Сочетание несочетаемого

02:08 11.11.2013 Вадим Бондарь, аналитик, журналист


Политика не всемогуща. Хитроумные стратегии порой оказываются неосуществимы, споткнувшись об элементарные человеческие потребности. К примеру, все усилия, спекуляции, интриги и различные формы давления направленные на задачу максимум, - низведение России до уровня слабой, управляемой и ни на что не влияющей, внештатной провинции Западного сообщества, и задачу минимум, - получения от нее немедленно или в ближайшей перспективе максимально возможного количества различных политико-экономических уступок и преференций, в значительной степени не оправдываются. Это конечно очень раздражает. Причем не только высоколобых западных стратегов с большим, еще антисоветским стажем, но и молодых «демократов» из примкнувших к «авангарду прогрессивного человечества» бывших советских республик. Особенно не дает покоя тот факт, что поделать с этим ничего нельзя. Не удается. В силу объективных потребностей собственного населения. Вот скажем, Европейский Союз и российский концерн «Газпром» ведут ожесточенную борьбу за трубопроводы и правила игры. Как пишет неугомонная европейская пресса «на пространстве от Балтики до Кавказа». А газ, несмотря на всю эту борьбу, стабильно покупается. В октябре его поставки в ЕС выросли на 17% по сравнению с октябрем прошлого года. За первое полугодие рост поставок составил 9,6%. Трубопроводы строятся. Контракты на будущее, обмен активами, и договора о различных формах сотрудничества между компаниями подписываются. И всё это благодаря тому, что война войной, а обед, как говорится по расписанию. Людям, европейским гражданам нужна работа и тепло. Нужна энергия. А это значительные объемы голубого топлива идущего из России. Так, на прошлой неделе интернациональная компания Nord Stream AG, акционерами которой помимо «Газпрома» являются: германские Wintershall Holding и E.On Ruhrgas (по 15,5%), французская GDF Suez и нидерландская Gasunie (по 9%), начала испытания под нагрузкой двух ниток интегрированной газотранспортной системы в связи с вводом в Германии газопровода NEL. Он так же, как и другой отвод - OPAL, соединяет «Северный поток» с европейской газовой инфраструктурой. Таким образом, российская труба расширяет свою европейскую корневую систему и выходит на полную мощность. На подходе вторая, южная труба. Какое бы отношение это не вызывало, но доля поставок газа из России на газовом рынке стран Евросоюза к 2015 году вырастет с нынешних 23 до 25%, а в 2020-2030 годах достигнет 26%. Данную динамику признают практически все ведущие европейские эксперты. Добыча собственного газа в Европе неуклонно снижается. Нетрадиционные разработки, типа сланцевой добычи, ставят больше вопросов, чем манят перспективами. Прежде всего вызывают опасения экологические последствия и долгосрочность экономического эффекта от вложений, затрат и принесенных жертв. Спотовый или «физический» рынок - площадка подверженная значительным рискам, а посему является скорее элементом подстраховки и ценового давления на поставщиков по долгосрочным контрактам. Ведь добыча газа это сложный дорогостоящий процесс, как и его транспортировка. Поэтому позволить роскошь на свой страх и риск добыть значительные его объемы, доставить в Европу, и там, в случае изменения рыночной ситуации, продать себе в убыток, могут не многие. Прогнозы вообще вещь неблагодарная, а в данном случае может серьезно подвести, как продавцов, так и покупателей. Это понимают все. Поэтому газпромовские трубопроводы и тянутся непосредственно к европейскому потребителю. Странам-транзитерам это естественно не нравится. Например, Украина считает начало строительства Южного потока на территории Болгарии прямой угрозой своим национальным интересам. «Вопреки всем правилам и законам ЕС и ЕЭС проводится эта работа... Мы считаем это ущемлением наших национальных интересов, и мы свою позицию защищаем», - заявил 7 ноября вице-премьер Украины Юрий Бойко. Вот интересно, если в ближайшие 5-7лет Северный морской путь и реконструируемый Транссиб переориентируют на себя значительную часть грузопотоков идущих сейчас через Суэцкий канал, то «ущемленный» таким образом Египет должен потребовать от мирового сообщества заблокировать эти коридоры? По логике господина Бойко именно так получается. Другой прием призыва к коллективному воздействию на нашу страну для защиты своих национальных интересов использует Литва. В мае ее президент Даля Грибаускайте заявила, что Россия «использует энергетические ресурсы в качестве инструмента для оказания давления - не только экономического, но и политического». Тоже интересный вопрос. Что полезного для себя экономического, а тем более политического мы из этого замечательного государства выдавили? А если ничего, то либо это инструмент негодный, либо те, кто его использует, просто не умеют им эффективно пользоваться. И в том и в другом случае риск нулевой и говорить не о чем. Но ведь не просто говорят, а кричат. Причем на каждом шагу. Зачем? Во-первых, отрабатывают установку главных глобализаторов по осуществлению задачи максимум, а во-вторых, как говорится, не догоним, так хоть согреемся. Может, удастся цену сбить или еще чего урвать. В рамках данного контекста активно используется еще один пропагандистско-шантажистский миф о монопольно высоких ценах диктуемых «Газпромом» своим потребителям. Мол, все другие это приличные коммерсанты, а российский концерн мало того, что «политическая рука Москвы», так еще и мироед-кровосос. Но и тут не всё так логично и красиво, как представляется заинтересованными сторонами. Вот, например, на прошлой неделе агентство Reuters сообщило, что итальянская нефтегазовая компания Eni, являющаяся крупнейшим в Европе газовым оператором, требует от норвежской нефтегазовой группы Statoil ASA, 60 миллиардов норвежских крон (10,1 миллиарда долларов) утверждая, что она переплачивает ей за природный газ уже в течение нескольких лет. В конце лета текущего года Eni заявила, что уже завершила переговоры с «Газпромом» и алжирской Sonatrach, - ее основными поставщиками, об изменении цен по контрактам. А вот переговоры с норвежцами, по утверждению Eni, оказались самыми трудными, и, по всей видимости, безуспешными. В августе итальянская компания начала арбитражное разбирательство против Statoil. И как на этом фоне смотрятся сказки про ненасытный «Газпром»? Или предстает инициированное в отношении него прошлогоднее расследование Еврокомиссии? Но это далеко не всё. В недалеком будущем, очевидно, стоит ждать продолжения. В том числе в отношении других фигурантов. Ведь в Европу собираются и другие российские нефтегазовые компании. Речь идет о сжиженном природном газе (СПГ). На этом рынке россиянам придется жестко конкурировать с катарским СПГ. Поэтому о чьей-либо ценовой доминанте говорить здесь вообще неуместно. Все будут стараться найти прямых и крупных покупателей. Например, большие химпроизводства. И с ними уже напрямую договариваться.

Договариваться необходимо не только непосредственным субъектам экономической деятельности, но и на высоком политико-экономическом уровне. А то ведь вот что получается, - сплошные противоречия и нестыковки. К примеру, чешское издание Respekt в одной и той же статье пишет «Евросоюз должен противостоять русским», и тут же «ЕС и в будущие десятилетия рассчитывает на значительные поставки газа из России». Так «рассчитывает» или «должен противостоять»? Что в этом странном сочетании несочетаемого является приоритетным? Пока четкого ответа на этот вопрос нет, Россия, даже не на самых выгодных для себя условиях диверсифицирует свои поставки и страхуется в долгосрочном плане. Тем более что будущее, по всем параметрам, всё-таки за Азией. В Евросоюз же, вопреки всему, вопреки путанности тамошнего сознания, вопреки не отвечающим российским национальным интересам Западным задачам максимум и минимум, продолжает идти отечественный газ. Как шел во времена существования СССР, когда поставщик и покупатель в прямом смысле смотрели друг на друга через прорезь прицела. Те времена давно прошли. Но ЕС как будто бы потерялся в пространстве между прошлым и настоящим. Хотя и трубит на весь мир о своей необычайной прогрессивности и чужой отсталости. 

Ключевые слова: Литва Газпром Евросоюз Украина газ

Версия для печати