Живое наследие мрачных времен

09:10 05.05.2014 Вадим Бондарь, аналитик, журналист


Шестьдесят девять лет прошло с момента окончания самой кровопролитной мировой войны. И еще совсем недавно казалось, что фашизм на государственном уровне, с его социал-дарвинистской идеологией, в основе которой лежало подавление, принуждение, «окультуривание», либо уничтожение, сильным националистическим ядром-меньшинством, слабого большинства сограждан и «неполноценных» народов, навсегда канул в лету. Исчез подобно многим страшным и заразным болезням, во времена оны терзавшим человечество. Но оказалось, что это не так. Его ядовитые ростки проросли у наших границ. И проросли не вдруг. Связь преступных идей германского фашизма с проводимой Западом в отношении России и братских ей народов политикой, конечно не афишируется. Но она существует. Для того, чтобы это понять, достаточно прочесть, например, статью главного нацистского идеолога и пропагандиста Йозефа Геббельса в газете Das Reich от 19 июля 1942 года под названием «О так называемой русской душе», и сравнить с тем, что происходит сегодня.

«Жестокая и беспощадная битва за Севастополь, а также общее наступление германской армии привели к возобновлению оживленной дискуссии - в первую очередь в прессе нейтралов. Как и прошедшей зимой, ее предметом стала так называемая «русская душа». Западноевропейцев всегда интересовал вопрос о том, где проходит не только территориальная, но и духовная граница между Европой и Азией», - пишет Геббельс. Сегодня эту границу никто не ищет. Её всеми силами пытаются установить насильно. Сдвинув как можно дальше на Восток. Если у гитлеровцев была задача просто очистить территорию до Урала, большей частью просто уничтожив «азиатские орды», а ту часть не представляющего угрозы населения, что останется, «облагородить» в обслуживающий персонал для господ. Сделав из них цивилизованных «рабынь Изаур». То сейчас та же задача решается макиавеллевским способом. А именно. Значительные группы духовно близких Русскому миру людей при помощи лжи, клеветы, всевозможных инсинуаций и подтасовок, современных пропагандистско-психологических приемов воздействия, авторы и исполнители Западного проекта вначале вычленяют и вырывают из ментально-духовной целостности и единства этого мира. Чтобы людям он стал безразличен. Затем, на втором этапе, возникшая пустота заполняется чужеродным продуктом, - постепенно формируемой неприязнью к Русскому миру, - как к низшему, регрессивному, тёмному, жестокому, подавляющему личность во всех её проявлениях. Наконец на третьем этапе, у данной категории людей формируется не просто враждебность к любым носителям Русского мира, но и страстное желание разрушить этот мир «во имя прогресса и истинных ценностей», паладинами которых эти личности себя теперь вполне осознанно ощущают. Страшные последствия данной деятельности мы видим на Украине. При этом, люди подвергшиеся культурно-принудительной селекции никогда не будут восприниматься авторами Западного проекта как себе подобные. В их глазах, это будут всё те же оцивилизованные «рабыни Изауры», но теперь еще и с элементами деревянных солдат Урфина Джюса. Не зря ведь помощник госсекретаря Соединенных Штатов Виктория Нуланд в разговоре с послом США на Украине Джеффри Пайетом не просто расставляла политических деятелей создаваемого антирусского новообразования как пешки на своей шахматной доске, но и называла их не по фамилиям и даже не по именам, а используя какие-то сокращения, больше похожие на клички. «Так что я не думаю, что Клич (Кличко) должен войти в правительство. Не думаю, что это необходимо», - говорит она. После чего, собеседники сходятся на том, что на это место больше подходит Яц (по-видимому, Яценюк). Именно поэтому, посетивший 21 апреля Киев вице-президент США Джон Байден во время встречи-совещания с украинскими политиками сидел во главе стола, фактически - в кресле президента страны. Ведь он не друг, не гость, а хозяин. И это отношение к, так сказать, лидерам нации. Рядовым представителям нации госпожа Нуланд в декабре прошлого года на Майдане раздавала печеньки, булочки и хлеб. Картина была умилительная, и чем-то напоминала угощение диких туземцев, никогда не пробовавших еды белого человека, или обитателей зоопарка. Что может быть красноречивее подобных демонстраций.

