Сергей Дружиловский: Без Ирана сирийская проблема решена не будет

00:07 10.02.2014 Наталья Дегтярева, журналист


На днях постоянный представитель России при ООН Виталий Чуркин заявил о том, что Россия считает участие Ирана в работе конференции "Женева-2" важным и что оно могло бы сыграть положительную роль. Также он надеется, что путь привлечения Тегерана к переговорам будет найден. Об участии Ирана в «Женеве-2» свои комментарии журналу «Международная жизнь» дал профессор МГИМО (У) МИД России Сергей Дружиловский.

Вопрос: Сергей Борисович, насколько важно, чтобы Иран   участвовал в «Женеве-2» и какие есть нюансы в переговорах с Тегераном?

- Надо сказать прямо, что без Ирана сирийская проблема решена не будет. Потому что решают проблему не великие державы, что бы про них ни говорили, а те, кто имеет возможности ее решать.

У Ирана такие возможности есть. Сейчас шиизм имеет большое влияние в Ливане, Ираке и по всему Ближнему Востоку, он сейчас на подъеме, так как почувствовал за спиной сильную и успешно развивающуюся Исламскую Республику Иран. Они, конечно, не по команде Ирана действуют, но у Ирана, вне всяких сомнений, очень большие возможности.

Однако, Иран – страна очень капризная, и стоит их где-то немного обидеть, они начинают говорить, что если без нас, то давайте без нас, но от нас тоже тогда ничего не ожидайте. 

Весь вопрос упирается в то, что можно принять тысячи очень красивых решений, которые даже все подпишут. Но если Тегеран сделает для себя целью продолжать воздействовать на ситуацию в Сирии, то это он сможет сделать даже один, без поддержки Китая или России. Потому что они с Дамаском схожи по религии и не только.

Нужно привлекать Иран к переговорам, потому что Тегеран боится, что после Сирии будет Иран. Поэтому иранские политики будут решать сирийскую проблему и прилагать для этого максимальные усилия. Но только в том ключе, что это будет конструктивное решение, что это не будет свержение режима, как с Каддафи поступили в Ливии. Иранцы этого никогда не допустят. Для них сирийская проблема сейчас ключевая. Мы даже не очень сильно понимаем, что будет, если падет сирийский режим. А они это понимают очень хорошо.

В Тегеране знают, что тогда опять спираль будет раскручена в сторону большого Ближнего Востока, и пойдет все опять снова-здорово.

Поэтому иранцы будут делать все, чтобы поддерживать режим Асада. А если не режим Асада, то какие-то другие прошиитские силы. Но они могут и занять конструктивную позицию, правда, только в том случае, если сирийская проблема будет решена не в одностороннем порядке в пользу каких-то, например, ваххабитов, а с примирением сторон, с созданием переходного правительства, с проведением всеобщих и равных выборов.

Тогда Иран может пойти на такое сотрудничество, поэтому привлечь его к Женеве очень важно. И почему там упираются саудовцы и еще ряд государств, это понятно, потому что они боятся как раз другого: если Сирия и режим Башара Асада победит, то шиитская составляющая еще более усилится на Ближнем Востоке, что идет вразрез с их интересами.

А мы должны исходить из своих интересов, из того, что Иран надо привлечь к переговорам. И я думаю, что и президент России Владимир Путин, и глава МИД Сергей Лавров, сделают все возможное, чтобы на каком-то этапе Иран обязательно там участвовал.

Версия для печати