Ось зла

13:28 30.01.2014 Ноам Хомский - американский лингвист, философ, историк, политолог и общественный деятель


В конце ноября 2013 года было объявлено о достижении временного соглашения по иранской ядерной политике, которое в течение шести месяцев будет обсуждаться в ходе существенных переговоров.

Майкл Гордон, репортер газеты «New York Times», написал: «Впервые за последние десять лет американские официальные лица сказали о том, что было достигнуто международное соглашение остановить большую часть иранской ядерной программы и свернуть некоторые ее составляющие».

Несмотря на это, Соединенные Штаты незамедлительно применили суровые штрафные меры к швейцарской компании, которая нарушила введенные США санкции. «Выбор времени для объявления, по-видимому, в какой-то степени направлен на то, чтобы послать сигнал о том, что администрация Президента Обамы все еще уверена в необходимости держать Иран в экономической изоляции», - заявил в издании «The Times» Рик Глэдстоун.

«Знаменательное соглашение» действительно включает значительные уступки со стороны Ирана, тогда как со стороны США не предусматривается никаких сопоставимых шагов, кроме простого согласия на временное ограничение своего наказания Ирана.

Легко представит себе возможные уступки со стороны Соединенных Штатов. Достаточно вспомнить лишь одно: США является единственной страной, которая грубо нарушает Договор о нераспространении ядерного оружия (и, что гораздо серьезнее – Устав ООН), угрожая применить военную силу против Ирана. США могли бы также настоять на том, чтобы их израильский клиент воздержался от грубого нарушения международного права, как и на многом другом.

В распространенном мнении считается естественным, что только Иран должен идти на уступки. В конце концов, Соединенные Штаты - это Белый рыцарь, который стоит во главе международного сообщества в его усилиях сдержать Иран – который выставляется в качестве самой страшной угрозы миру во всем мире – и вынуждает его отказаться от агрессии, террора и прочих преступлений.

Существует другая точка зрения, о которой мало кто слышал, хотя она достойна, как минимум, быть упомянутой. Она отвергает утверждение США о том, что достигнутое соглашение сломило десятилетнее нежелание Ирана обсуждать предполагаемую ядерную угрозу.

Десять лет назад Иран предложил разрешить свои разногласия с США по ядерным программам, наряду с другими проблемами. Администрация Президента Буша гневно отвергла это предложение, сделав замечание передавшему его швейцарскому дипломату.

Европейский Союз и Иран также искали возможности договориться о приостановке Ираном обогащения урана в ответ на предоставление ЕС гарантий того, что США не будут нападать на Иран. Как писал Селиг Харрисон в «Financial Times»: «ЕС, сдерживаемый США, … отказался обсуждать вопрос безопасности», и все усилия сошли на нет.

В 2010 г. Иран принял предложение Турции и Бразилии отправить свой обогащенный уран в Турцию на хранение. В ответ, Запад должен был предоставить изотопы для реакторов иранских медицинских исследовательских центров. Президент Обама яростно отчитал Бразилию и Турцию за нарушение субординации и незамедлительно ужесточил санкции. Рассерженная Бразилия опубликовала письмо Обамы, в котором он предлагал такое соглашение, думая, что Иран отвергнет его. Этот инцидент был быстро забыт.

Также в 2010 г. страны-участники Договора о нераспространении ядерного оружия призвали провести в декабре 2012 г. в Хельсинки международную конференцию по обсуждению давней инициативы арабских стран об установлении на Ближнем Востоке зоны, свободной от оружия массового уничтожения. Израиль от участия в конференции отказался. Иран дал согласие на участие без каких-либо условий.

Затем США объявили об отмене конференции, повторив озвученные Израилем возражения.

Арабские государства, Европейский Парламент и Россия призвали к скорому возобновлению работы конференции, Генеральная ассамблея ООН проголосовала за постановление 174-6, призывая Израиль присоединиться к Договору о нераспространении ядерного оружия и открыть свои ядерные объекты для инспекции. Против проголосовали США, Израиль, Канада, Маршалловы острова, Микронезия и Палау – в результате чего сегодня была бы возможна еще одна уступка со стороны США.

Подобная обособленность США на международной арене является обычной по целому ряду вопросов.

