Президент Российской Ассоциации международного сотрудничества Г.Л. Мурадов: «Кризис идентичности в Европе и на постсоветском пространстве: влияние на интеграционные процессы»

10:39 25.10.2013


Только спустя годы нашим и зарубежным политикам и ученым становится очевидно, что разделение на части исторической России и возникшая угроза разрушения одного из мировых системообразующих цивилизационных объединений, существующих несколько веков на территории Восточной Европы и Северной Азии – это не локальное событие 90-ых годов прошлого века, не развал существовавшего короткий, по историческим меркам, период государства под названием Советский Союз, а только начало крайне опасного тектонического процесса трансформации сложившегося ранее мироустройства.

Цивилизации разрушались и ранее под воздействием внешних сил и внутренних процессов. Это всегда было сопряжено с войнами и катастрофами для многих народов, которые зачастую лишались на века своей государственности, гибли и теряли свою идентичность. Но сегодня мы говорим о крайней опасности этого явления, потому что при современном технологическом уровне развития человечества, при накопленном потенциале оружия массового поражения авантюристические попытки подрыва и разрушения существующих цивилизаций могут оказаться гибельными для всех. Неважно, чем такие действия диктуются - желанием внедрить свою модель «демократического общества», более «справедливо» перераспределить природные ресурсы, которые вдруг оказались сконцентрированы не там, где хотелось бы, либо иными причинами.

На протяжении всех этих лет на Западе утверждали, что кризис идентичности и национального самосознания - это удел постсоветских государств и бывших союзников СССР. При этом именно Запад активно помогал этим государствам «самоопределиться» путем их безудержного поглощения, включения их в  свои военно-политические и экономические группировки, стремясь оставить цивилизационный стержень, Россию, как голый ствол дерева, обломав у него все ветки и оборвав листья, в надежде на то, что он скоро засохнет и за счет этого можно будет надолго обзавестись столь необходимыми ресурсными «дровишками». Да Россия и сама в тот период стала утрачивать свою идентичность. Наше информационное и политологическое сообщество неоднократно на различных форумах, пыталось определить, в чём привлекательность современной России, сформулировать её некий достойный имидж. Мы искали и порой не могли найти какие-то конъюнктурные конкурентные преимущества, конструировали современный «бренд» России. Думаю, что те неудачи были связаны с тем, что мы пытались определить облик России с позиций сегодняшнего дня. А нужен был целостный взгляд на всю нашу историю.

И сегодня, когда перед нами вновь возник цивилизационный ориентир, пока в виде Евразийского экономического союза, а далее, думаю, не только экономического, возник сам собой весьма четко привлекательный, интегрирующий образ России.

Мне он видится следующим образом.

Россия - единственная в мире цивилизационная система, обеспечившая многовековое сохранение больших и малых народов с их языками, культурами, традициями и, как правило, развитым автономным управлением.

Россия как система на протяжении веков позволяла коллективно успешно противостоять историческим вызовам, угрозам, агрессиям, обеспечив безопасность всего Евразийского цивилизационного пространства и сохранение всех её национальных компонентов.

Наконец, третий фактор, создающий привлекательность и историческую устойчивость на перспективу сложившейся вокруг России интеграционной системы, - колоссальные природные ресурсы, формирующие потенциал долгосрочного развития, что особенно важно на фоне переживаемого Западом системного экономического кризиса. Кроме того, все более прочно утверждается облик нашей страны как хранительницы традиционных общечеловеческих морально-нравственных ценностей, включая институт семьи, являющийся основой человеческого общества.

На этом фоне все более очевидной становится утрата идентичности западными странами. Правда, там все чаще говорят, что якобы Россия удаляется от Европы. Смею утверждать, что дело выглядит ровно наоборот. Европа удаляется от России, потому что сама все дальше отходит от собственной традиции, исторически сложившейся идентичности и своих же этических норм и принципов. Иными словами, между Россией и Западной Европой происходит своего рода ценностный разлом, вызванный активным дрейфом последней в сторону аннигиляции своего же исторического лица. Происходит некий европейский «face-off». Утверждая, что западная демократия подвергается всепроникающей коррозии и деформации, не хочу быть голословным. Приведу несколько примеров, которые, возможно, вам хорошо известны.

