Региональные выборы показали, что Россия перешла к новой политической системе

20:55 11.09.2013 Армен Оганесян, главный редактор журнала «Международная жизнь»

Оганесян: Добрый день! Звершились выборы. С Сирией ситуация по-прежнему неясная. Мы обсудим главные темы с Сергеем Александровичем Марковым - проректором Российского экономического университета имени Плеханова и директором Института политических исследований.

Как я понимаю, ночь подсчета голосов была тяжелая. Вы наблюдали за этим прямо с места событий. Каковы ваши впечатления? У вас большой опыт в наблюдательской деятельности, как у политолога большой опыт анализа хода и результатов выборов. Поделитесь своими человеческо-политологическими наблюдениями.

Марков: Я думаю, что это были очень важные выборы с той точки зрения, что для руководства страны они означают очень большой шаг вперед. Руководство страны (президент) решило, что нам необходимо трансформировать политическую систему. Предыдущая система не была плохой, она была для пассивного населения, для людей, которые устали от хаоса 1990-х, от олигархических столкновений.

Олигархам дали по рукам и сказали: прочь из политики, занимайтесь бизнесом. А люди занялись частной жизнью. Эта система неплохо работала. Но потом люди отдохнули, отъелись, накупили машин. Сформировался средний класс.

Эти люди вышли на Болотную площадь и сказали: нам надоели "Мерседесы" с мигалками, пускай снимут мигалки, мы хотим, чтобы средний класс был как в Европе, Америке, на первых ролях. Это был бунт среднего класса.

Но проблема в том, что большинство ездит не на Hyundai и Ford'ах (бюджетных автомобилях). Большинство ездит на метро, на автобусе или ходит пешком, если недалеко. Это большинство немного испугалось и тоже потребовало от власти быть поэнергичнее и посильнее.

В этих условиях власть сказала: очень хорошо, старая политическая система для пассивного населения отменяется, будет новая, для активного. Будут новые партии, будем даже помогать им этим партиям. Барьер снижается почти в 100 раз, будут губернаторские выборы, раз люди хотят выбирать.

Власти сказали: мы считали, что губернаторы, особенно мэры, должны больше заниматься канализацией, дорогами - не вполне политическими вопросами. Но раз вы, граждане, хотите, мы обязаны вам дать желаемое. Это были первые такие выборы.

И еще один момент. Люди сказали: слушайте, мы не верим, что мэры и губернаторы честно распоряжаются бюллетенями, считают голоса. Власти сказали: хорошо, будут камеры, в 100 раз уменьшим число выносных бюллетеней, совсем их убрать нельзя, они нужны для пенсионеров, инвалидов.

Оганесян: Да, многие возмущаются. Действительно, им неприятно.

Марков: Конечно. Еще открепительные удостоверения, которые нужны тем, кто работает посменно, куда-то уезжает. Не совсем отменить, но уменьшить в 100 раз, чтобы они не могли повлиять на результаты.

Гудков в Московской области, Навальный в Москве, Ройзман в Екатеринбурге - самые главные оппозиционеры, принявшие участие в выборах. Власть им помогала участвовать в выборах. Они получили голоса муниципальных кандидатов "Единой России", чтобы участвовать в выборах.

Это был очень важный переход к новому этапу политической системы, когда активные граждане требуют большей конкуренции, большей честности. Мне кажется, этот переход удался. Мы видим, что претензий к честности выборов на порядок меньше, хотя где-то они еще есть.

Второй момент - это избиратели и власть. Выборы по-прежнему носили характер референдума. Большинство действующих губернаторов победили уже в первом туре. Почему это референдум, а не нормальные выборы, как в Германии или во Франции? Потому что нет серьезной альтернативной политической силы. Ее нет прежде всего потому, что силен сам по себе Путин. Он по-прежнему воспринимается как некий демиург, сверхвеличина.

Путин в России не политик. Путин - сверхполитик. Он доминирует, царит на политической сцене и не имеет никакого реального оппонента. "Единая Россия" выступает как клуб тех, кто Путину помогает в этом деле. Хотя население относится к ней в чем-то критически.

Эти выборы показали, что у нее есть недостатки, но, поскольку партия с Путиным, граждане будут за нее голосовать. Этот референдум в большинстве регионов удался, все прошло честно. Это - второй важнейший результат этих выборов.

Оганесян: Вопрос из Наро-Фоминска: "Как вы оцениваете выборы, прошедшие только что во многих регионах России. Как их организация? Расскажите об уровне явки избирателей на участки, о том, оправдали ли себя прозрачные урны, почему их не было прежде, разве прозрачного пластика в стране не было?".

Марков: Коротко про урны. Прозрачные урны требовали западные наблюдатели от "неполноценных" стран. Мы не делали эти прозрачные урны только потому, что мы не хотели быть в числе этих "неполноценных". На Западе прозрачные урны не делают. У них обычные...

Версия для печати