Александр Михайлов: Террористические проявления на Кавказе в первую очередь носят внутриклановый характер

22:34 05.03.2014 Наталья Дегтярева, журналист


Некоторое время назад Председатель Следственного комитета России Александр Бастрыкин на расширенной коллегии ведомства по итогам работы за 2013 год заявил о том, что враждебные России силы рассматривают Северный Кавказ как детонатор для дестабилизации социально-экономической ситуации в стране. С просьбой прокомментировать это заявление журнал «Международная жизнь» обратился к президенту Фонда по борьбе с терроризмом и наркотиками Александру Михайлову.

Вопрос: Ваше мнение, какие силы заинтересованы в дестабилизации обстановки?

- В последние годы мы сталкиваемся с тем, что значительная часть преступлений совершается либо выходцами из Кавказа, либо на самом Кавказе. Следственный комитет и его глава Александр Бастрыкин сталкиваются, в основном, с последствиями этой деятельности

Говорить о том, что Кавказ взорвется, наверное, теоретически можно. Хотя я глубоко убежден, что сегодня, как ни парадоксально, неким элементом стабильности является Чеченская республика, которая в состоянии быть в известной степени гарантом спокойствия на Кавказе.

Если даже взглянуть на последние заявления Рамзана Кадырова, то мы увидим, что это республика, которая не только в международных делах является пропагандистом защиты прав и свобод от имени Российской Федерации, я имею в виду последнее заявление по Украине, но и в известной степени готова к решительным действиям.

И это как раз свидетельствует о том, что в Чеченской республике изменился градус внутреннего ощущения себя как граждан Российской Федерации, и это очень важный момент.

Что касается Кавказа, то я бы сказал, что он сегодня тоже очень неоднороден. И дело заключается не в том, что события, которые там происходят, имеют какой-то целью разложить Кавказ. У нас сегодня, безусловно, очень много различного рода террористических проявлений, но они, прежде всего, в значительной степени носят внутриклановый характер.

И не всегда после взрывов, направленных на органы власти и управления Дагестана, там звучат какие-то антигосударственные или политические лозунги, направленные непосредственно на верховную власть Российской Федерации.

Что касается Запада, те люди, которые находятся сегодня на Западе, безусловно, поддерживают очень тесные связи со своими единоверцами.

Но если мы с вами говорим о преступных кланах, то есть тех кланах, которые пытаются формировать с помощью запугивания и уголовных преступлений атмосферу страха в Российской Федерации, то эти кланы уже представляют собой самостоятельные боевые единицы. Им по большому счету абсолютно нет разницы, каким образом зарабатывать деньги. Если Запад им дает деньги на их деятельность, связанную с дестабилизацией ситуации в России, они будут осуществлять эту дестабилизацию. Если Запад денег не дает, то они будут заниматься чем угодно: продажей наркотиков, оружия, людей и так далее.

Безусловно, мы для многим мешаем, но мы должны понимать и еще один аспект проблемы. Дело в том, что в рамках различного рода заявлений исламских лидеров попытки создания некоего исламского пояса вокруг Российской Федерации и вообще в Европе по-прежнему остаются в силе. И формирование этого пояса ведется за счет наших представителей и с помощью людей, которые переходят из сферы традиционного ислама в ислам радикальный. Такой факт, конечно, имеет место быть.

Вопрос: Насколько серьезную опасность представляют готовящиеся теракты и насколько российские силовые ведомства готовы противостоять террористическим угрозам?

- Я бы сказал, террористических угроз, исходящих от хорошо организованных террористических групп. Здесь, безусловно, у нас получается неплохо. Можно вспомнить последние операции, которые были на Северном Кавказе, в Ингушетии, в Кабардино-Балкарии, Дагестане. На их примере мы видим, что специальные службы уже сегодня не церемонятся с бандитами уничтожая их. Но это «организованные» бандиты, которых можно выявить через оперативные возможности.

Сложнее, когда мы имеем дело с одиночками и с «неорганизованными» бандитами. Как правило, большинство террористических актов, которые делаются одиночками или готовятся неконтролируемыми центрами, представляют большую проблему.

И я думаю, что это проблема не только для российских специальных служб. Это вообще мировая проблема. Потому что появление таких неожиданных структур или неожиданных исполнителей, которые берут на себя функции совершения террористического акта – это очень серьезно. И все, что происходило недавно, допустим Волгограде, конечно, показало, что мы ко многим вещам не готовы. И я не очень уверен, что кто-то к подобного рода противодействию одиночкам-террористам может быть готов. Такие преступления раскрываются либо случайно, либо не раскрываются вообще.

Версия для печати