Афроамериканцы на Первой мировой войне — «Воины Преисподней из Гарлема»

12:14 30.09.2013


Над ними смеялись и обзывали их «неполноценными», но они сумели победить войска немецкого кайзера: в 1917 году США впервые отправили на фронт темнокожих солдат. В Америке такое пренебрежение нормами расовой сегрегации вызвало бурю возмущения, но в конечном итоге даже военные противники выразили свое уважение «воинам Преисподней из Гарлема».

Война длилась уже четыре года, когда сержант Уильям Батлер стал национальным героем. В эту летнюю ночь группа немецких солдат прорвала американский фронт в Шампани, захватила шесть американских солдат и направлялась обратно за линию фронта, как раз мимо сержанта Батлера. Вместо того чтобы спрятаться от вооруженных врагов, Батлер совершил просто сумасшедший поступок: он схватил винтовку и в течение кратчайшего времени убил десятерых немцев. Позднее он сказал: «У меня в тот момент, видимо, помутился рассудок». Американские пленники остались живы и вернулись вместе со своим спасителем обратно на боевую позицию.

На следующий день, 13 августа 1918 года, Батлер стал знаменит на всю Америку: газеты восхваляли его подвиг, а вскоре он был награжден за «особое мужество» орденом «За выдающиеся заслуги». После возвращения с войны в родном городе Батлера, по сообщению газеты «New York Tribune», встречала восторженная толпа из 5000 человек. Но больше всего многих американцев удивил не героизм Батлера, а его цвет кожи.

Батлер был одним из примерно 370 тысяч темнокожих солдат, которых США отправили на первую мировую войну. При этом он был членом, пожалуй, самого знаменитого войскового подразделения, состоявшего из афроамериканцев — 369-го пехотного полка из Нью-Йорка, который благодаря исключительно успешному выполнению боевых задач получил прозвище «Harlem Hellfighters» — «воины Преисподней из Гарлема».

При этом основатель полка, полковник Уильям Хэйуорд, был белым. 29 июня 1916 года он собрал около 200 афроамериканцев из нью-йоркского района Гарлем с целью создания 15 полка Национальной гвардии Нью-Йорка. Всего через четыре месяца это подразделение солдат-добровольцев объединяло десять рот по 65 человек. В апреле Хэйуорд собрал полноценное соединение, готовое к участию в боевых действиях.

Поскольку в американской армии в те времена строго соблюдались правила расовой сегрегации, полк состоял почти исключительно из темнокожих солдат — лишь старшие офицеры были белыми. «На свете нет лучшего солдатского материала», сказал однажды Хэйуорд о своем негритянском подразделении. «Эти ребята не уступят ни одному другому солдату в мире». И он был прав.

Протесты против темнокожих солдат

Тренировались будущие бойцы в помещении театра Лафайет в самом сердце Гарлема, на углу 132-й стрит и седьмой авеню. Поскольку в театре не хватало места для всех, некоторым отрядам приходилось тренироваться по ночам на улицах Нью-Йорка. В октябре 1917 года 15-й полк, наконец, был передислоцирован в Кэмп Уодсуорт под Спартанбургом (штат Южная Каролина).

В южных штатах США расистские настроения были распространены гораздо шире, чем на севере страны. Одна лишь идея, что темнокожие солдаты будут тренироваться в Южной Каролине, вызвала бурю протестов. Торговая палата Спартанбурга засыпала правительство штата, располагавшееся в Нью-Йорке, жалобами. Жители штата угрожали солдатам «крайне печальными последствиями», «если эти нью-йоркские черные со своими идеями с севера вмешаются в общественную жизнь Спартанбурга», как писал об этом журналист и советник правительства Эмметт Джей Скотт.

Когда полк все же был переведен в Южную Каролину, продавцы в магазинах демонстративно отказывались обслуживать темнокожих солдат. Белые жители постоянно оскорбляли их и провоцировали на драки. Вскоре кто-то высказал предложение, чтобы афроамериканцы участвовали в боевых действиях под французским флагом. Но и от этого американцы отговорили своих союзников-французов: «Черные неполноценны по сравнению с белыми», писал в 1917 году американский генерал Джон Першинг французскому командованию. «Им просто не хватает гражданской сознательности и профессионализма».

