Александр Бесов: «Разделить историю России и Украины невозможно»

00:35 12.03.2014 Армен Оганесян, главный редактор журнала «Международная жизнь»

Оганесян: Есть известная фраза: у кого нет прошлого, у того нет будущего. Мы попытаемся заглянуть в историю, в проблемы, которые стоят перед нашей исторической наукой. Я с удовольствием представляю Александра Григорьевича Бесова, доктора исторических наук, профессора. Добрый день. Спасибо, что пришли к нам.

Бесов: Здравствуйте.

Оганесян: История часто оказывается полем публицистических, мировоззренческих сражений. Но, видимо, в переломные моменты тема исторического прошлого, национального наследия, прояснение деталей истории выходит на первый план. Так было всегда, и не только в России?

Бесов: Да.

Оганесян: Сейчас на все это накладываются драматические, а иногда и трагические события, связанные с Украиной. Это целый пласт истории российско-украинских отношений, истории отношений Запада, России и Украины. Мы обо всем этом поговорим, но начнем как будто издалека.

Вопрос из Санкт-Петербурга: "Александр Григорьевич, как движется работа над единым учебником истории России? Каковы особенности его концепции? Разговоров было много, а сейчас они как-то стихли".

Бесов: Вопрос очень хороший. Нельзя сказать, что речь идет о едином учебнике. Речь идет о едином подходе к преподаванию истории, прежде всего в образовательных учреждениях как среднего, так и высшего образования. Слово "единый" взбудоражило всю либеральную общественность, люди посчитали, что это якобы приведет к возвращению в прошлое и единообразию подходов к образованию.

Но это не так. Речь идет о едином учебном комплексе, который предусматривает и концепцию, и ряд учебных пособий, и техническое обеспечение учебного процесса. Этот вопрос был поднят неслучайно. Я думаю, что в ближайшее время рабочая группа, которую возглавляют председатель Государственной думы, министр образования и министр культуры, научное руководство осуществляет директор Института всеобщей истории Российской академии наук, предложат окончательный вариант, который они разрабатывали в течение года.

Оганесян: Вариант концепции или вариант учебника?

Бесов: Вариант концепции и учебного пособия. После 1991 года мы прошли некий исторический этап, когда даже некоторые люди, занимающие достаточно высокое положение в обществе, говорили, что у России, мол, всего лишь 20-летняя история. Когда это было сказано, многие заговорили: как же так, а где же наша тысячелетняя история?

Проблема не связана с возвращением к единому догмату, преподавание истории является сегодня вопросом национальной безопасности. Так сложилось, что за прошедшее после 1991 года время в России появилось очень много вариантов толкования истории, причем это было сделано в тесном сотрудничестве с европейскими структурами.

Получается, что есть локальная история, есть национально-региональная история, есть собственно история России и есть всеобщая история. И в учебных, образовательных учреждениях преподается курс истории, который включает отечественную и всеобщую историю. Получается, что мы по сути отказались от такой важной и нужной дисциплины как история родного края. Ее заменяют регионоведением, потому что этот термин присутствует в Европе…

Полная версия программы доступна в аудио- и видеоформате.

Версия для печати