Мнение: Иран и иранские курды

19:45 18.09.2013 Ольга Жигалина, доктор исторических наук, заведующая сектором курдоведения и региональных проблем, главный научный сотрудник Центра изучения стран Ближнего и Среднего Востока Института востоковедения РАН, специально для Интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


Большинство оппозиционных политических партий иранских курдов, находящиеся на нелегальном положении, бойкотировали президентские выборы в Иране, прошедшие 14 июня 2013 г. Это объясняется тем, что ни у одного из баллотировавшихся на пост президента кандидата в программе не ставился вопрос о правах национальных меньшинств. Хотя Х. Роухани, умеренный шиитский священнослужитель, избранный затем президентом ИРИ, во время предвыборной кампании упоминал об этнических меньшинствах. Мнения иранских курдов о том, сможет ли Х. Роухани изменить их отношения с властью, разделились. Так, организации оппозиции иранских курдов, объединенные в Курдский единый фронт (КЕФ), созданный Б. Адабом в 2005 г., склонны добиваться примирения с кабинетом нового президента, рассчитывая на активизацию деятельности этого объединения после структурного обновления с учетом современных политических реалий. Б. Адаб, как известно, являлся не только членом иранского парламента, но и организатором в нем курдской фракции. КЕФ намерен обсуждать международные и региональные проблемы, чтобы постепенно разработать совместную платформу действий. Хаманзиф Кадири, член политбюро Демократической партии Курдистана (ДПК), сказал, что хотя иранское правительство и не признает права курдов, КЕФ будет прилагать усилия для поиска путей взаимодействия правительства с курдскими партиями. Но этот вопрос сначала должен быть решен курдскими партиями. КЕФ активен в ряде городов Ирана (Урмие, Иламе, Керманшахе, Хамадане, Тегеране, Сенендедже (Сене).

Другие организации стоят на непримиримых позициях, ориентируясь на опыт иракских курдов. Национально-демократическое движение иранских курдов представляет собой конгломерат политических организаций, поддержавших, однако, проведение общекурдской национальной конференции. Это важное для курдов этнического Курдистана предстоящее событие способствовало усилению консолидационных тенденций сил оппозиции иранских курдов. Так, три группировки «Комала» тотчас же объединились с целью получения мандата для участия в конференции. 9 партий иранских курдов, базирующихся на территории Иракского Курдистана, получили предложение назначить пять делегатов на Национальную конференцию. За исключением Партии независимого Курдистана все организации иранских курдов получили такое право. Когда Комала и ДПК определили состав делегации, Партия Свободной жизни Курдистана (ПСЖК, Пижак) заявила о своем желании направить на конференцию своего представителя в составе делегации иранских курдов. Организации иранских курдов не признают ПСЖК иранской партией. ДПИК также не признает легитимной вышедшую в 2006 г. фракцию — ДПК. Но в процессе подготовки к конференции она не стала препятствовать ДПК в участии в конференции как самостоятельной партии. Основной целью этой конференции является создание основы для политической солидарности курдов этнического Курдистана в реализации как задач курдов каждого курдского ареала стран проживания (Турции, Ирака, Сирии, Ирака), так и глобальной – создания в перспективе курдского независимого государства. Н. Барзани, премьер-министр регионального правительства Курдистанского региона Ирака, например, заявил, что «наши братья повсюду заслуживают лучшей жизни и гарантированных планов для успеха, потому что люди уже настрадались и заслуживают изменений к лучшему».

После визита Н. Барзани в Тегеран В. Вилатбеги, директор Курдского Института в Тегеране, выступил с инициативой направить официальную делегацию на общекурдскую Национальную конференцию, назначенную на середину сентября 2013 г. Вместе с двумя членами парламента он направил об этом письмо в адрес нового президента Х. Роухани, который обещал встретиться с ними. Но дата конференции совпадает с периодом передачи дел кабинету президента Х. Роухани, который еще не сформулировал свою программу. В.Вилатбеги считает, что заявленная делегация иранских курдов не представляет всех курдов Ирана. Он считает, что следует направить туда еще две делегации: одну, состоящую из авторитетных лиц ИРИ, и другую, состоящую из курдских студентов, юристов, служащих, представителей религиозных общин (шиитов ахле-хакк). Он считает, что конгресс откроет путь к диалогу между курдами и иранскими властями, с одной стороны, а с другой – поставит курдский вопрос в Иране на более высокий уровень при президенте Х. Роухани. Однако постановка вопроса о курдском независимом государстве не позволит руководству ИРИ пойти на сближение с курдской оппозицией.

Отметим, что курдские оппозиционные организации не на всей территории Иранского Курдистана обладают сколько-нибудь значимыми позициями. Они слабы в провинции Керманшах, Западном Луристане и Иламе. Курдское население там составляет около полутора миллиона человек, является шиитским и в значительной степени интегрировано в иранское общество. В то же время переселяющимся из сопредельных иракских территорий курдам-фейли отказывают в предоставлении гражданства, хотя они имеют исторические корни в провинциях Керманшах и Илам. Эти и другие проблемы стоят на повестке дня нового кабинета президента Х. Роухани. Вместе с тем примечательно, что недавно из тюрьмы Сенендеджа был освобожден Анвар Хоссейн Панахи, курдский правозащитник, проведший в заключении шесть лет.

Однако ситуация в Иранском Курдистане остается достаточно напряженной. Серьезную угрозу, например, представляют исламистские группировки. Так, Ансар аль-Ислам, зонтичная группировка иракских суннитов и арабских джихадистов, во время вступления во власть нового президента ИРИ Х. Роухани, призвала иранских суннитов объединиться в джихаде против их шиитского правительства. Эта организация заявила, что все сунниты Ирана должны «собраться под одним знаменем и начать джихад», чтобы заставить Иран стать «одной нацией, нацией Корана и меча». Лидеры Ансар аль-Ислам заявили, что шииты в Иране заняты деньгами и властью и якобы перестали представлять исламскую нацию. Они выразили озабоченность ростом влияния шиитов в региональной политике, отметив, что их целью будто бы является дискредитация «суннитского национализма».

Иранское руководство прилагает усилия привлечения курдов для защиты своей территории от исламистов. Так, летом 2013 г. Тегеран заявил о намерении дислоцировать новое подразделение национальной безопасности в западных района страны, в частности, в Иранском Курдистане. Оно будет носить название «Разим» и в него предполагается рекрутировать курдов. Инициатором его создания является верховный лидер Ирана аятолла Хаменеи, и оно полностью будет поддерживаться государством. В его задачу входит поддержание стабильности и безопасности региона. Однако представители курдских военизированных группировок выражают другое мнение: они считают, что эти подразделения будут бороться против курдской оппозиции в Иранском Курдистане. Хотя курдская оппозиция с 1996 г. не ведет военных действий против иранских властей, руководство страны весьма озабочено политическими процессами, происходящими в курдских ареалах Турции и Ирака. По мнению некоторых курдских наблюдателей, Иран опасается подъема курдского национального движения в Иранском Курдистане, одном из беднейших районов ИРИ, где курды подвергаются национальной и религиозной дискриминации. Вдоль границы с Курдистанским регионом Ирака Иран (точнее — КСИР) дислоцирует свои вооруженные подразделения, танки и бронетранспортеры. Там строятся военные базы и другие сооружения военного назначения.

Начало конструктивного диалога с оппозицией иранских курдов, стоящей на позициях силового решения курдского вопроса, могло бы стать знаковым событием в решении курдской проблемы в Иране. Это могло бы смягчить напряженность их отношений с иранскими властями и открыть новые возможности для социально-экономического развития региона. Однако широкое участие курдов в общекурдской национальной конференции не оставляет надежд на позитивное развитие этих отношений.

Версия для печати