«У режима Асада очень большой потенциал выживаемости»

15:43 25.09.2013

Гость программы - Ирина Доновна Звягельская, доктор исторических наук, профессор Московского государственного университета международных отношений (МГИМО) МИД РФ.

Ведущий - Армен Оганесян.

Оганесян: Здравствуйте! В этой программе мы продолжим анализировать и обсуждать события, происходящие на Ближнем Востоке, в Сирии и вокруг нее. Наш гость - специалист по проблемам Ближнего Востока, профессор Московского государственного университета международных отношений Ирина Доновна Звягельская.

У меня вопрос, параллельный нашей теме. Хочется понять, как молодежь, студенты воспринимают события на Ближнем Востоке, в Сирии. Вы с ними общаетесь, и наверняка они задают вопросы? Можно представить подход и отношение людей старшего или среднего возраста, которые застали период советской истории, где есть привычные колеи оценок того, что происходит на Ближнем Востоке. Но как воспринимает происходящее молодежь?

Звягельская: Молодежь разная, и студенты разные. Есть ребята, очень хорошо подготовленные, и есть еще маленькие - не по возрасту, а по восприятию жизни, хотя обычно это проходит к третьему-четвертому курсу. Есть более серьезные и более наивные вопросы.

Но самое главное у всех - это неприятие использования военной силы. Обсуждается именно вопрос: почему обязательно применяется военная сила на Ближнем Востоке? Говорят, мол, смотрите, что произошло в Ираке, и это ничего не дало. Посмотрите на Афганистан, считающийся более-менее успешным предприятием. Сейчас американцы будут выводить войска, и что будет, никто не знает.

Сирия - еще один пример того, что идет гражданская война, и для того, чтобы обеспечить смену режима, как считают многие, будет наноситься военный удар. Надо сказать, что именно к этому относятся очень критично.

Оганесян: Интересно, что молодежь против каких-либо силовых акций в данном случае.

Звягельская: Они против силовых акций, которые, с их точки зрения, приводят, во-первых, к результатам, которые совершенно отличны от провозглашаемых целей. Во-вторых, одностороннее использование военной силы вызывает большую критику среди молодежи.

Оганесян: У нас на эту тему есть конкретные вопросы от слушателей. Я знаю, что у людей более старшего возраста, чем ваши студенты, не так далек страх, который люди переживали во время Карибского кризиса и других, когда была "холодная война". Мы говорили: ой, как страшно, не было бы войны.

Сейчас другое время, но Сирия не так уж далеко от нас. Сейчас ничто не далеко в глобализирующемся мире. Этот страх зрелых людей как-то оправдан? Откуда он возник?

Звягельская: Я считаю, что стереотипы "холодной войны" достаточно живучи. Но это субъективный момент. Объективный момент - это то, что американская политика отличается известной напористостью. Действительно, США после распада биполярной системы заняли ведущие позиции, в том числе на Ближнем Востоке.

Односторонность в действиях, которую демонстрирует Америка, никогда не будет находить поддержки в России, поскольку для РФ всегда очень важно, чтобы ее позиция учитывалась, чтобы ее рассматривали как равную державу, особенно с учетом того, что происходило в свое время на постсоветском пространстве, где, как считалось, нас вытесняли.

Все это вместе, на мой взгляд, определяет очень настороженное отношение к тому, что делают американцы. Но есть и еще кое-что. Я считаю, у нас присутствует слишком пропагандистский антиамериканизм…

Версия для печати