Сегодня именно в ряде государств Евросоюза, который кичится своей демократичностью, происходит самое массовое в мире лишение граждан их основополагающих прав – политических, языковых, культурных, экономических, социальных. Причем этих прав лишены большие сегменты коренного или проживающего десятилетия в этих странах местного населения. Это происходит только потому, что оно не принадлежит к так называемому «титульному большинству». Я, конечно же, имею в виду входящие в ЕС Эстонию и Латвию. На мой взгляд, это позорное явление лишает Евросоюз права рассуждать о нюансах демократии в других странах.

Пример второй. Мог ли такой великий «европеист» как Де Голль хотя бы представить себе, что в столицах союзных Франции по ЕС и НАТО государств будут маршировать бывшие эсэсовцы и их последователи, а государственное руководство будет отдавать им почести?

Лицемерие и двойные стандарты пронизали до основания европейскую внешнюю и внутреннюю политику, которая приобрела выраженную агрессивность, стремление любыми методами навязать свои стандарты, свое миропонимание.

Так, чуть ли не главным критерием демократии стали вопросы жестко навязываемой поддержки гомосексуализма и однополых браков. Эта тема, еще недавно вызывавшая в нашем обществе лишь усмешки, от которой мы привыкли отмахиваться и отшучиваться, стала для западников важной политической «уликой» нашей якобы недемократичности. Её уже пора прекратить избегать. Нужно представлять её толкачам, да и нашему обществу, основательные контраргументы против гомосексуализма как навязываемого миру «общеприемлемого» и поощряемого образа жизни, выстраивать четкую, обоснованную позицию, а не просто запрещать гей-парады, потому что «идет ремонт дороги».

Поделюсь на этот счет собственными оценками.

Так, Европейская конвенция о защите прав человека определяет в статье 11, что «каждый имеет право на свободу мирных собраний». Предусматривается, однако, ограничение этих прав «в целях предотвращения беспорядков и преступлений», а также «для охраны здоровья и нравственности или защиты прав и свобод других лиц».

И если часто используемую нами ссылку на необходимость недопущения беспорядков (ввиду возможных столкновений противников и сторонников гомосексуальных отношений) наши оппоненты отводят, ссылаясь на то , что органы правопорядка должны обеспечивать свободу собраний, в том числе и гей-парадов, то по вопросам защиты нравственности и охраны здоровья их позиции абсолютно слабы. Мы эти слабости пока никак не используем. В частности, приверженцы нетрадиционной ориентации не могут позитивно ответить на вопрос, соответствует ли нравственным нормам вынесение на улицы и предание публичности видам и способам интимных отношений, неважно, традиционные они или нет. Если бы другие сексуальные сообщества любого «профиля» были столь же агрессивны, как представители ЛГБТ, наши улицы и площади превратились в места постоянной пропаганды различных видов секса, способной нанести прямой ущерб нравственному здоровью детей и взрослых (парады эксгибиционистов, зоофилов, нарциссов, онанистов и сторонников других многообразных, даже традиционных плотских утех). Готово ли это принять человеческое общество, в качестве своей нравственной нормы?

Утверждаю, что нет, потому что люди, которые на работе, в публичных местах будут заявлять о своих интимных пристрастиях, опять же неважно, традиционные они или нет, всегда будут становиться объектами насмешек и осуждения не столько за их наклонности, сколько за нарушения этических норм. И это не имеет никакого отношения к дискриминации, нетерпимости, в которых пытаются упрекать почему-то нашу государственную власть.

Кстати, в самом ЛГБТ-сообществе обозначился раскол, который, уверен, будет углубляться. Сейчас он локализован в основном в Голландии, но имеет тенденцию к расширению. Вызван он тем, что однополые браки разрешают, а «многополые» или коллективные, как того требуют бисексуалы, нет. Тем самым дискриминируется часть приверженцев нетрадиционных отношений. При сохранении нынешнего тренда, на Западе решение проблемы коллективных браков не за горами. А это бы уже означало возвращение общественных отношений на тысячелетия назад,
 к первобытному стаду.

Второй, еще более крупной проблемой для защитников гей-сообщества, становится тема вреда здоровью. Множество современных исследований подтверждают очевидный ущерб как психическому (у всех ЛГБТ представителей, а ещё больше, как показывают научные выводы, у их детей), так и физическому здоровью. Особенно это касается гомосексуальных мужчин. У них в семь раз увеличивается риск онкологических заболеваний прямой кишки, вызванный постоянным её травмированием. Язвы и раны, как пылесос, всасывают в кровь опасные инфекции и бактерии, от чего множатся различного рода инфекционные заболевания. Среди мужчин – гомосексуалистов «со стажем» особенно распространено такое заболевание как ректальный пролапс, а проще –выпадение прямой кишки. Не говорю уж о СПИДе, поскольку его упоминание вызывает протесты со стороны проповедников нетрадиционной сексуальной ориентации. Они считают, что от СПИДа спасают презервативы. Но от всего остального нет. Поэтому есть все основания, чтобы указывать на риски для здоровья, связанные с мужским гомосексуализмом, бороться с ним столь же решительно как западное сообщество борется с курением, алкоголизмом или наркоманией. Ведь не разрешают же по основаниям охраны здоровья проводить парады курильщиков, алкоголиков и наркоманов, пропагандирующих эти человеческие пристрастия.

Так или иначе, но мы должны быть готовы, что с этой проблемой в предстоящий период нам придется серьезно работать.

К сожалению, традиционную ориентацию меняют не только люди, но и государства. Правда они должны знать, что тоже будут «болеть» тяжелыми, а может быть и неизлечимыми заболеваниями.

В Евросоюзе, активно поощряющем подписание Украиной в Вильнюсе в конце ноября соглашения о её ассоциированном членстве в этой организации, цинично комментируют предстоящий саммит как кульминацию «восточного партнерства». На самом деле это критической важности спланированный удар по Содружеству Независимых Государств и особенно по развитию интеграционного процесса на нашем евразийском пространстве. Заметим, что евразийское интеграционное сообщество и особенно Россия, как его крупнейший участник, всегда, даже в сложные времена всё ещё продолжающегося экономического кризиса, корректно вела себя в отношении Евросоюза, не пыталась и не пытается вбивать клинья в его многочисленные трещины. Сегодня же мы можем судить о том, какие реальные замыслы вынашивали идеологи предложенного странам СНГ«восточного партнерства». Оно оказалось вовсе не средством выстраивания равноправных отношений со странами постсоветского пространства, а примитивным инструментом, с помощью которого пытаются «зачистить» поле вокруг России.

Сегодня путь Украины может стать матрицей последующих возможных событий и для других стран СНГ. Для Украины тема отрыва страны от своего цивилизационного корня остра, как никогда. Но в украинском медиа-пространстве она звучит совсем по-другому. Например, утверждается, что Украина – исторический сосед России. Или что Украина всегда была частью европейской цивилизации. Вроде бы все и близко к истине, и народ украинский не против сказанного. Но в этих утверждениях сплошное лукавство.

Называть Украину и Россию историческими соседями – все равно, что называть соседями голову и тело, не упоминая, что это единый организм. Ведь мы исторические соседи и с Японией, и с Турцией, и с США. Значит с Украиной такое же соседство? Что касается «большой» европейской цивилизации, то её самой весомой частью из восточноевропейских стран  является Россия. Но у нас кроме этого, с Украиной есть своя «семья» – восточноевропейская, восточнохристианская, поствизантийская, православно–славянская цивилизация, признанная таковой практически всеми крупными философами и политологами. Вырвать из неё Киевскую Русь, или сегодняшнюю Украину, – значит вырвать из неё сердце. Не буду говорить об экономических, социальных и иных факторах. О них много сказано и написано. Коротко остановлюсь только на ряде вероятных политических последствий и крупных рисках, исходя из уже накопленного политического и исторического опыта расширения Евросоюза.

