Очаги внутреннего сопротивления в Евросоюзе (I)

23:54 14.08.2013 Пётр Искендеров, старший научный сотрудник Института славяноведения РАН, кандидат исторических наук


Часть I

Часть II

Ситуация в Европе становится всё неопределеннее. Стремление брюссельской бюрократии, а вместе с ней и Берлина превратить Европейский союз в орудие всеобщей унификации наталкивается на жёсткое сопротивление. И если бунт затянутой в долговое ярмо Греции Брюсселю и Берлину удалось подавить сравнительно легко, то фронда других стран-членов ЕС сулит западным архитекторам «нового мирового порядка» гораздо более серьезные неприятности.

Если подойти к анализу расстановки сил в Евросоюзе с данной точки зрения, то на карте «объединённой Европы» зримо обозначатся несколько центров внутреннего сопротивления. Главным среди них надо признать Венгрию и лично её премьер-министра харизматичного Виктора Орбана…

История отношений Будапешта с западными центрами силы за последние два десятилетия выглядит сложно. То эти отношения принимали откровенно пронатовский и антироссийский характер (как это было в период натовских бомбардировок Югославии в 1999 году), то выливались в серьезные вербальные столкновения между венгерским правительством и Брюсселем. В последние месяцы общий вектор политики кабинета Виктора Орбана обозначился совершенно ясно: в защиту национальных государственно-политических и финансовых интересов, против диктата Запада.

В начале 2012 года многолетний премьер-министр Бельгии, а ныне лидер влиятельной фракции либералов в Европарламенте Ги Верхофстадт предложил ни много ни мало лишить Венгрию голоса в Совете ЕС – впервые в истории данной организации. Уже тогда в интервью бельгийским СМИ Верхофстадт изложил основные претензии к венгерским властям. Первая из них содержала обвинение в том, что правительство Венгрии якобы неспособно решить проблему бюджетного дефицита, который по нормам ЕС не должен превышать 3% ВВП. И дело здесь не в самом факте превышения, а в том, что правительство Виктора Орбана якобы не предпринимает эффективных мер для решения проблемы. Еврокомиссар по экономической и финансовой политике ЕС Олли Рен даже заявил, что Еврокомиссия может заморозить выделение Венгрии средств из европейских фондов развития. 

Вторая претензия к Будапешту связана с принятием нового закона о Центробанке Венгрии. Документ вводит механизмгосударственного контроля над этим финансовым институтом, что противоречит букве и духу ЕС. Как следствие – под угрозой оказалось выделение венграм очередного транша кредитов по линии МВФ.

Критика в адрес Венгрии – лишь один из симптомов неблагополучия в рядах Евросоюза. Проблема состоит в общих настроениях «разброда и шатаний», охвативших «единую Европу». Если к «особому мнению» Великобритании все уже привыкли, то проявления самостоятельности других стран-членов ЕС стала неприятным сюрпризом для Брюсселя. Достаточно вспомнить, как Венгрия, Чехия и Швеция публично выразили сомнения в отношении предложенных Францией и Германией мер по укреплению финансово-бюджетной дисциплины в ЕС.

Председатель Еврокомиссии Жозе Мануэл Баррозу настаивает на том, что правительство Орбана должно держать ответ перед Брюсселем за то, что венгерские власти не предприняли «эффективных мер» для обеспечения требуемых в ЕС параметров бюджетного дефицита. И хотя в первоначальном списке «бюджетных нарушителей» значились также Кипр, Мальта, Польша и даже Бельгия, принципиальное решение о запуске механизма санкций в итоге затронуло лишь венгров.

Углубление кризиса в отношениях между Евросоюзом и Венгрией имеет еще один важный аспект, выходящий за рамки отношений Брюссель - Будапешт. Речь идет о проверке решимости и способности руководства ЕС добиться выполнения собственных решений – тем более в отношении стран, не являющихся членами еврозоны. И чтобы достичь взаимопонимания с широким кругом стран по плану создания нового бюджетно-налогового союза в рамках ЕС, брюссельские чиновники, а также наблюдательная «тройка» в составе представителей Еврокомиссии, Европейского центробанка и МВФ решили борьбу за дисциплину в рядах ЕС начать с Венгрии.

При этом Брюссель на сегодняшний день не имеет возможности влиять на политику стран-членов Евросоюза в бюджетной сфере и в области получения внешних заимствований. А ведь эта политика во многом и породила нынешний кризис в еврозоне. Отсюда - попытки Германии и Франции как ведущих государств ЕС выработать новые, более жесткие механизмы контроля над финансово-экономической деятельностью отдельных государств. В то же время многие из этих механизмов не были прописаны в документах ЕС, относящихся к 2004 году, когда в Евросоюз принимали Польшу, Венгрию и Чехию. Поэтому указанные страны могут сейчас ссылаться на то, что они вступали в «другой» Евросоюз, обосновывая этим свои действия, идущие зачастую вовсе не в русле евроинтеграции, как её понимают в Париже или Берлине.

Так или иначе, «точка невозврата» в отношениях Венгрии и МВФ, очевидно, была пройдена в середине июля, когда управляющий Национальным венгерским банком Дьердь Матольчи направил письмо директору-распорядителю МВФ Кристин Лагард с требованием закрыть представительства Международного валютного фонда в Венгрии, а сотрудникам этого учреждения покинуть страну. В качестве обоснования в письме говорится о намерении венгерского правительства до конца текущего года выплатить весь внешний долг. 

Имеющаяся информация дает основания утверждать, что в основании решительного шага Будапешта лежит не отсутствие «каких-либо причин, оправдывающих работу миссии МВФ в Венгрии» (как сказано в письме Дьердья Матольчи), а реальная угроза финансово-экономическому суверенитету национального государства вследствие присутствия в ней институтов МВФ, ЕС и аналогичных им структур.

Общий объем иностранных займов, полученных Венгрией в разгар финансового кризиса от МВФ и Всемирного банка, составил порядка 20 млрд. евро. К настоящему времени венгерской стороне осталось погасить примерно 2,2 млрд. В сравнении с состоянием дел в Греции, Португалии или Ирландии – суммы не такие уж и значительные, но главная угроза – не в величине цифр, а в условиях получения займов:займы МВФ и ВБ обставлены жесткими условиями фактической передачи Брюсселю и Вашингтону контроля над национальными финансами. Правительство Орбана, инициировавшее внесение изменений в Конституцию Венгрии с целью укрепления экономического суверенитета страны и упрочения государственного контроля над финансовой сферой, не захотело мириться с таким положением дел.

Примечательная деталь. Одновременно с получением займа от МВФ на тех же жестких условиях, которыми обставлено сотрудничество Фонда с «проблемными» странами Евросоюза, венгерское правительство обратилось к США с просьбой посодействовать в получении отдельного займа на сумму в 15 млрд. евро. Эти средства Виктор Орбан намеревался направить в экстренно создаваемый в стране антикризисный «Фонд безопасности», напрямую подчиненный правительству. Однако, по имеющейся информации, Вашингтон категорически отверг просьбу венгерской стороны. Причина - нежелание хоть как-то содействовать нормализации экономического положения Венгрии и тем самым лишать себя и Брюссель важного рычага давления на Будапешт. [1]

Симптоматично, что отнюдь не все в Европе безоговорочно встали на сторону критиков Виктора Орбана, полагая, что дальнейшее углубление конфликта чревато серьезной угрозой единству ЕС и его геополитических интересов. Как отмечает итальянское издание Limes, «борьба Брюсселя против венгерского премьер-министра не приносит желаемых результатов: популярность лидера партии «Фидес» растет, а Будапешт, третируемый Евросоюзом, сближается с Москвой». Ведь это именно Виктору Орбану принадлежат знаменитые слова: «Европа нуждается в России. Рано или поздно, скорее рано, чем поздно, нам понадобится стратегический союз с Москвой».

Достаточно определенно высказывается и лондонская The Guardian, указывая на то, что Европа раздражена не столько антидемократическими мерами венгерского премьер-министра, сколько его независимостью от глобальной финансовой системы.

В настоящее время правительство Орбана — это единственное европейское правительство, которое ввело так называемый «налог Робин Гуда» (налог на транзакции банков). Налоги на энергетические компании и предприятия по снабжению водой выросли в 2013 году с 8% до 11%. Центральный банк Венгрии принял решение одобрить предоставление специальных займов под низкие (менее 10%) проценты малым предприятиям в целях экономического роста. Эти и другие меры, уже ставшие известными в стране и в мире под названием «национальная революция», не только противоречат программным антикризисным установкам Брюсселя, но и подают сигнал другим странам-членам ЕС. [3] Отсюда настойчивое стремление руководства Евросоюза и депутатов Европарламента лишить Будапешт права голоса в данных структурах.

Что же касается финансово-экономических показателей Венгрии, то правительству Орбана удаётся держать бюджетный дефицит в рамках требуемых Евросоюзом 3% ВВП. К концу текущего года независимые эксперты ожидают возобновления экономического роста в стране. 

Социально-экономические успехи венгерского руководства и его независимая политика в банковской сфере не дают покоя Вашингтону и Брюсселю - ведь этим дискредитируются «антикризисные модели» глобальной элиты, навязываемые другим странам. Венгерский пример становится заразительным.

«Европа сурово порицает Орбана за его политическую линию, далекую от эквилибристики бюрократов Брюсселя», - заявляет итальянская Panorama и продолжает: «Брюссель знает, что в Венгрии провернуть ту же операцию, которая была проделана с правительствами Италии и Греции, невозможно, поскольку Орбан в отличие от Берлускони и Папандреу может рассчитывать на большинство в парламенте». [4] Это ещё один важный козырь Будапешта – в условиях, когда, говорит Виктор Орбан, влиятельные силы «блокируют путь Венгрии». [5] И характер этой «блокады» таков, что она не ограничивается венгерским направлением.

 
[3] The Guardian, 18.01.2012
[5] The Guardian, 14.06.2009

www.fondsk.ru

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Ключевые слова: Россия Европейский Союз Венгрия

Версия для печати