Франк-Вальтер Штайнмайер: «Холодная война никому не нужна»

14:34 27.03.2014


Во время своей рабочей поездки по Африке Министр иностранных дел Германии Франк-Вальтер Штайнмайер ответил на вопросы журналистов газеты Bild.

BILD: Франк-Вальтер Штайнмайер в разгар кризиса в Украине совершает поездку по Африке (Эфиопия, Танзания, Ангола). Ваш самолёт сбился с курса?

Штайнмайер: Кризис в Европе удручает, но мир не стоит на месте. Африка для нас важна, она меняется быстрее, чем многие у нас думают. То, что происходит в Африке, имеет для нас непосредственные последствия. Поэтому правильно – не жалеть времени и энергии и для соседнего с нами континента.

Должна ли Германия отправить в Африку больше военных?

Все мои собеседники подчёркивали, что Африка желает сама справляться со своими кризисами. В этом мы можем, мы должны ей помочь. Для нас это означает, прежде всего, заниматься образованием, способствовать развитию, поддерживать региональное сотрудничество.

Вопрос про Крым: «большая семёрка» исключила Россию из своего круга. На этом мировое правительство удовлетворило свою мечту?

Ни «семёрка» , ни «восьмёрка» не являются мировым правительством. Пока Россия не изменит свой курс, мы не сможем просто переходить к повестке дня. Мы по-прежнему заинтересованы в разумных отношениях с Россией. Нового раскола Европы быть не должно.

Может ли Россия оставаться в «большой двадцатке», в Совете Безопасности ООН?

Россия является и останется нашим соседом на Востоке. Без России крупные конфликты преодолеть невозможно, возьмём хотя бы Сирию и Иран. У нас должна оставаться возможность говорить друг с другом. Никто не может хотеть, чтобы разговор стал невозможен.

Не грозит ли снова «холодная война»?

Даже не хочу думать об этом, да и никто не хочет этого всерьёз. Мы должны вернуться к разумной совместной жизни. Теперь ход – за Москвой. Миссия наблюдателей с согласия Москвы теперь может направиться и на восток Украины. Это – первый шаг в верном направлении. За ним должны последовать другие.

Крым потерян. Но Путина теперь остановили?

Мы дали ясный ответ на действия России, противоречащие международному праву. Москва знает, что мы на этом не остановимся, если эти действия распространятся за пределы Крыма».

Должно ли НАТО продемонстрировать большую силу?

Поигрывание военными мускулами – это, конечно, не тот ответ, который нужен, но этого никто и не хочет в Правительстве Германии. Члены НАТО должны осознавать необходимость защищать своих партнёров по альянсу. И нет повода сомневаться в этом.

А если всё-таки, то что тогда? Красная черта существует?

Серьёзная политика – это не урок рисования цветными карандашами. ЕС принял решение о различных этапах санкций. Вот что существует. Это знают все, в том числе и в Москве.

Насколько велико влияние Канцлера на Президента России?

Германия играет в этом кризисе весомую роль. Наши европейские партнёры смотрят на нас, и даже в критические моменты мы с госпожой Меркель не позволили разорвать связь с Москвой. Без этих усилий эскалация обстановки продолжилась бы.

Вообще, кризис вокруг Крыма позволяет Вам спать спокойно?

Хорошо было бы вообще заснуть! А если серьёзно: за последние четыре недели случались некоторые дни, когда встречам, беседам и телефонным переговорам конца и близко не предвиделось. Но это – самый серьёзный кризис из всех, которые мы переживали в Европе за последние 25 лет. Это требует любых усилий и оправдывает их».

Разрушил ли крымский кризис Ваши иллюзии по поводу «красно-красно-зелёной» коалиции?

Иллюзий я никогда не питал. Коалиция – это не самоцель, а средство для того, чтобы что-то сдвинуть с места. Сейчас можно наблюдать, как разумные голоса в стане «Левых» глохнут в крымском кризисе. Это вселяет в меня сомнения насчёт того, что с этой партией что-нибудь получится.

Сегодня исполняется 100 дней с тех пор, как начала работу Большая коалиция. Но до сих пор нет совместного проекта. У этой коалиции не хватает воли к совместному созиданию?

Центральными проектами, которым мы дали жизнь, являются минимальная заработная плата, пенсионная реформа и поворот в энергетике. Большая коалиция подтвердила свою жизнеспособность в кризисе вокруг Украины.

Несмотря на политические успехи, СДПГ, согласно опросам, находится в нижней части рейтинга. Вы же, наоборот, снова являетесь самым любимым политиком. Что Вы делаете правильно, что СДПГ делает неправильно?

Нельзя не заметить социал-демократического почерка в действиях Большой коалиции. Мы делаем политику для людей. В отношении этого имеется широкое согласие, и это окупится. Тот, кто зацикливается только на результатах опросов, теряет из виду картину в целом.

 

Ханно Каутц

Версия для печати