В противовес этому, Движение Неприсоединения ( а это большая часть мира) на встрече, состоявшейся в прошлом году в Тегеране, в очередной раз открыто поддержало право Ирана на обогащение урана как страны, подписавшей Договор о нераспространении ядерного оружия. США отказывается признать этот аргумент, заявляя, что это право действует на условии получения положительного отзыва от инспекторов, однако таких формулировок в договоре нет.

Значительное большинство арабов поддерживают право Ирана на осуществление его ядерной программы. Арабы враждебно относятся к Ирану, но, в своем большинстве, считают США и Израиль главной угрозой, стоящей перед ними, о чем заявил в своем недавнем всестороннем анализе арабских настроений Шибли Телхами.

«Официальные лица Запада кажутся сбитыми с толку» отказом Ирана прекратить обогащение урана, - написал в «New York Times» Фрэнк Роуз, предлагая объяснения такого отказа психологического характера. Другие считают, что надо выбираться из этого тупика.

Можно полагать, что США возглавляют международное сообщество, но только если это сообщество состоит из самих Соединенных Штатов и кого-либо, соглашающихся с ними. Впрочем, часто такое «соглашательство» происходит в результате запугивания, как это иногда негласно признается.

Критики нового соглашения, такие, как Дэвид Сэнглер и Джоди Рудорен, предупреждают со страниц «New York Times» о том, что «хитрые посредники, китайцы, жаждущие добраться до источников энергии, и европейцы, ищущие способы вернуться в старые времена, когда Иран являлся главным источником торговли, увидели для себя шанс перескочить через заграждения». Короче говоря, сейчас они подчиняются американским приказам, только потому что боятся. А Китай, Индия и многие другие страны находят способы обойти американские санкции против Ирана.

Альтернативная точка зрения бросает вызов стандартной версии США. Ей учитывается факт того, что США мучают иранцев без перерыва вот уже 60 лет. История эта началось в 1953 г., после организованного ЦРУ переворота, в результате которого было свергнуто парламентское правительство, а власть передана шаху, тирану, который регулярно был действующим лицом докладов о самых страшных нарушениях прав человека в мире, являясь при этом союзником Америки.

Когда шах был свергнут в 1979 г., США сразу поддержали Саддама Хусейна в его кровавом вторжении в Иран, который присоединился к сменившим флаги иракского союзника кораблям Кувейта, чтобы помочь им прорвать иранскую блокаду. В 1988 г. военный корабль США сбил иранский самолет, выполнявший коммерческий рейс, забрав жизни 290 человек, и вернувшись домой, получил награду из рук президента.

После того, как Иран был вынужден капитулировать, Соединенные Штаты возобновили поддержку своего друга Саддама, даже приглашая в США иракских инженеров-ядерщиков для повышения квалификации по созданию вооружений. Администрация Клинтона затем ввела санкции против Ирана, которые в последние годы особенно ужесточились.

На самом деле в Ближневосточном регионе действуют только два государства-изгоя, прибегающие к агрессии и террору и нарушающие международное право по своему усмотрению: Соединенные Штаты и их клиент Израиль. Иран действительно совершал акты агрессии: завоевал три арабских острова во времена правления шаха, поддерживаемого США. Но прочий террор, приписываемый Ирану, на самом деле бледнеет при сравнении с этими государствами-изгоями.

Понятно, что эти государства-изгои должны изо всех сил возражать против сдерживающего фактора в регионе, и должны возглавить кампанию по освобождению себя от любых подобных ограничений.

Вот только как далеко меньшее из государств-изгоев зайдет для того, чтобы устранить сдерживающий фактор, который внушает страх, под предлогом «экзистенциальной угрозы»? некоторые опасаются, что оно зайдет очень далеко. Мика Зенко из Совета по международным отношениям предупреждает в журнале «Foreign Policy», что Израиль может развязать ядерную войну. Аналитик «Foreign Policy» Збигнев Бжезинский призывает Вашингтон дать понять Израилю, что он будет остановлен ВВС США, если попытается нанести бомбовый удар.

Какая из этих противоположных перспектив ближе к реальности? Ответ на этот вопрос – это не просто полезное упражнение. Этот ответ влечет за собой серьезные глобальные последствия.

(По материалам: pglobal.ru)

Версия для печати