Владимир Евсеев: Реализация США концепции быстрого глобального удара может привести к снижению стратегической стабильности

02:13 15.12.2013 Наталья Дегтярева, журналист


Заместитель министра иностранных дел России Сергей Рябков выразил озабоченность в интервью газете «Коммерсантъ» по поводу разработки концепции быстрого глобального удара. Свою оценку этой концепции дал журналу «Международная жизнь» Директор Центра общественно-политических исследований Владимир Евсеев.

Вопрос: Сможет ли система быстрого глобального удара создать угрозу безопасности России в случае ее принятия на вооружение в США?

- Я считаю, что позиция заместителя министра иностранных дел РФ Сергея Рябкова по вопросу о быстром глобальном ударе является исключительно правильной.

Реализация США этой концепции приведет к снижению стратегической стабильности, создаст непредсказуемость в российско-американских отношениях.

Несмотря на то, что существует определенный сдерживающий фактор для реализации этой концепции, в частности, согласно Пражскому договору об СНВ, наличие на стратегических носителях боеголовок с ядерным оснащением засчитывается как стратегический носитель и, соответственно, учитывается в этом договоре.

Тем не менее, сам эффект непредсказуемости, особенно с учетом несовпадения позиции России и США по ряду региональных проблем, в частности, по Сирии, а также неполное совпадение позиций по Ирану и Афганистану, крайне затрудняет разрешение проблем как региональной безопасности, так и укреплению глобальной безопасности в мире.

С этой точки зрения, по-видимому, для США было бы желательно не торопиться с реализацией этой концепции, и до ее принятия на вооружение провести как минимум консультации как с Российской Федерацией, так и с Китайской Народной Республикой.

Разрабатываемая в США концепция быстрого глобального удара представляет некоторую угрозу для Российской Федерации.  Если развертывание такой системы будет реализовано на практике, и количество ракет, которые будут задействованы в этой концепции, будет значительным для того, чтобы создать угрозу для стратегических ядерных сил РФ.

Но все-таки я считаю, что, вероятнее всего, эта система не будет направлена напрямую против России.

Более вероятно, что она может быть направлена против Китая с целью лишения его возможного потенциала в сфере противоспутникового оружия.

Сама идея использования боеголовок в обычном оснащении на баллистических ракетах или создание каких-то гиперзвуковых летательных аппаратов, которыми будет выводиться ракетоноситель, без согласования с Россией приведет к серьезной озабоченности со стороны Москвы. Потому что такие системы могут быть ошибочно приняты за ядерные, и в этом случае будет рассматриваться вопрос об ответном ядерном ударе.

Именно это представляет для Российской Федерации самую серьезную опасность, однако, я думаю, угрозу не стоит преувеличивать.

Скорее всего, было бы желательно начать консультации по этому вопросу, чтобы снять ту озабоченность, которую Россия уже проявила, и эти консультации должны носить не только российско-американский характер, но и российско-китайский.

Только в этом случае можно говорить о снижении напряженности. В противном случае, я считаю, будет невозможно разрешать проблему противоракетной обороны в Европе и двигаться к дальнейшему сокращению ядерных вооружений.

Вопрос: Владимир Валерьевич, а можно поподробнее рассказать, что из себя будут представлять эти системы быстрого глобального удара?

- Изначально предполагалось, что в систему быстрого глобального удара войдут баллистические ракеты типа «Трайдент-II», установленные на атомных подводных лодках типа «Огайо».

Однако совершенно ясно, что российские системы наблюдения, а Россия в данном случае будет использовать радиолокационные станции типа «Воронеж» и «Воронеж-ДМ», старт ракеты «Трайдент-II» с боеголовками обычного оснащения не смогут отличить боеголовку обычного оснащения от ядерного, и это будет воспринято Россией как удар именно ядерной головной части.

С этой точки зрения сейчас рассматривается возможность создания специальной ракеты. Такая ракета разрабатывается, она будет по сути носителем, от него будет отделение планирующего боевого блока, который сможет пролетать, например, 6-8 тысяч километров и иметь ядерную головную часть. При этом степень наведения будет очень высокой – отклонения от точки падения будет иметь максимум десятки метров.

Это высокоточное оружие планируется сделать сейчас, и, скорее всего, носитель будет также морской. Однако эти системы еще не отработаны, принять их на вооружение возможно к 2017-2018 гг.

Вопрос: Что Россия разрабатывает в ответ на концепцию быстрого глобального удара?

- Подобные разработки в нашей стране велись, и ответ России на концепцию быстрого глобального удара будет аналогичен американской концепции.

Вопрос: Как система быстрого глобального удара может повлиять на безопасность в мире вообще?

- Я считаю, что внедрение такого рода систем создает эффект непредсказуемости. Причем эффект непредсказуемости в отношениях между Россией и США снять проще.

 Потому что Россия и США между собой заключили значительное количество соглашений об ограничении стратегических ядерных вооружений, об уведомлении друг друга при проведении летных испытаний. Так что России и США договориться в этой сфере проще.

Но как в этом случае договориться США с другими странами, с которыми нет подобных соглашений, например, с Китаем?

Вполне возможно, что другие государства будут вынуждены пойти на развертывание аналогичных систем. А это, как я считаю, может привести к гонке вооружений в сфере высокоточного оружия, и, скорее всего, такая гонка вооружений будет подрывать стратегическую стабильность.

Версия для печати