Портреты балканских политиков. Борис Тадич - 3-й Президент Сербии (11 июля 2004 - 5 апреля 2012). Часть 2. «Избиратель выбрал «европейский путь» развития»

16:55 09.12.2013 Константин Качалин, журналист-международник


Сербия, Белград, июль 2004

Часть 1

Часть 2

Часть 3

Часть 4

(Интервью с президентом Сербии летом 2004 года)

Сразу же после победы на выборах 2004 года новый президент Сербии Борис Тадич согласился на интервью. Тадич хорошо знал меня довольно долго . Мы не раз встречались и с ним, и с Зораном Джинджичем - и наши разговоры всегда были очень откровенными. Не стало исключением и это интервью.

- Господин Президент, это правда, что Евросоюз ставил только на Вашу победу?

Борис Тадич: Если бы мой оппонент Томислав Николич победил на выборах, а него были неплохие шансы, то Сербия вновь превратилась в страну, от которой бы Запад надолго отвернулся. Нам бы не только не дали приличных кредитов. В экономику страны, которая очень нуждается в инвестициях, не вложили бы ни одного евро. У нас были небольшие противоречия и с господином Коштуницей. Сейчас он премьер-министр Сербии, а до середины 2003 года занимал пост президента Югославии. Правительство Воислава Коштуницы, на мой взгляд, немного консервативно. А нам нужно смело идти вперед и реанимировать экономику. Cербский избиратель выбрал “европейский путь” развития, и это предопределило мою победу. Запад не вмешивался в наши выборы. Правда, он намекал избирателям, что с Николичем у сербов не будет никаких шансов на инвестиции, на новые рабочие места.

- Господин президент, как по-Вашему теперь будут развиваться отношения Сербии и России?

Борис Тадич: Россия наш традиционный и стратегический партнер. У нас прочные и стабильные связи в топливно-энергетическом секторе, сельском хозяйстве, различных отраслях промышленности. У Сербии три основных партнера - Россия, Европа и США. Я заверю вас, что Россия будет нашим главным внешнеполитическим партнером. Сербия не сможет существовать без сотрудничества с Россией, Европой и Соединенными Штатами. Без этого наш регион может снова стать самой горячей точкой Европы.

- Господин Тадич, насколько мне известно, Европа готова помочь Сербии, но при условии, что Белград будет активнее сотрудничать с Международным трибуналом в Гааге и строго выполнять все его требования. Сейчас в этом вопросе есть некоторые противоречия. Ведь не все в Сербии поддержали выдачу экс-президента СРЮ Слободана Милошевича в руки Карлы дель Понты . Многие до сих пор уверены, что всех, кого обвиняет Гаагский трибунал, нужно судить в Сербии, а не в Голландии. И что Вы думаете о Ратко Младиче и о Радоване Караджиче, которых вот уже девять лет никак не могут арестовать?

Борис Тадич: Мы просто обязаны сотрудничать с трибуналом в Гааге. В противном случае, мы окажемся в сложном экономическом положении и , естественно, в политическом кризисе. Без развитой экономики в стране тут же обострятся политические противоречия. Тогда трудно будет решить и “косовский вопрос”, и ряд других региональных проблем. Что касается Ратко Младича и Радована Караджича. Во-первых, это люди из другой страны - из Боснии и Герцеговины. До того, как стать президентом Сербии, я был министром обороны союзного государства Сербия и Черногория. Уверяю вас, что и тогда, и сейчас я имел много информации. Но ни раз я не получал данных об этих людях. Гаагский трибунал никогда не обвинял Сербию по этому поводу . Повторяю, Радован Караджич обвиняется за преступления в Боснии и Герцеговине. К Сербии это не имеет никакого отношения. Младич в последний раз, так говорят разные источники, был в Сербии еще до создания Трибунала в Гааге и до предъявления ему обвинений. Лично я сомневаюсь, что генерал Младич может находиться на территории Сербии. Все поиски и следствия, а они проводились неоднократно, не дали никаких результатов. Я верю нашим людям из МВД, которые занимались этим делом. И нет никаких причин не доверять им.

- Получается, что Караджич и Младич - это миф. Их нет нигде, ни в Боснии и Герцеговине, ни в Сербии, ни в Черногории? Но ведь они живы и их постоянно ищут американцы. Где они могут все-таки скрываться?

Борис Тадич: С этим вопросом ко мне много раз обращались западные журналисты. Я серьезно отвечал им и отвечаю вам : “Не знаю”. Аналитики с Запада как-то поинтересовались у меня, что бы я сделал , если бы оказался в такой же ситуации. Я сказал им, что я бы уехал в Хорватию. ( смеется ). У нас одинаковый язык, это главное. Во-вторых, после маленьких косметических операций Младича не узнали бы в Хорватии никогда. Так же, как и хорватского генерала Анте Готовину никогда бы никто тоже не узнал. Поэтому два известных и столь разыскиваемых Трибуналом генерала - сербский и хорватский - могут скрываться так - серб в Хорватии, а хорват в Сербии. Но это фантастический вариант. И еще раз хочу подчеркнуть, что Младич генерал из Боснии, а не из нашей страны. Он боснийский серб.

(Продолжение следует)

Ключевые слова: НАТО Борис Тадич

Версия для печати