Портреты балканских политиков. Герой «бульдозерной революции» - Воислав Коштуница. Часть 2. «Сербия не должна быть марионеткой в руках Запада»

11:23 11.11.2013 Константин Качалин, журналист-международник


Часть 1

Часть 2

Часть 3

Часть 4

24 декабря 2000 года демократическая коалиция одержала победу на парламентских выборах. Джинджич стал премьер-министром Сербии и постепенно стал концентрировать власть в своих руках. В Брюсселе и в Вашингтоне были просто уверены, что Джинджич будет выполнять все указания и уступит Косово. Ведь в июне 2001 года именно Зоран Джинджич тайно передал Слободана Милошевича Международному трибуналу по военным преступлениям в бывшей Югославии. Воислав Коштуница тогда резко осудил своего "недавнего" друга Зорана Джинджича. Отношения между президентом и премьером в то время не складывались. Они проработали вместе до февраля 2003 года и разошлись после того, как перестала существовать Югославия и было создано Содружество Сербии и Черногории. Коштуница тогда подал в отставку.

После трагической гибели Зорана Джинжича 12 марта того же 2003 года Коштуница долго не мог прийти в себя и даже задумывался об уходе из политики. Его партия постепенно теряла не только сторонников, но и позиции. В Сербии назревал очередной политический кризис. Брюссель и Вашингтон постоянно давили на Белград.

Коштуница всегда говорил откровенно, что его страна не должна быть марионеткой в руках Запада. За это его уважали в Сербии и не очень любили западные политики.

В декабре 2003 года партия Коштуницы приняла участие во внеочередных выборах в парламент Сербии, получив 53 депутатских мандата, заняла второе место. В марте 2004 года Коштуница стал премьер-министром Сербии. Буквально через несколько дней после своего назначения Коштуница согласился на интервью со мной.

На первый вопрос о России и ее значении для Сербии Коштуница ответил очень откровенно: "Я до сих пор не могу забыть, что моя первая международная встреча, когда я в октябре 2000 года стал президентом Югославии, была встреча с главой МИД России Игорем Ивановым. Он специально прилетел 6 октября в Белград для того, чтобы поддержать демократические перемены в Сербии и Черногории. И через несколько недель я уже был в Москве и впервые встретился в президентом Путиным. Тогда мы провели очень важные переговоры. Конечно, сейчас нужно снова встречаться и нужно закреплять наши отношения с Москвой, которые в силу определенных условий были не столь тесными."

Для большинства сербов март 2004 стал одним из самых трагических. В Косово 15 марта был убит сербский подросток Йовица Ивич. Местные сербы в знак протеста провели митинг и перекрыли движение транспорта. На следующий день трое албанских детей из деревни Чабар случайно утонули в реке Ибар. Косовские албанцы тут же решили, что этих детей утопили сербы, отомстив за убитого сербского подростка. Однако это утверждение так и не было доказано. Тысячи албанцев в южной части города Косовска Митровица собрались на митинг. В северной части собралась толпа сербов. Враждующие стороны подошли к мосту через Ибар, разделяющему город на сербскую и албанскую части. Миротворцам пришлось применить шумовые гранаты, резиновые пули и слезоточивый газ, чтобы предотвратить столкновение. Тем не менее погибли 8 человек (6 албанцев и 2 серба) было ранено около 300 человек. Насилие продолжилось еще два дня во многих местах, где проживали этнические сербы - Липляне, Обиличе и Приштине. Были ранены около 600 человек, уничтожены 110 домов и 16 церквей. 3600 человек остались без крова.

Как вы оцениваете заявление Путина о ситуации в Косове и ту гуманитарную помощь, которая оказала Россия Сербии?

Коштуница: Владимир Путин после событий 17 марта сделал четкое и ясное заявление о Косове, назвав все происходящее этническими чистками. Вслед за этим мы получили очень важную для нас гуманитарную помощь. Это символ того, что Россия поддерживает Сербию в трудные для нас минуты. Это не просто материальная поддержка, сербы получили знак, что Россия это друг, который вновь пришел на помощь. И мы это все оценили по достоинству. Мы хотим сделать все, чтобы люди лишившиеся своих домов в Косове, могли хоть какое -то время жить в пристойных условиях в Сербии. Если они не захотят вернуться назад, это может вызвать новый вал массового бегства из Косова.

Очень важно, что когда меня избрали премьером Сербии, я получил от Владимира Путина не только поздравления, но и важное письмо, в котором президент России подробно анализировал косовскую ситуацию. Это была четкая оценка происходящего, которая целиком совпадала с нашей. Это свидетельствует о том, что российская дипломатия и президент Путин знали о том, что может произойти 17 марта и предупреждали нас об этом. Это был четкий анализ истинного положения в Косово. Все оценки, которые пришли после 17 марта из НАТО и западных стран, не значат ничего. До этого они утверждали, что положение дел в Косове просто идеальные. Я хочу сказать, что только Россия и президент Путин выражали беспокойство в связи с очень сложной ситуацией в Косово и Метохии. Этот анализ оказался очень точным."

 

(Продожение следует)

Ключевые слова: Зоран Джинджич Воислав Коштуница Косово и Метохия

Версия для печати