Дмитрий Сорокин: «Без «бизнес-плана» Украине не спасти свою экономику»

11:55 19.02.2014

Оганесян: Добрый день. Дмитрий Евгеньевич Сорокин, член-корреспондент Российской академии наук, заместитель директора Института экономики РАН и заведующий кафедрой макроэкономического регулирования Финансового университета при правительстве Российской Федерации. Добрый день. Сколько, однако же, у вас всяких названий.

Сорокин: Да, и прочее, и прочее, и прочее.

Оганесян: Мы будем много говорить, руководствуясь вопросами наших слушателей, о финансах и экономике. Первый вопрос самый что ни на есть бытовой. "Дмитрий Евгеньевич, - спрашивает слушатель из Москвы, - не могли бы вы разъяснить, что происходит с рублем? Почему вдруг с начала года рубль стал резко падать? Что это может означать для экономики?". Для кармана потребителя что это может означать?

Сорокин: Я не успел посмотреть текущий курс рубля, выше он или ниже, но общая тенденция - падение. Почему он начал вдруг падать? В основном потому, что Центробанк ушел с валютного рынка.

Основным игроком на валютном рынке является Центробанк. Возможности у него колоссальные, потому что валютные резервы на счетах Центробанка - более 500 миллиардов долларов, третьи-четвертые по величине в мире. Он способен предъявить высокий спрос на доллары, то есть покупать эту валюту, либо, наоборот, уйти с рынка, спрос на доллары резко падает, и рубль укрепляется.

Почему Центробанк ушел с рынка? Первое официальное объяснение, и оно имеет под собой почву - мы говорим, что у нас рыночная экономика, а в рыночной экономике курс рубля должен определяться свободным рынком, а не монополистом, в данном случае Центробанком. Об этом сказал, кстати говоря, и президент: рубль должен уходить в "свободное плавание", его курс должен определяться на свободном рынке. Теоретически это правильно, и вот Центробанк уходит с рынка, и рынок определил, что курс рубля стал падать.

Оганесян: А это рубль падает, или доллар дорожает? Я не понимаю.

Сорокин: Рубль становится дешевле, поэтому для покупки долларов надо больше рублей.

Оганесян: Есть ли развитая страна с неплохими валютными резервами, которая бы практиковала невмешательство центрального банка в ситуацию? Рыночная экономика всюду, но, по-моему, в любой стране центральные банки вмешиваются и не сидят, наблюдая, что происходит.

Сорокин: Совершенно правильно. Но дело в том, когда вмешивается центральный банк. Скажем, экономика находится в пике, в кризисе, и тогда не просто центральный банк, а государство вмешивается в экономику.

Оганесян: Мы это постоянно наблюдаем.

Сорокин: А если экономика нормально функционирует, идет нормальный подъем, государство может навредить своим вмешательством. Но важно вовремя отследить какие-то негативные тенденции, не дать им перерасти в кризис. То есть роль государства минимизируется.

Оганесян: То есть прямо по Экклезиасту: "время всякой вещи". Время входить на рынок и время уходить?

Сорокин: Да, "время собирать камни и время их разбрасывать". Но это только одно объяснение. Откровенно говоря, в экспертном сообществе оно воспринимается как формальное. Вот и вы сейчас задали вопрос: а что, центробанк вообще не вмешивается? Я вам ответил: только если плохи дела в экономике.

Забегая вперед в нашем разговоре скажем, что сейчас одна из острейших проблем - резкое замедление роста российской экономики. Мы знаем, что сейчас одна из центральных задач - изменить эту негативную тенденцию. Вопрос: в условиях рыночной экономики, имея в виду диверсифицированную, многоотраслевую рыночную экономику…

Версия для печати