Станислав Тарасов: Анкара и Тегеран - перспективы сотрудничества

19:49 04.12.2013 Наталья Дегтярева, журналист


По заявлению главы МИД Турции Ахмета Давутоглу, 17 декабря этого года Анкару посетит президент Ирана Хасан Рухани с официальным визитом. После этого премьер министр Турции Эрдоган намерен посетить Тегеран. О перспективах сотрудничества между странами журналу «Международная жизнь» рассказал Директор Исследовательского центра "Ближний Восток – Кавказ" Международного института новейших государств Станислав Тарасов.

Вопрос: Чем последнее время характеризовались отношения между Турцией и Ираном?

- Отношения между Турцией и Ираном можно назвать дипломатией упущенных возможностей. Когда Анкара провозгласила доктрину «ноу проблем с соседями» и стала налаживать торгово-экономические отношения с соседними странами, роль Турции в регионе резко возросла, и такими отношениями были довольны все.

Однако с момента вступления региона в фазу «арабской весны», турецкая дипломатия стала допускать серьезные ошибки: по отношению к Египту Анкара стала требовать применения специальных санкций ООН, а с Сирией - нанесение военного удара. В итоге интересы Турции и Ирана «вошли в клинч».

Анкара стала выстраивать всевозможные региональные союзы с подключением Катара и Саудовской Аравии. Пыталась даже возглавить суннитское движение в регионе в противовес шиитскому, во главе которого стоял Иран. Но тем не менее эти резкие противоречия сказались на взаимоотношениях между Анкарой и Тегераном.

Вопрос: Какова Роль Турции в урегулировании иранской ядерной проблемы.

- Турция упустила возможность выступить в роли посредника между Западом и Ираном в урегулировании ядерной проблемы, хотя на этом направлении она предпринимала немало усилий.

В Стамбуле, в частности, в 2011 году проходил саммит «шестерки» и Ирана, в Турции проводились различные консультации между МАГАТЭ и иранской стороной. Но тем не менее, прорыв был осуществлен только благодаря усилиям России, США и других европейских стран, членов «шестерки».

Вопрос: Ваше мнение о перспективах развития отношений между странами?

- Сейчас неожиданно для турецкой дипломатии Иран быстро стал выводиться из международной изоляции. Когда была достигнута договоренность между Россией и США по сирийскому урегулированию, роль Ирана стала резко возрастать.

Турция пытается сейчас каким-то образом наверстать упущенное. В Тегеране недавно побывал министр иностранных дел Турции Ахмет Давутоглу, появились сообщения о предстоящем визите в Тегеран премьер-министра Турции Риджепа Тайипа Эрдогана и ответный визит нового президента Ирана Хасана Рухани в Турцию.

Турция сейчас заявляет о необходимости восстановления в полном объеме торгово-экономического, но прежде всего, энергетического сотрудничества с Ираном.

Удастся ли Турции на иранском направлении продвинуть свою формулу: экономика отдельно, политика отдельно? С точки зрения экономики, Иран действительно нуждался в таком партнере как Турция. Но сейчас Тегеран нуждается не только в экономическом партнере, но и политическом партнерстве для того, чтобы вести активную политику в регионе Ближнего Востока и таким образом локализовать те потенциальные угрозы, которые для него существуют. Тем более что вывод Ирана из международной изоляции резко меняет расклад сил в масштабах большого Ближнего Востока.

В условиях изоляции Ирана в регионе как главный источник энергоресурсов для Европы доминировал Азербайджан. В тоже время Иран имеет вторые в мире запасы по газу и очень серьезные запасы нефти. Выброс иранской нефти на мировые рынки в конечном счете маргинализирует геополитическое значение Азербайджана, и это резко повышает роль Ирана в мировой политике.

В итоге мы выходим на очень серьезный парадокс: Турция, которая все время декларировала и позиционировала себя в качестве чуть ли не сильнейшего игрока на Ближнем и Среднем Востоке, оказалась слабее Ирана, который только находится в стадии выхода из международной изоляции. Таким образом, соотношение сил в регионе резко меняется - на иранские проекты сейчас подключаются многие страны мира, в том числе США.

Что касается России, то ей предложено строительство второй атомной электростанции, участие в разработке иранских энергоресурсов. И достанется ли какая-нибудь доля Турции в этой ситуации, большой вопрос.

Так что предстоит период очень серьезной политико-дипломатической маневренности, и вполне возможно, что в формирующемся альянсе Турция-Иран, Тегеран будет выступать в роли ведущей фигуры, а Анкара – ведомой. И это определит будущее развитие событий в регионе.

Версия для печати