Сербия была полигоном для западных стратегов

10:09 01.04.2014 Константин Качалин, журналист-международник


27 марта 1999 года в Брюсселе руководство НАТО долго не могло прийти в себя. Впервые за всю историю боевой эксплуатации самого "секретного" самолета ВВС США был не только обнаружен радарами ПВО Югославии, но и сбит в небе недалеко от Белграда. Это был сильнейший удар по американскому ВПК и корпорации "Локхид". В Пентагоне уверяли, что произошла техническая ошибка и "самолет-невидимка" просто разбился где-то в лесах Сербии. Американские военные не признавалис

ь до 25 ноября 1999 года в том, что F117 A был уничтожен. Истину скрывали не только от простых американцев, но и от многочисленных заказчиков. "Невидимка" был тогда очень популярен в мире. Тайное всегда становится явным. Гордость американского авиастроения - машина стоимостью свыше 100 миллионов долларов, была уничтожена сербскими военными из зенитно-ракетного комплекса, на котором было написано «Сделано в СССР» .

Накануне 15-летия начала агрессии НАТО против суверенной Югославии я побывал в Белграде. Я вновь встретился с теми, кто сбил самый засекреченный самолет ВВС США. Первым моим собеседником стал подполковник Джордже Аничич. С ним я знаком уже давно. Он не раз говорил, что в НАТО очень надеялись быстро поставить Сербию на колени и сломить дух непокорных сербов. Но Югославская Народная Армия и ее ПВО оказались намного мудрее стратегов Североатлантического альянса.

Джордже Аничич: Это была демонстрация силы НАТО - из оборонительного союза он тут же превратился в агрессивный. С каждым днем число самолетов, участвовавших в войне против нас, увеличивалось. Но НАТО не удалось уничтожить нашу систему ПВО. Мы старались достойно обороняться. Мы часто меняли наши позиции, постоянно обманывали противника и заставили его вести войну не только ночью, но и днем. В конце агрессии с авиабаз НАТО ежедневно вылетало уже свыше 1000 самолетов. Такой способ ведения защиты страны позволил руководству страны выиграть время и добиться того, что косовские албанцы и их западные покровители не сумели сразу же выйти из состава Югославии.

 - Маленькая Сербия сумела не только выстоять все эти 79 дней агрессии, но и нанести значительный урон Пентагону. Ведь именно Ваша бригада сбила F 117 А что еще Вам удалось сбить тогда, весной 1999 года?

Джордже Аничич: Наша 250 ракетная бригада сбила - три, признанных противником самолета, и два, которые натовцы не захотели документально подтвердить. На третий день войны, а это было 27 марта в 20 часов 42 минуты сбила особо охраняемый самолет, сделанный по технологии «Стелс» F 117А. Всего на вооружении ВВС США было 59 таких самолетов. Планировалось, что именно F 117А станет главной машиной для американской армии до 2018 года. Мы также сбили F-16 CG . Пилот этого самолета участвовал в войне в Персидском заливе и других важнейших операция ВВС США. Но нам удалось прервать его успешные полеты. Это случилось в ночь с 1 на 2 мая . А 19 мая мы сбили B2A. Самолет рухнул недалеко от Сербии на территории Хорватии. За все три месяца войны нам удалось подбить еще один F117А, но он получил только повреждения и дотянул до Боснии, где и сел на один из аэродромов. Есть показания людей, специалистов, которые подтверждают, что еще один «Стелс» был задет нашими ПВО. Именно нам удалось нанести американцам значительный материальный ущерб. Они много ставили на «Стелс» и намеревались продавать его по всему миру. Это был заказ на сотни миллиардов долларов, но после 1999 все бизнес-планы рухнули. Заказчики отказались от этой машины. И в марте 2008 года F117А был снят с вооружений.

После того, как подполковник Джордже Аничич и его коллеги сбили F117А , Белый дом и Пентагон просили вернуть обломки самолета и все, что от него осталось в Соединенные Штаты. Но Белград ответил отказом. Сейчас "сбитый Стелс" выставлен в музее авиации. Здесь я встретился с Драганом Матичем, который первым нажал на кнопку "Пуск".

 - Почему американцы с их новейшей электроникой "прозевали" советскую ракету и подставили "Стелс" под "удар"?

Драган Матич: Мы защищали свою родину и выполняли свой долг. Мы тоже были целью, за нами тоже следили с американских спутников, нас обнаруживали АВАКСы. И поэтому мы старались не допускать никаких сигналов в эфир. Если ты в эфире или на вражеском радаре больше 20 секунд – ты уже мертвый. Жди «Томагавков», «крылатых ракет» или какой-нибудь мощной бомбы. Мое мнение о «Стелсах». У самолетов не было высокой скорости полета, не было хорошей защиты и только две бомбы на борту. И еще один недостаток этой "птицы" - она очень близко подлетала с цели. И после этого могла нанести свой смертельный удар.

Все самолеты всегда шли по одному и тому же маршруту. Тем же путем они возвращались и на свои базы. Мы быстро поняли эту особенность. Такая "традиция" была нам только на руку. Большинство самолетов попадали в нашей прицел за 40-50 километров до нашей позиции. Американские пилоты и их коллеги по НАТО всегда придерживаются правил и четко выполняют команды. Есть маршрут, есть задание, и они ни на миллиметр не отклоняются от него. Мы читали их планы между строк, и это спасало нас и наши ПВО.

 - Почему Запад развязал войну против Югославии?

Драган Матич: Во-первых, чтобы наказать нас за Косово. Во-вторых, это испытание нового оружия в конкретных боевых условиях. Ну, и заодно избавиться от старых запасов, чтобы получить новые. Речь идет о сотнях миллиардов долларов, которые позже получил ВПК США. Пентагон просил средства, а правительство их выделяло. На территории Югославии впервые испытали бомбу в 2, 5 тонны. Югославия распалась в 1991-92 года. И мы сербы мешали Западу, нас нужно было сломить. Они не воевали против Милошевича, это было только прикрытие. Им нужно было сломить народ, уничтожить страну и взять ее под свой контроль. Чего только здесь не сбрасывали - обедненный уран, кассетные бомбы. Мы стали полигоном, на котором экспериментировали натовские стратеги.

 

Версия для печати