-гнобителей»; «Все люди — твои братья, но москали, ляхи и жиды — враги нашего народа»; «Не бери себе в жены из чужих, иначе твои дети будут тебе врагами».

Сегодня Н. Михновский считается на Украине не отклонением от нормы, а эталоном патриота. Несколько лет назад его имя фигурировало в списке претендентов на звание великого украинца. С таким пантеоном героев появление беженцев в стране – дело вполне предсказуемое. Предсказуемы были и сроки: одновременно с активизацией националистической пропаганды.

Так и получилось. Как только украинский национализм стал претендовать на зачинателя политической моды, количество желающих оставаться гражданами Украины резко уменьшалось. Первый раз в националистическом экстазе Украине завертелась вначале 1990-х, когда объявила о выходе из СССР. Оптимистическим настроениями и радужным предсказаниям великого будущего Украины не было предела. Совсем, как у Ницше: «Мы узнали, что такое счастье!», - кричали люди, и глупо моргали глазами».

Но вместе с радужными предсказаниями росло и количество беженцев, выехавших, преимущественно, в Россию и Белоруссию.

Ситуация в 2014 г. повторяет ситуацию 1990-х. Недостатка в радужных предсказаниях великого будущего Украины (на этот раз, европейского) тоже нет. Как и в количестве желающих оставить погрязшую в наивных мечтаниях страну. 2014 г. – дежа вю 1990-х.

Западные СМИ, к сожалению, игнорируют проблему беженцев с Украины. О горестях и бедах десятков тысяч людей, вынужденно покинувших свои жилища, и устремившихся, опять-таки, преимущественно, в Россию и Белоруссию, западная пресса предпочитает молчать. Зато на все лады смаковала историю пары-тройки десятков крымско-татарских эмигрантов-«хизбов», ринувшихся на Западную Украину и Польшу.

Молчит о беженцах и Киев. Украинское правительство, претендующее на роль радетеля украинского народа, цинично замалчивает размеры гуманитарной катастрофы, поразившей страну, и цена этому молчанию – жизни собственных граждан.

 

1)    «10 tysiecy uchodźców na Ukraine» (Kresy.pl, 21.05.14)

2) «Лидер партии крымских татар: активисты "Хизб ут-Тахрир" перемещаются из Крыма во Львов под видом беженцев» (NewsRu.com, 24.03.14)

3)«Чехи и греки бегут с Украины» («Сегодня.ру», 26.03.14)

4) «Дадим мразям любые обещания. Вешать надо потом» («СвободнаяПресса», 8.03.14). 

Ключевые слова: Украина

Версия для печати