Владимир Беляков: Перспективы сотрудничества России и Египта весьма радужные и разносторонние

16:35 17.12.2013 Наталья Дегтярева, журналист


14-15 января 2014 года в Египте состоится референдум по Конституции. Эту дату озвучил временный президент страны Адли Мансур.

Проект новой египетской Конституции вызвал жаркие споры по различным ее аспектам. О деталях проекта новой Конституции и перспективах российско-египетского сотрудничества рассказал журналу «Международная жизнь» ведущий научный сотрудник Института востоковедения РАН Владимир Беляков.

Вопрос: Что вызвало такую бурную полемику при обсуждении новой Конституции Египта?

- Ну, вообще-то, Конституция не совсем новая, и такую задачу – писать ее с нуля, нынешнее руководство страны «Комитету пятидесяти» не ставило.

За основу была взята прошлогодняя Конституция 2012-го года, которую подготовила комиссия, где доминировали исламисты. Но большинство египтян исламисты не устраивают.

Это показали массовые выступления 30 июня и смещение президента-исламиста Мухаммеда Мурси.  В общем, Конституцию необходимо было выправить. И с этой точки зрения было очень удобно, потому что партии и общественные организации, имея уже базовый текст, готовили к нему поправки и направляли в «Комиссию пятидесяти».

Комиссия каждую неделю собиралась в полном составе, а в течение недели работала в своих подкомитетах, потому что Конституция – это большой документ, в котором несколько разделов. Ну и конечно, были споры.

Дело в том, что сейчас в Египте доминируют силы либеральные и левые, и в том, что они отвергают правление исламистов и исламизацию страны, они, конечно, едины.

А вот когда дело доходит до иных вопросов, то тут возникают разногласия.

Вопрос: Какого рода?

- Вот, например, какой должна быть избирательная система, система выборов в парламент. Парламента ведь сейчас нет в Египте, его еще только предстоит избрать. Тут мнения разошлись. Те, кто представлял крупные политические силы, выступали за то, чтобы в основном парламент избирался по партийным спискам. Представители молодежи, у которых не очень хорошо сплоченные организации, наоборот, говорили, что большинство должно избираться по спискам индивидуальным, по одномандатным округам.

Дискуссию вызвали еще два вопроса, связанные непосредственно с военными. Дело в том, что ведь по существу, у нынешних властей за спиной стоит армия, и армия, конечно, кое-какие свои привилегии хотела бы в Конституции закрепить. Одна из них состоит в том, и это вошло в проект Конституции, что на пост министра обороны кандидата выдвигает именно армия. В общем, они хотят, чтобы свой человек всегда был министром обороны.

Также военные требовали, чтобы им дали возможность судить военным судом тех, кто совершает преступления против армии или против армейского имущества. Вот эта позиция вызвала особенно ожесточенные споры, потому что, по мнению либеральных кругов, это не соответствует классическому представлению о правах человека - гражданского человека должен судить гражданский суд. Дело в том, что решения военного суда не подлежат апелляции, и это вызывает вопросы.

Вот основные пункты, вокруг которых шли дискуссии, ну и более мелкие вопросы, конечно, тоже.

Вообще, Конституция, вот она у меня на столе лежит, передо мной, содержит 247 статей, сильно отличается от прошлогодней. На мой взгляд, в лучшую сторону. Там очень подробно расписаны права человека, права женщин, чего не было в старой Конституции. Содержится полный запрет не только на создание политических партий на религиозной основе, но и вообще любая политическая деятельность на религиозной основе. И это, конечно, соответствует состоянию египетского общества.

Вопрос: А какова вообще сейчас ситуация в Египте?

- Я был в прошлые выходные в Каире. В целом ситуация спокойная, хотя свергнутые «Братья-мусульмане» нет-нет да организуют какие-то манифестации, в последнее время в основном в студенческих городках.

Жизнь идет нормально, и то, что чрезвычайное положение было отменено в ноябре, говорит о том, что действительно потихоньку все налаживается. Знаете, люди уже устали от всего этого, ведь нестабильность в Египте продолжается почти три года, с 25 января 2011 года.

Основная масса людей хотят спокойно жить и работать, воспитывать детей, и тянутся к мирной жизни. Поэтому то, что делают нынешние власти по стабилизации обстановки, в общем и целом вызывает поддержку со стороны населения.

Ну, вот теперь Конституцию надо утвердить. Референдум состоится 14-15 января, а дальше, то ли первыми будут президентские выборы, то ли первыми – выборы в парламент, по крайней мере, начнет выстраиваться уже новое египетское государство.

Вопрос: Как, Вы думаете, будут развиваться отношения у Египта с Россией?

- Сейчас египтяне тянутся к России. И ноябрьские визиты министров Сергея Лаврова и Сергея Шойгу это очень хорошо показали. Да и вообще сейчас активизировались взаимные визиты и поездки на более низком уровне.

Тут есть несколько аспектов. Старшее поколение еще прекрасно помнит о нашем сотрудничестве в 60-е и отчасти в 70-е годы, о работе с советскими специалистами и советскими военными.

Но дело даже, наверное, не в этом, если брать политику.

Дело в том, что буквально до последнего времени Египет как государство был вынужден ориентироваться на США. К американцам его привязал еще президент Анвар Садат в конце 70-х годов.

Сейчас ситуация изменилась. То, что Россия смогла предотвратить военную операцию Запада против Сирии, показало, что мир многополярен и что Россия является одним из его основных полюсов.

Появилась возможность сбалансировать внешнюю политику Египта, чего еще несколько лет назад не было. И вот все это вместе, включая, конечно, и наши возможности торгово-экономического и культурного сотрудничества, подталкивает египтян к России. Я думаю, что перспективы сотрудничества на обозримое будущее весьма радужные и разносторонние.

Версия для печати