Ольга Ускова: С талантами в России все нормально, надо подбирать методики подготовки

13:51 26.03.2013 Армен Оганесян, главный редактор журнала «Международная жизнь»


Оганесян: Добрый день! Поговорим о новейших технологиях, об искусственном интеллекте, том, как Россия выглядит на мировом рынке высоких интеллектуальных технологий, насколько мы конкурентноспособны.

Моя собеседница - Ольга Анатольевна Ускова, заведующая кафедрой инженерной кибернетики Московского института стали и сплавов (МИСиС), но самое главное - она президент группы компаний Cognitive Technologies. Здравствуйте!

Сейчас мы расшифруем, что такое Cognitive Technologies, поймем это из первого вопроса. Вот как он звучит: "Ольга Анатольевна, вы - президент Cognitive Technologies, группы компаний, которая занимается реализацией проектов по разработке и внедрению интеллектуального программного обеспечения в России". Все правильно?

Ускова: Абсолютно.

Оганесян: Не всем знакома данная отрасль. Могли бы вы рассказать о ней?

Ускова: Отрасль, на самом деле, всем знакома, просто мало кто знает, что такое "когнитивные технологии", о чем идет речь.

Последние 30 лет человечество старается сымитировать максимальное количество функций мозга через компьютер путем создания определенного типа программного обеспечения. Этой специализацией занимается наша компания. Мы выпускаем высокоинтеллектуальное программное обеспечение для разных сфер человеческой деятельности.

Начинали мы с имитации зрения, продолжаем это делать - это система оптического распознавания, мы создали целый класс систем, которые заменили компьютеру человеческие глаза. Сейчас у нас более сложная задача: речь идет не просто об имитации человеческого зрения, а о создании 3D реальности.

Оганесян: 3D реальности?

Ускова: Да. Мы научились видеть картинку в объеме, перестали видеть ее плоской, то есть от листа бумаги с буквами и цифрами мы перешли к живой жизни.

Сейчас мы почти создали, находимся на финальной стадии создания автопилота для автомобиля - устройства, которое не просто "видит" дорогу но и "понимает", распознает, что на ней происходит.

Оганесян: Такого не существует в мире?

Ускова: Еще нет. Есть движение в этом направлении, и в этом смысле Россия оказывается, благодаря в том числе и нашей команде, в первых рядах.

Оганесян: В каких-то деталях технология существует: торможение перед препятствиями же есть.

Ускова: Да. Главное - сделать реально человеконезависимый контент, когда машина едет не по идеальной дороге, специальным образом организованной, снабженной специальными датчиками, а когда выезжает на проселочную дорогу и сама "понимает", "читает" дорогу - вот какая задача.

Оганесян: А что, в мире еще нет таких разработок?

Ускова: Здесь, я считаю, мы дальше продвинулись. Есть две группы ученых: одни пошли по тому пути, чтобы сделать "умным" пространство вокруг машины...

Оганесян: А вы - чтобы сделать "умную" машину?

Ускова: Да. Мы исходим из российских реалий. Сделать "умными" российские города и дороги пока слишком дорого. Мы разрабатываем систему распознавания мыслей - это не фантастика...

Оганесян: Вы решаете двойную задачу - и дураков, и дорог, потому что теперь только дурак не сможет ездить.

Ускова: Но чем больше мы автоматизируем, тем больше будет дураков, мозг перестанет работать.

Оганесян: Ну или так.

В моей жизни был период, когда я работал корреспондентом в Лондоне. Я обходил магазины, торгующие высокотехнологичными товарами того времени - телефонами, устройствами для звукозаписи. Я как журналист, репортер был заинтересован, чтобы у меня был хороший диктофон, хорошие наушники.

Я задавал вопрос, а есть ли такие устройства, которые распознают речь, а какое-нибудь устройство печатает? Это был 1978 год, на меня смотрели странно, по-моему, решили, что я советский шпион, пытаюсь узнать какую-то технологию.

А сейчас с этим есть проблемы, как и с переводом, или есть какие-то прорывы? Распознание речи, ее расшифровка - это ведь важно.

Ускова: Любой прорыв - это вопрос заказа. Есть две стадии: экспертно-научная, когда выясняется, возможно ли в принципе выполнить такую задачу в текущий период, есть научное любопытство…

Версия для печати