Петр Гладилин: «Зритель тонко чувствует, уважают ли его»

09:27 25.07.2013 Армен Оганесян, главный редактор журнала «Международная жизнь»


Оганесян: Добрый день! Петр Владимирович Гладилин - режиссер театра и кино, драматург в нашей студии.

Мы прошли через череду фестивалей, премий - "Кинотавр", Московский международный кинофестиваль. В общем, такой парад-алле. В одном из ваших интервью есть такой пассаж: вы сравниваете наше время со временем прошедшим, но еще памятным, когда вручались ордена, медали - масса наград.

Чем-то это, по-вашему, похоже на нынешнее время. Масса премий, наград, орденов, значков, медалей. У нас же сейчас медали присуждает не только государство, но и разные фонды и общественные организации. Может быть, это и неплохо. Но, тем не менее, как вы сказали, тогда было некоторое увядание жизни, стагнация, хотя вопрос - была ли стагнация в области культуры?

Что вас сподвигло на такие параллели? Если можно, раскройте скобки этой формулы сравнения.

Гладилин: Тогда было очень мало премий в области культуры и кинематографа. Была одна значимая - Государственная премия, и была Ленинская премия, больше я не вспомню. А сегодня у нас в области кинематографа около 60 фестивалей и премий. В области театра столько же. То есть около 120.

То, что раньше было в области политики, ушло на "территорию" культуры. Раньше в политике шло постоянное награждение - партийных лидеров, руководителей государства, места не хватало на груди. А в области культуры такого не было. И, как ни странно, проблемы России, СССР, нашей государственности нарастали по мере того, как росло число вручений самого разного рода премий.

Сейчас ситуация перекочевала в область культуры. Идет бесконечный, постоянный праздник, в то время как мы уже, по сути дела, давно потеряли кинематограф и пытаемся сейчас его возродить. Наши дела в театре идут не блестяще, тоже множество проблем. Я не хочу об этом говорить подробно. Получается, что в литавры бьют, фанфары звучат, а проблемы не решаются.

Оганесян: Награды раздаются.

Гладилин: Да. Более того, если раньше этим занималось государство, сейчас награды раздает всякий, кто захочет. Фонды, которые вручают награды, появляются каждый день. Если я захочу создать фонд и вручить награду, я могу это сделать.

По Первому каналу была замечательная передача на эту тему, там рассказывалось о том, кто, как и за что вручает эти премии. Это колоссальный бизнес. Для того, чтобы вручить премию, - она иногда денежная - нужно собрать деньги спонсоров. Это рыночные отношения. Мы в них вступили, и все, что касается фанфар и литавр, это сегмент рынка.

Если говорить о фестивалях - искусство искусством, но фестивали выживают. Я недавно читал о Венецианском кинофестивале, его руководители жалуются, что выживать и конкурировать с другими мероприятиями становится тяжело.

Награды и фестивали в кинематографе и театре - это не только премирование заслуженных людей, но и выживание. Появляются свои соображения, кого премировать, поэтому очень часто премируют не за искусство, а за скандал. Фестивалю нужно выживать, ему нужно привлекать к себе внимание, поэтому премируется не хорошее искусство, а антиискусство, парадоксальные вещи, которые вызывают оторопь. Это делается для того, чтобы об этом говорили.

Оганесян: Итоги Каннского фестиваля, например.

Гладилин: Но не только, поверьте мне.

Оганесян: Ваша позиция ясна. Вот вопрос из Санкт-Петербурга: "Драматургия - профессия редкая. Как вы в нее пришли, как в ней работаете - по заказам, в зависимости от настроения и творческого подъема? Откуда берутся сюжеты? Это все-таки профессия или состояние души?" Давайте по очереди. Как вы пришли в эту профессию?

Гладилин: Как я пришел в профессию? Вы знаете, я несколько раз приходил в профессию, уходил из нее.

Оганесян: Но в последний раз, когда вы пришли.

Гладилин: Это было парадоксально, интересно…

Версия для печати