Не будем забывать, что непременное условие для еэсовских неофитов – евроатлантическая солидарность. Пока ни одна страна Восточной Европы и постсоветского пространства не стала полноправным членом ЕС, не вступив в НАТО и не присягнув на верность североатлантической военной доктрине. При этом почти все из них согласились размещать у себя западные системы вооружений либо военные объекты, о предназначении которых мы можем догадываться. Минует ли эта участь «идущую в Европу» Украину.

Что ждет 10-миллионный коренной русский народ, живущий теперь на территории этого иностранного государства? Здесь их ждет такая же участь как в Прибалтике? Каково будущее у русского языка на Украине, являющегося родным почти для половины населения?

Что будет с непризнанным в качестве самостоятельного государства Приднестровьем, где большая часть населения – граждане России, которых мы должны поддерживать и защищать в соответствии с нашей Конституцией?

Как под натиском униатства, раскола и прозелитизма, будет выживать наша единая с украинским народом Русская православная церковь?

На все эти острые вопросы есть ответы, проистекающие из предшествующей Вильнюсу деятельности ЕС на восточном направлении. И они нас не могут радовать.

Это – вовлечение в военные авантюры «демократизаторства» по всему миру, насильственный отрыв от духовно-культурных корней, навязывание чуждых ценностей типа однополых браков и т.д. Но на два момента, касающихся России, я хотел бы обратить особое внимание.

Как показывает современная история, перевод постсоветских государств на западную орбиту осуществляется по жёсткой стандартной модели. Её идеологемы, навязываемые общественному мнению вовлекаемой страны, известны.

Россия – поработитель (оккупант) в прошлом. Россия – угроза, опасность и потенциальный захватчик в настоящем и будущем. Под это будет переписываться история, перековываться общественное сознание. И эти признаки уже начинают ярко проявляться в пропагандистских акциях противников евразийского выбора Украины. Самое страшное, что огромные массы коренного русского и русскоязычного населения могут стать изгоями в собственной стране, а украинский народ превратится в столь нужную западным странам «живую силу» на случай конфликтных ситуаций и новых военных авантюр.

Иными словами, я искренне опасаюсь, основываясь на уже имеющемся опыте, что Украине будет вменена жёсткая антироссийская политика в интересах формирования так называемого «нового, западного самосознания».

Украинское общественное мнение заворожено шквалом несбыточных обещаний, что Украина сразу же получит огромные деньги от ЕС, что она будет сидеть на двух стульях сразу – и с Россией, и с латино-англо-саксонской Европой. Правда не говорится, что к Евросоюзу она идет как проситель, пасынок, в одиночку. А правильно, на мой взгляд, было бы, соединив усилия, нам двигаться вместе к равноправному союзу двух близких цивилизационных европейских пространств, сохраняющих свою идентичность и восполняющих за счет такой конвергенции недостающий потенциал друг друга. Однако Запад, по-видимому, пока к этому не готов.

Реальным и эффективным противодействием линии на фрагментацию нашего цивилизационного пространства, его поглощения по частям западными «партнерами», как представляется, должна быть всесторонняя активизация интеграционных усилий по созданию Евразийского союза. И, возможно, стоило бы подумать о приглашении в него не только государств – членов СНГ, но и тех, кто осознает, что перспективы мирового развития связаны сегодня с Евразией.

Выступление Президента Российской Ассоциации
международного сотрудничества Г.Л.Мурадова
на Международной конференции
«Кризис европейской интеграции:
уроки для постсоветского пространства».
(Украина, Ялта, 16-20 октября 2013 г.)

Ключевые слова: Евросоюз Восточное партнерство

Версия для печати