Цифры и реалии религиозной жизни

16:09 14.03.2014 Роман Лункин, религиовед, ведущий сотрудник Института Европы РАН


Считается, что в России представлен определенный набор традиционных религий – православие, ислам, буддизм, иудаизм. Но когда обращаешься к цифрам и реалиям религиозной жизни, этот стереотип легко ломается.

Статистика Минюста дает нам следующие цифры. Больше всего зарегистрированных религиозных организаций у православных – примерно 15 тысяч, на втором месте – протестантские организации (5 тысяч), и чуть больше 4,5 тысяч исламских организаций. При этом мусульманские организации активно наращивают число зарегистрированных общин. Религиозная статистика в любой стране является политическим фактором, который используется самими религиозными лидерами для того, чтобы подчеркивать свою значимость.

В итоге мы имеем следующий список «традиционных» религий – православие, протестантизм, ислам. А на четвертом месте по числу объединений, что может показаться удивительным, идут свидетели Иеговы. (И это при том, что в последнее время идет давление на это движение с целью ограничить его деятельность.) Далее по списку – иудейские и буддийские общины, которые, как правило, относят к традиционным.

Надо отметить, что за последние 10–15 лет перечень зарегистрированных религиозных организаций в целом был приведен к некоему общему знаменателю, когда в списке оставлялись только организации более-менее признанные и относящиеся к традиционным религиям. Поэтому во многих регионах списки регистрации очень отдаленно отражают реальный уровень присутствия разных религиозных объединений.

Еще с начала 90-х годов у нас стали активно развиваться религии, которые существовали до революции. Кроме того, начали появляться течения, которых раньше в России не было. Прежде всего это касается новых религиозных движений, в том числе целого ряда совершенно новых протестантских направлений.

Протестантизм в России, объединяющий до двух миллионов верующих, представлен несколькими десятками течений, самые многочисленные из которых – пятидесятники и харизматы.

В отличие от европейских стран, у нас харизматические церкви признаны на высшем уровне. Представитель протестантов, пятидесятник Сергей Ряховский входит в Совет при президенте РФ по взаимодействию с религиозными объединениями и в Общественную палату РФ. Фактически всех протестантов представляет один человек. Для Германии, Италии, Скандинавии это было бы немыслимо.

Во многих европейских странах считают, что лютеране, реформатская церковь, баптисты – это «исторические» протестанты, которые должны наряду с другими евангельскими церквями новой волны (пятидесятниками и харизматами) присутствовать в рамках диалога с государством.

Харизматические церкви называют неопротестантскими. Там танцуют под рок-музыку, поют и получают крещение Духом Святым, говоря на иных языках. К ним относятся несколько несерьезно, что неправильно. Это мировое движение, быстро распространившееся начиная с 50–60-х годов в Латинской Америке, Африке, масштаб и значение которого в Евразии часто недооценивают.

В России пятидесятники появились почти одновременно с возникновением этого течения в США, в 1911 году, и распространились по всему СССР в 1920-е годы.

Есть один интересный тренд: многие христианские церкви, которые до революции или в советское время считались чисто этническими – немецкие лютеране (финны, эстонцы, немцы) и католики (поляки, литовцы, немцы) – в 90-е – 2000-е годы русифицировались. Туда пришла значительная часть российской интеллигенции, и фактически они стали русскими.

Еще у протестантов ярко выражена корпоративная бизнес-этика, что привлекает в их ряды бизнесменов. Сейчас по всей России создаются ассоциации христиан-бизнесменов, гильдии христиан-бизнесменов. Например, в Красноярске у баптистов есть своя сеть кафе, где верующие получают скидку, автомастерская, оптовые склады, мебельная фабрика.

Среди российских регионов можно выделить несколько центров, где многообразие религиозной жизни более заметно и куда ученому-религиоведу ездить особенно приятно. Это Архангельск, Петрозаводск, Нижний Новгород, Кузбасс, Красноярск, Владивосток и т. д. В больших российских мегаполисах довольно сильны православие и протестантизм, есть свои новые религиозные движения (как Церковь Фотинии Светоносной, почитающая Путина воплощением апостола Павла).

Кроме того, в Нижегородской области существует поселение индуистов Дивья Лока, где живут последователи религиозно-философской школы Адвайта-веданта. Их махамандалешвар, духовный лидер, Свами Вишнудевананда Гири получил посвящение и является членом индуистского монашеского ордена в Индии. У этой религиозной группы также есть последователи в Петербурге, Москве и еще ряде регионов.

Широкое распространение в России получило индуистское «Общество сознания Кришны». Одно время в СМИ выходила масса статей, выставляющих кришнаитов сектой, но это не возымело особого действия, поскольку люди видели, что это обычные мирные русские индуисты. Также среди религиозных общин, имеющих общероссийское распространение, заметны мормоны, фактически в каждом крупном городе есть их группа или церковное здание.

Есть у нас и свои «автохтоны», так называемые новые религиозные движения, которые родились только в России в 90-е годы и не были принесены ниоткуда извне. Самые известные из них – Богородичная церковь Иоанна Береславского и Церковь Последнего Завета Виссариона. Последняя является любопытной достопримечательностью Красноярского края, где в Курагинском районе расположена их община.

По результатам полевых исследований можно констатировать, что в стране сложилось значительное религиозное многообразие, когда помимо «традиционных» конфессий на религиозной карте присутствует множество других больших и малых религиозных групп.

Кто-то скажет, что небольшие религиозные группы, насчитывающие несколько сотен или тысяч человек, не имеют «социологического» значения для общества. Но пока у нас еще слабо развиты гражданские институты, наличие даже небольшой сплоченной общины (например, в Благовещенске, где проживают три тысячи прихожан харизматической церкви «Новое поколение») – это серьезная сила.

Не в каждой партии есть такая сплоченность. А тут три тысячи человек, которые могут действовать единым порывом, у которых масса гуманитарных, культурных, образовательных проектов, молодежных, семейных миссий и т. д.

Поэтому местным властям, проводя свою социальную политику, следует учитывать присутствие таких религиозных сообществ в своих регионах, налаживать с ними диалог, а не игнорировать и выдавливать их в подполье. Надо научиться доверять своим гражданам, особенно верующим.

Версия для печати