Черные на войне? Если только как французы!

Еще более удручающим был отъезд темнокожих солдат из Нью-Йорка: их просто не допустили до участия в официальном параде их подразделения, так называемой «радужной дивизии». Объяснение было очень простым: «Черный не является цветом радуги».

И все же вскоре 15-й полк Национальной гвардии Нью-Йорка отправился на войну в Европу.

Когда темнокожие американцы 27 декабря 1917 года прибыли во французский Брест, они находились лишь в нескольких сотнях километров от линии фронта. Но вместо того, чтобы отправиться прямиком на войну, они сначала отправились в живописную местность в устье Луары. Там они в портовом городе Сен-Назер строили дороги, укладывали железнодорожные рельсы и разгружали корабли с военной техникой. Так распорядилось командование, потому что темнокожие люди были «необразованными, глупыми и физически недостаточно выносливыми».

«Воины Преисподней» не проиграли ни одного сражения

Лишь спустя несколько недель их перевезли в деревню Живри-ан-Аргон в Шампани, где в марте 1918 года 15-й полк Национальной гвардии Нью-Йорка был преобразован в Régiment d’Infanterie Etats Unis — американский пехотный полк № 369, американское подразделение, подчиненное на время войны французскому командованию. Его солдаты получили французские каски и ружья, но по-прежнему носили американскую униформу.

Причина такого необычного «одалживания» солдат была проста: французам срочно требовалась живая сила. А поскольку у французского командования был опыт общения с африканцами из многочисленных колоний, темнокожие американцы попали именно в его распоряжение.

Боевое крещение 369-го пехотного полка состоялось уже в мае 1918 года: в Шампани американцы отвечали за собственный сектор, где новичкам военных действий в июле пришлось защищать участок фронта, на котором велись ожесточенные бои. Подразделение, состоявшее уже из нескольких тысяч солдат, отражало атаки немецких войск, совершало вылазки на территорию противника и добивалось при этом успеха — притом, что положение французов, которым подчинялись американцы, было плачевным. Германия как раз незадолго до этого заключила мир с Россией и перебрасывала все свои силы на французский фронт. В том, что немецкие войска потерпели там неудачу, была немалая заслуга темнокожих солдат из Гарлема: 369-й полк ни разу не отступил, не потерпел поражения ни в одном бою и участвовал в Первой мировой войне дольше, чем любое другое подразделение американской армии.

«Эти мужики — просто дьяволы!»

За смелость и решительность в боях афроамериканцы получали одну награду за другой: в конце сентября 1918 года подразделение было отмечено Военным крестом, одной из наиболее высоких военных наград Франции времен Первой мировой войны. 171 солдат был дополнительно награжден за «особое мужество». Даже немцы признавали заслуги солдат из Гарлема. После того как «воины Преисподней» 18 ноября 1918 года первыми из всех союзников достигли берегов Рейна, один прусский офицер якобы сказал: «Мы не можем остановить этих мужиков. Это просто дьяволы какие-то! Они улыбаются, убивая других, а их самих взять живьем просто невозможно!» Этот опыт, который пришлось приобрести немецким войскам, наверняка сыграл свою роль, когда пехотинцы из Нью-Йорка получили прозвище «воины Преисподней из Гарлема».

Командир полка Хэйуорд весьма своеобразно охарактеризовал своих солдат. «Это, однозначно, самые стоические и загадочные ребята, с которыми мне когда-либо доводилось иметь дело», писал он в 1918 году на родину. Когда подразделение в феврале 1919 года вернулось в Нью-Йорк, он отправился по инстанциям хлопотать за своих бойцов — и преуспел в этом. Его солдатам, которым до того было запрещено участвовать в победных парадах в Париже и Нью-Йорке, получили, по крайней мере, разрешение пройти собственным строем. 17 февраля 1919 года они бравые бойцы прошли по пятой авеню в Нью-Йорке, приветствуемые многими тысячами горожан. В бурной радости осталось, однако, незамеченным, что полутора тысячам отважных «воинов Преисподней» не суждено было вернуться домой.

( оригинал публикации: "Der Spiegel")

Версия для печати