«Не стоит отрицать, что в наших краях то смешение народностей, что называлось Россией до 1917 года, а в дальнейшем - Советским Союзом, всегда казалось чем-то загадочным. Это не имело никакого отношения к царизму в прежние дни, и к большевизму сегодня. Загадка связана с тем, что различные национальности, соединившиеся в пределах этого чудовищного государства, даже не являются народом в нашем понимании этого слова», - пишет далее нацистский министр. Его мысль о «чудовищном государстве», в последующем с успехом будет трансформирована в рейгановский термин «империя зла». Здесь же Геббельс прямо говорит о том, что для него нет разницы царистская Россия или большевистский Советский Союз. Для него, как и для его сегодняшних идейных наследников, «чудовищным» наше государство было всегда. Характерный пример данного подхода был продемонстрирован, когда начал создаваться Таможенный союз с участием России, Белоруссии и Казахстана, с перспективой его перехода в формат Евразийского союза. Что тут началось. «Самые свободные в мире» СМИ запестрили заголовками в стиле «чудовищного государства». Например, вторая по величине тиража ежедневная газета Великобритании Daily Mail, выходящая с 1896 года, напечатала на своих страницах статью под названием: «Назад в СССР? Планы Путина создать «Евразийский Союз» вызывают страх перед возвращением холодной войны». Казалось бы причем здесь холодная война? Ведь Советский Союз вызывал страх своей коммунистической идеологией, противостоянием двух систем. Именно на этом базировались все страшилки. Теперь ничего этого нет, откуда взяться холодной войне? Но она взялась. Совершенно независимо от цвета флага, идеологии, формы собственности на средства производства, и прочих, ничего не решающих в рамках концепции восприятия «чудовищного государства», атрибутов.

«Нам нет нужды распространяться о страшной угрозе, которую представляют эти вооруженные до зубов тупые миллионы для Германии и всей Европы», - пишет о поднявшихся на борьбу с фашизмом представителях всех народов и народностей Советского Союза, ближайший соратник фюрера. И далее Геббельс уточняет: «…без сомнения, смертельная опасность не только для нашей страны, но и для западной культуры в целом»; «…если державы «Оси» не защитят Европу, ей придет конец». Эта мысль повторяется в статье трижды. Разве не это же почти слово в слово мир слышал все послевоенные годы из уст американских и Натовских политиков и военных? Разве не похожие речи мы слышим сейчас из уст всё тех же персонажей, к хору которых присоединились представители киевской клики? Слово «защита» безусловно, имеет свою магию воздействия на обывателя, который не задумывается над известным изречением, гласящим «лучшая защита - это нападение». Кстати, в программной гитлеровской книге «Mein Kampf», этот тезис высказывается не единожды. По чудесному стечению обстоятельств послевоенная американская армия стала самой нападающей армией в мире, а НАТО самой защищающейся нападением военной структурой.  В этом же ключе действует сегодня группа воцаренных Западным проектом киевских правителей. Не контролирующих значительную часть регионов страны, радикалов, в полной мере армию, другие силовые структуры, положение дел в экономике, далеких от нужд и чаяний обычных украинцев, но всё время рвущихся что-то от кого-то защищать. Причем защищать нападая. 

Вначале отношение к Евразийскому союзу, а затем в еще большей степени борьба за Украину, окончательно показали, чьё наследие до сих пор стоит на вооружении наших западных «партнеров». Это доказывают не только приведенные выше примеры. Их великое множество. Удивительные совпадения в оценках, подходах и стратегиях, порой просто ошеломляют. Видимо, не в последнюю очередь и по этой причине американцы и западноевропейцы так стараются переписать историю Второй мировой войны, а под шумок и европейского фашизма. Журналист и писатель Дирк Курбьювайт в статье под названием «Изменение прошлого» в немецком журнале Der Spiegel очень хорошо выразил эту мысль, написав: «История - это на самом деле не только история, но и часть настоящего». Причем надо сказать, значительная часть. И мы видим это настоящее в виде живого наследия мрачных времен. Времен, в которые, как оказывается, еще не вбит осиновый кол.

Ключевые слова: США НАТО Украина фашизм

Версия для печати