ГЛАВНАЯ > Визави с миром, Видео

Дмитрий Монахов: «Врач должен работать для пациента»

21:05 14.08.2013 • Армен Оганесян, главный редактор журнала «Международная жизнь»

Оганесян: Добрый день. Медицина касается всех и каждого, рано или поздно. Может быть, это звучит грустно. От состояния медицины, от состояния нашего здоровья зависит очень многое, причем не только в нашей жизни, но и в жизни наших близких, а если говорить высоким штилем - в жизни страны.

Мы не будем касаться глобальных вопросов здравоохранения, поговорим пунктирно. Мы пригласили в студию известного московского хирурга, доцента кафедры хирургических болезней Российского национального исследовательского медицинского университета имени Пирогова Дмитрия Владимировича Монахова.

Наверное, главное в названии вашего вуза - это имя Пирогова, замечательного врача, подвижника, я бы сказал. Скажите, вот сейчас лето. А есть какие-то сезоны, когда люди чаще болеют, выявляются какие-то патологии? Скажем, весна, лето, осень или зима выделяется потоком больных, которые нуждаются в хирургическом вмешательстве?

Монахов: Безусловно есть. Если касаться хирургических заболеваний, то, например, для язвенной болезни характерны обострения весной и осенью. Я представляю клинику, в которой много занимаются сердечно-сосудистыми заболеваниями, хирургией сосудов, здесь есть и метеозависимость, когда обостряются хронические артериальные болезни.

Наиболее типично можно проследить на примере язвенной болезни: весна, осень - осложнения, именно в эти сезоны к нам в клинику поступает больше пациентов с язвенными кровотечениями или прободными язвами. Именно в эти периоды мы рекомендуем проводить обследования, например, гастроскопию, для выявления обострений язвенной болезни, чтобы вовремя ее вылечить и предотвратить хирургическое вмешательство.

Оганесян: А сердце?

Монахов: На сердце больше влияет эмоциональная составляющая, уровень холестерина в организме. Время года - летом сердечникам сложнее.

Оганесян: Ну да, жара, перепады давления. Немножко общий вопрос. Хирург ассоциируется с человеком, который склонился над больным в операционной, перед ним какой-то конкретный объект. Тем не менее, насколько хирургу нужны общие терапевтические знания? Наверное, чаще вы имеете дело не с врожденной патологией, а патологией приобретенной? Или, наоборот, путь, который проделал больной до вас, это лишние знания, лишние скорби? Насколько для хирурга важна общеврачебная эрудиция? Или она избыточна?

Монахов: Без общеврачебной эрудиции это не хирург, это ремесленник, человек, который может пришить две трубки, это ремесло, ему можно обучиться.

А выявить патологию, направить обследование в нужное русло, выбрать операцию - здесь уже, конечно, нужны общеврачебные представления. Хирургов часто приглашают на конгрессы, консилиумы, когда необходимо определить тактику ведения пациента совместно с терапевтами, гепатологами - мы занимаемся пересадкой печени, и в такой ситуации можно рассчитывать только на общеврачебные знания.

Хирург, наверное, только 30 процентов своего времени проводит в операционной, непосредственно оперируя. А бóльшая часть времени - это консультации, трактовка данных обследования.

Оганесян: А как принимаются решения - всюду одинаково, или есть разница между клиниками? Я имею в виду решение "резать - не резать".

Монахов: Есть общероссийские, международные стандарты лечения или ведения пациентов с определенными заболеваниями. Но есть случаи, когда сомнительны симптомы или противоречивы данные обследования - здесь, как правило, полагаются на интуицию врача, его знания. В сложных случаях мы собираем консилиумы из нескольких врачей, чтобы принять решение о тактике ведения пациента.

Оганесян: Консилиум собирается чаще всего из врачей данной клиники, или иногда вы приглашаете специалистов со стороны?

Монахов: Бывают случаи, когда приглашаем со стороны. Если знаем, что в какой-то области есть специалист лучше, с бóльшим опытом, чем у нас, безусловно, воспользуемся помощью со стороны. Еще в клятве Гиппократа написано: никогда не отказывайте в консультации, в совете своему коллеге.

Оганесян: Но ведь отменили же, по сути дела, клятву Гиппократа? Как вы к ней относитесь? Сейчас ведь другой кодекс, практически законодательно принятый. Разве сейчас приносят клятву Гиппократа? Клятвы не отменяются никакими законами, они остаются на совести человека…

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати