Владимир Жарихин: ««Заноза» между Россией и ЕС в лице Украины выгодна США»

18:21 06.02.2014

Оганесян: Здравствуйте! Владимир Леонидович Жарихин, заместитель директора Института СНГ в нашей студии и отвечает на мои и ваши вопросы. Вы, наверное, нарасхват в эти дни как эксперт в связи с событиями на Украине?

Жарихин: Во мне борются две личности. Одна - политолог, а другая, скажем так, участник СМИ. Участнику СМИ приятно, что он нарасхват, а политологу хочется, чтобы на подведомственной территории было тихо и спокойно. С другой стороны, политологу удобно. Я все время сочувствую нашим поп-звездам, им все время приходится выдумывать про себя информационные поводы. А у нас информационные поводы поставляют подведомственные территории, и сейчас Украина предоставляет огромные возможности.

Оганесян: Мы неизбежно окунемся в стихию этой темы. Есть расхожая фраза, что лидеры оппозиции потеряли контроль над этим радикальным всплеском эмоций. Даже оппозицией не назовешь тех, которые так пассионарно вели себя 19 января. Этот всплеск радикально изменил ситуацию.

Но вопрос в том, разве до этого оппозиция чем-то управляла? Во-первых, она была "трехголовой", там не было единого лидера. Во-вторых, было ощущение, что на самом деле все на майдане существовало раздельно, и всем известные лидеры оппозиции были участниками этого спектакля.

Какова ситуация сейчас? Все, начиная теми, кто за более глубокую интеграцию Украины в Европы, и заканчивая теми, кто за более тесные связи с Россией, сходятся на том, что лидера у оппозиции нет. Так ли это?

Жарихин: Что касается лидера. Кто-то из них, предположим, в 2015 году победит на выборах, и окажется, что лидер есть. Конечно, человек красит место, но и место здорово красит человека. Другое дело, что нет идеологического лидера.

Недавно я дискутировал на одной радиостанции с депутатом от "Батькивщины" Соболевым. Он говорил про семейные успехи в бизнесе команды Януковича, про коррупцию, расслоение, социальные проблемы. Я сказал: "Вы говорите правильно. Но причем тут вы? Вы - буржуазная партия или коммунисты? Или вы просто занимаетесь популизмом для своих избирателей. Но тогда учтите, что здесь ваших избирателей нет, давайте говорить по существу"…

Оганесян: Вы бываете на Украине. Каковы ваши ощущения, как народ относится к тому, что происходит на майдане? Начнем с тех, кто начал этот процесс. Это действительно отдельный небольшой пассионарный слой, или он действительно отражает глубинные настроения людей?

Жарихин: С одной стороны, он отражает глубинные настроения людей. Слишком много людей на Украине (и это вина власти, безусловно) выступают за то, что они попросту называют объединением с Евросоюзом, не вдаваясь в подробности, что это ассоциация, а не членство в ЕС, исходя из простой позиции: может быть, хотя бы европейские чиновники заставят наших не воровать, снизят коррупцию, кумовство и преступность. Это, конечно, наивная вера, но она подпитывает очень многих.

Вы у меня с языка сняли идею, которую я хотел сказать, о том, что есть все-таки дистанция огромного размера между недовольством властью и реальными действиями по забрасыванию представителей власти камнями и "коктейлями Молотова". Здесь говорить о том, что именно в таких проявлениях недовольства половина населения Украины поддерживает майданщиков, было бы слишком большим преувеличением. Это, безусловно, не так.

Оганесян: Насколько влияет на эту ситуацию внешнее воздействие, визиты еврочиновников?

Жарихин: Когда они приезжают с визитами, выступлениями, печеньями, они просто себя роняют. Тут другое. Очень любят рассказывать про современные тонкие компьютерные технологии, интернет-революции через Twitter, Facebook, как они все это круто делают.

На самом деле, технология очень простая: любой уличный хулиган становится революционером в тот момент, когда власть ограничена в своих действиях внешним воздействием. Обычно внешнее воздействие осуществляется через финансовые интересы власти…

Версия для печати