Виктор Павлятенко: Сближение позиций России и Японии возможно только на основе взаимных компромиссов

01:50 08.02.2014 Наталья Дегтярева, журналист


Недавно в Токио состоялась встреча на уровне заместителей министров иностранных дел России и Японии, на которой обсуждался мирный договор между Россией и Японией. Итогом этой встречи стала договоренность о продолжении консультаций. Следующий раунд переговоров пройдет в Москве. О перспективах заключения мирного договора своим мнением с нашим журналом поделился ведущий научный сотрудник Центра исследований Японии Института Дальнего Востока РАН Виктор Павлятенко.

Вопрос: Расскажите, пожалуйста, почему до сих пор нет мирного договора между Россией и Японией и о существующих проблемах между нашими странами?

- Мы уже были на пороге заключения договора, даже подписали прототип такого договора, но в результате шагов японской стороны, которая отказалась от прежде согласованных ратифицированных мероприятий, этот процесс затормозился и находится в замороженном состоянии до сих пор. По этой единственной причине договора до сих пор нет.

Между Россией и Японией существует одна-единственная проблема политического характера – это претензии японской стороны, которая оспаривает принадлежность Южно-Курильских островов России.

Вопрос: Что вы скажете о перспективах урегулирования этой проблемы?

- Мы обоюдно договорились вести переговоры по принятию вывода этой проблемы из тупика и принятию какого-то окончательного решения в виде заключения мирного договора.

А условия заключения этого договора как раз и будут обсуждаться на встречах заместителей министров, которые создали такой постоянный институт в двусторонних отношениях как раз для обсуждения всех вопросов, связанны с этой проблемой.

Вопрос: Япония не снимает своих территориальных претензий. Удастся ли при этом подписать мирный договор? Насколько это будет сложно и как долго этот процесс может продолжаться?

- Дело в том, что заключение мирного договора не представляет собой жизненно важную проблему, без решения которой невозможно вообще существование государства. И поскольку стороны занимают диаметрально противоположные позиции, и для сближения этих позиций, которое возможно только на основе взаимных компромиссов, отрезок времени будет достаточно длительным.

Вопрос: Есть какая-то перспектива уладить территориальные разногласия? Или все-таки вы думаете, что пройдет не один год, прежде чем что-то сдвинется?

- У нас позиции достаточно крепкие, они основаны на принятых документах. Более того, вообще срок нынешней ситуации уже приближается где-то к семидесяти годам. Даже по меркам Международного Суда в Гааге, занимающегося разрешением территориальных споров, это срок, при котором, как правило, принимается решение – каждый владеет тем, чем владеет, если подается такая заявка в этот Международный Суд.

И все ссылки на то, что если мирный договор будет заключен, тогда сразу произойдет прорыв в двусторонних отношениях, это тоже совершеннейший миф.

Поэтому лучше, когда есть какие-то традиционные вещи, а мирный договор – вещь традиционная. Хотя в российско-японском случае, и вообще по итогам второй мировой войны, в практику международных отношений был привнесен новый элемент, когда мирный договор не был заключен, но серия других договоров, по сути дела, как раз и создавала ту атмосферу, которая обычно возникает после заключения мирного договора. Это и в отношениях с Германией, это и в отношениях с Японией.

Версия для печати