Архивные документы как оружие дипломатов

10:48 05.06.2013 Армен Оганесян, главный редактор журнала «Международная жизнь»

Оганесян: Гость нашей программы - Александр Игоревич Кузнецов, директор Историко-документального департамента Министерства иностранных дел России. Здравствуйте!

Кузнецов: Добрый день!

Оганесян: Спасибо, что пришли к нам. От себя скажу, что, когда я познакомился со структурой МИД, меня немножечко удивило, почему же Историко-документальный департамент так называется?

Оказалось, что Историко-документальный департамент направляет, ведет научную работу крупнейших в стране и за рубежом архивов, причем они разбиты на разные исторические эпохи.

Я хотел бы, что бы вы, Александр Игоревич, познакомили наших слушателей с вашей работой. Далеко не все знают о существовании уникальных сводов архивных документов, где раскрывается история нашей страны. Как это все выглядит, как структурируется?

Кузнецов: Сразу хочу сказать, что у нас далеко не самые большие архивы в России. Россия - это великая архивная держава, архивы МИД - это небольшая часть. Они имеют свою историю, особую ценность.

Наше архивное хозяйство довольно большое. У нас два архива. Архив внешней политики Российской империи, который охватывает период с петровских времен до 1917 года. Это 600 тысяч архивных дел, 8 километров архивных полок.

Второй - Архив внешней политики Российской Федерации - охватывает весь период Советского Союза и современной России. Это 1,5 миллиона архивных дел, примерно 25 километров архивных полок. Этот архив постоянно пополняется.

Кроме того, в структуру Историко-документального департамента МИД входит научная библиотека. Она насчитывает больше миллиона томов, включая очень редкие книги, которые нам достались в наследство еще от дореволюционного Министерства иностранных дел. Так что хозяйство довольно большое.

Оганесян: Я думаю, что у вас есть раритеты, книги, которые представляют собой произведения искусства, памятники культуры, безотносительно к содержанию. Сколько людей работает в архивах? Хватает ли сотрудников?

Кузнецов: Людей никогда не хватает, вы это знаете. У нас довольно большой департамент, свыше сотни сотрудников, из них примерно половина работает в архивах.

Оганесян: Те, кто работает в архивах, тоже сотрудники вашего департамента?

Кузнецов: Да. Более того, оба архива - это оперативное подразделение Министерства иностранных дел, такое же, как и все остальные.

Оганесян: Вы упомянули слово "оперативное". На эту тему есть вопрос из Москвы. "Александр Игоревич, на интернет-сайте вашего департамента вывешено такое сообщение: "За последние годы было подготовлено с использованием архивных документов большое число информационно-справочных материалов для практического использования в оперативной работе министерства". Это очень интересно. Каким образом архивы помогают вашей оперативной работе? Часто ли к ним обращаются?"

Кузнецов: Любой внешнеполитический вопрос, любая международная проблема имеет свою предысторию, часто довольно долгую и сложную. Для того чтобы правильно выстраивать позицию государства по тому или иному вопросу, нужно эту историю знать. Но не только знать, но и умело ее использовать для определения нашей позиции.

Поэтому обращение к архивам - это часть каждодневной работы министерства. Недаром один из первых советских наркомов иностранных дел Георгий Васильевич Чичерин, который в молодости работал в архиве еще царского Министерства иностранных дел, говорил, что архивные документы для дипломатов - это то же самое, что патроны для армии. Это точное определение, потому что мы действительно постоянно пользуемся этими документами…

Версия для печати