ГЛАВНАЯ > Актуальное интервью

Николай Миронов: Встреча Мадуро и Каприлеса – начало сотрудничества?

23:43 12.01.2014 • Наталья Дегтярева, журналист

В Венесуэле на президентском совещании по усилению борьбы с преступностью состоялась Встреча Николаса Мадуро и Энрике Каприлеса.   Перед совещанием политические противники пожали друг другу руки. Об этом событии нашему журналу рассказал Директор Института приоритетных региональных проектов Николай Миронов.

Вопрос: Не означает ли начало сотрудничества государственной власти и оппозиции встреча Николаса Мадуро и Энрике Каприлеса?

- Конечно, хотелось бы надеяться, что это сотрудничество возникнет, причем оно возможно и необходимо в интересах обеих сторон.

Результаты последних выборов показали серьезный раскол в обществе, что электоральная база Венесуэльского режима не так уж сильна и, более того, если рассматривать социальную структуру, она не позволяет правительству в настоящее время достичь национального консенсуса.

А в перспективе -  это возможность превращения нынешнего режима в подобие того, который существовал, например, в Ливии. То есть наподобие режима Муаммара Каддафи, который опирался только на самые бедные низы и на бюрократию вокруг себя. В такой ситуации возможен отход значительной части среднего класса от этого режима. Что показали, в частности, последние декабрьские муниципальные выборы.

На этих выборах у Единой социалистической партии, то есть у блока Мадуро, 49,2 процента, у объединенной оппозиции -  42,7 процентов. Казалось бы, есть перевес, но он очень незначителен. И это очень важно.

Разрыв меньше десяти процентов, говорит о том, что любая погрешность, любое раскачивание ситуации может привести к тому, что-либо шансы уравняются, либо, наоборот, произойдет перевес оппозиционных сил. Разрыв больше десяти процентов говорит о том, что можно более-менее спокойно жить.

Очень многие города поддержали оппозицию. Это говорит о том, что городской средний класс в значительной степени колеблется. То есть, он расколот, он не составляет единой, сплоченной базы действующего режима. А это говорит о том, что существует риск маргинализации этой радикально-популистской коалиции. превращение ее в подобие той, которая была при Муаммаре Каддафи в Ливии, когда базой его поддержки являлись городские низы и беднота.

Беднота – это толпа, и эта толпа может быть направлена в любую сторону в любой момент. И  тут все зависит от того, есть ли харизматичный лидер. Если он  есть – то толпа за ним идет, если нет, то может пойти за кем-то другим.

Это неустойчивый электорат, с которым довольно сложно проводить модернизацию страны, осуществлять реформы. Здесь нужны, большие денежные вливания для создания социальной структуры. И, кроме того, помимо бедноты, это бюрократия, включенная в экономические процессы и управляющая национализированными предприятиями. Вот такой слой складывается вокруг.

В то же время оппозиция в лице Энрике Каприлеса, имеет достаточно серьезную электоральную поддержку, потому что он идет с очень небольшим отрывом от Мадуро. На последних президентских выборах у них разница была - один процент.

Это показывает, что он очень близок к Николасу Мадуро, но ,к сожалению, ему сейчас не хватает возможностей. Он является губернатором одного из штатов. У Каприлеса нет серьезного административного ресурса, который позволил бы продвинуть своих представителей в другие штаты, либо как-то влиять на политику. Таким образом, сотрудничество интересно и для него.

Дело в том, что основная цель режима, который создавался Уго Чавесом – это модернизация страны за счет различных действий. Это и укрепление инфраструктуры внутри страны, это и развитие социальной структуры, изменение ее в сторону большего количества производящих сил. Здесь много составляющих. И в сущности, опираться только на бюрократию - палка о двух концах для Мадуро. Потому что, если бизнес от него отойдет, то он потеряет значительную часть экономического ресурса.

Я думаю, что все эти обстоятельства, то есть слабость режима, который сейчас существует, соответственно, угроза для модернизации страны, для дальнейшего экономического роста и в целом для существования Боливарианской парадигмы, которая там реализуется, подталкивает сейчас обе стороны к диалогу.

Вопрос: А в какой форме можно было бы реализовать это сотрудничество?

- Мадуро и Каприлес понимают, что раскол в обществе сейчас никому не нужен. Сейчас нужно как-то объединяться. Это не значит, что будет создана какая-то коалиция и они вместе начнут управлять страной. Не думаю, что это так.

Мне кажется, что возможен какой-то аккуратный, не афишируемый возврат к традиционной Венесуэле последних десятилетий, которая была до прихода Уго Чавеса к власти.

В настоящее время есть возможность эту биполярность превратить, например, в достаточно эффективную двухпартийную систему, которая бы держалась на основе договоренности между двумя силами о том, что они не будут обострять ситуацию, а будут стремиться к диалогу.

Если бы так сейчас получилось, то это будет очень большой победой и той и другой стороны. Потому что тогда у Венесуэлы появится возможность быть не просто неким эпатирующим международную общественность государством, а появится возможность для конструктивного диалога внутри страны. Что до последнего времени только обостряло ситуацию. Но не факт, что это будет, пока это только первые шаги.

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати