Почему США до сих пор не могут поймать Сноудена?

12:17 10.07.2013 Армен Оганесян, главный редактор журнала «Международная жизнь»

Оганесян: Здравствуйте! Владимир Мамонтов, президент редакции газеты "Известия", член Общественной палаты - гость нашей программы. Я читал твою последнюю статью в газете "Культура" - очень интересную с замечательным стихотворением Екатерины II. Я хотел бы начать с истории, а позже мы перейдем к актуальным темам международной политики.

У нас была комиссия по борьбе с фальсификацией истории, потом появилась комиссия, которая определила "нервные окончания" русской истории, узловые моменты. Россия, по определению российских мыслителей, наиболее историософичная страна, за это нас обвиняют - мол, у русских слишком много исторической рефлексии. Коль скоро мы такие историософичные, то эти "нервные окончания", узловые моменты, перекрестки русской истории очень важны.

В связи с этим обозначились темы. Некоторые из них озвучили в Государственной думе. Но какие ожидания? Есть ожидание, что начнется гражданское общенациональное согласия относительно каких-то моментов, что само по себе довольно сложно.

Я приведу пример, вокруг которого в Интернете разгорелась некоторая полемика. Это Александр Невский, который сделал свой выбор. Он видел цивилизационную угрозу со стороны Запада для России. Тем не менее, он как дипломат (по-моему, единственный, который мог осуществлять какую дипломатию, поскольку он не был од пятой ордынцев) сделал свой выбор в сторону развития очень сложной, даже унизительной и для него лично, и для Руси в целом дипломатии с Ордой. И все почему? Потому, что он не видел в Орде угрозы цивилизационному выбору, православию. И тут началось уже по самой постановке вопроса. В итоге произошел раздрай.

Скажи как человек мыслящий, как человек, который занимается не только поверхностной публицистикой (которой очень легко заниматься в наше время). Как тебе кажется, выделение этих вопросов, их дискуссия действительно способны преодолеть непримиримые позиции или хотя бы помочь авторам учебника составить что-то целостное?

Либо эти вопросы нужно закладывать в учебники в полифоническом варианте и через эту полемику прояснить разные позиции на тот или иной исторический предмет?

Мамонтов: А бедный ребенок пусть выбирает?

Оганесян: Да. Или приходить к согласию? Но что тогда будет с ЕГЭ, я не знаю. Полифонизм в ЕГЭ не заложен. Порассуждай над этим.

Мамонтов: С удовольствием. У меня такой период в жизни с точки зрения детей и внуков, что одни уже сдали все экзамены, а у других это еще далеко впереди. Тем не менее это все равно любопытно и интересно. Подрастает внук, который рано или поздно спросит меня, мол, а что ты думаешь по поводу Александра Невского и других событий и персон истории. Я, дескать, прочитал в учебнике одно, по телевизору увидел другое, а мой друг сказал мне вообще третье.

Я думал над тем, какую собственную политику можно положить в основу в этом отношении и пришел к такому интересному выводу - кого я хочу воспитать в меру своих сил. Все-таки внук - это не сын, здесь опосредованное влияние, пусть сын воспитывает внука и "отомстит" за ошибки отца…

Версия для печати