Степан Месич - последний президент СФРЮ. Часть 2

14:01 16.09.2013 Константин Качалин, журналист-международник


Часть 1

Часть 2

Часть 3

    "Франьо Туджман"

Франьо Туджмана я лично знал  с 1965 года. Тогда мы вместе были депутатами Хорватского парламента. Среди нас были и другие люди, мы между собой сотрудничали и после 1965 года. Мы вместе пережили события конца 80-х годов.  Мы вместе дождались и начало 90-х годов. Люди из движения »Хорватская весна», имевшие харизму и влияние – Савка Дапчевич- Кучер, Мико Трипало и Сречко Белич и другие – они заняли выжидательную позицию.  Они тогда считали, что еще не пришло время для создания других отношений и для создания многопартийного сообщества.

С другой стороны,  в это время появился Франьо Туджман, который говорил, что нужно отвечать Милошевичу, нужно говорить с ним и нужно защищаться от него.  Для этого Туджман предлагал создать организацию, создать партию, создать противовес Милошевичу. Мы, как антифашисты, поддержали Туджмана.

Я принадлежу к семье партизан, к семье антифашистов, которые боролись с гитлеровцами во время Второй мировой. Иосип Манолич был в партизанах с 1941 года.  Иосип Бойковац был с 1941 года в партизанах. Шиме Балон был секретарем Временного парламента, который был сформирован на партизанской территории.  Сам Туджман был партизаном, партизанами были его отец и его брат. У нас был круг людей, которые были гарантами того, что мы будем бороться за демократию, основываясь на идеях антифашизма.  И в этом смысле мы дали поддержку Туджману. Все мы тогда считали, что мы будем держать его в рамках антифашизма, в рамках демократии. Харизматики из «Хорватской весны» не доверяли, не верили Туджману.  Они боялись его политических заявлений. Туджман окружил себя эмигрантами. Они были слишком далеки от реальной политической ситуации, далеки от того, что происходило на самом деле в Югославии. Это и стало причиной того, что мы стали отдаляться от Франьо Туджмана и его окружения.  Все мы ушли из его партии.

     "Туджман и Босния"

Да, он был уверен в том, что национализм можно использовать для достижения своих политических целей. Я хочу подчеркнуть, что   Туджман был уверен в том, что Россия, Великобритания, Франция, США поддержат Милошевича    в войне в Боснии и Герцеговине.  Туджман был уверен, что эти страны поддержат и разрешат раздел этой страны. И в этом он  увидел  свой шанс для расширения хорватских  границ за счет Боснии и Герцеговины.  Франьо Туджман был воодушевлен первыми успехами раздела Боснии со стороны Слободана Милошевича.  Я и мои  единомышленники говорили ему, что это заблуждения, что это делать не следует.  Мы сопротивлялись этой идее Туджмана. И в конечном итоге, мы оказались реалистами. Эта политика Франьо  Туджмана в Боснии потерпела фиаско.

 

      "Кто разваливал СФРЮ"

Среди них, естественно, и Збигнев  Бжезинский.    Он на 100 %  антикоммунист.   Господин  Бжезинский  всегда разделял коммунистические режимы и либеральные режимы, демократические власти. В  его  аналитических записках много  размышлений о странах, где у власти были  коммунисты.  Они его  раздражали еще и потому,  что мешали  во всем.

Все, кто знал бывшую Югославию, прекрасно понимали, что это была страна, которая имела свою роль в мировой политике. У Югославии был свой срок существования. Она не могла существовать без харизмы Тито.   И для этого нужны были большие политические силы, чтобы в СФРЮ пришли к новому политическому договору. К нашему несчастью, в республиках Югославии не было таких сильных политиков. Политических личностей, лидеров, которые бы смогли уговорить (может бы даже путем политического давления, политической воли, политического компромисса), заставить республики пойти на новый политический договор. Поэтому исчезновение СФРЮ, ее развал произошел изнутри, а не извне. СФРЮ не делили на части ни американцы, ни русские, ни немцы.  СФРЮ, как и СССР,  распалась сама, без внешнего воздействия. Нерешенные внутренние проблемы были  и в СССР, и в СФРЮ. Также произошло старение  политической системы, которая не смогла найти  новых политических решений. К сожалению, никто в СФРЮ  ни был готов к заключению реальных политических договоров. Каждый думал только о себе. Все надеялись, что с выходом из состава СФРЮ начнется новая и безоблачная жизнь. Но вместо этого на Балканах началась война, которая принесла столько горя.

(Окончание следует)

Версия для печати