Григорий Ивлиев, статс-секретарь - заместитель министра культуры РФ

13:21 14.02.2013

Оганесян: Добрый день! Григорий Петрович Ивлиев, статс-секретарь - заместитель министра культуры РФ, в этот раз будет отвечать на ваши и мои вопросы. Рад вас приветствовать. Вы - давний друг программы "Визави с миром". Как работается с начала этого года?

Ивлиев: Да, наверное, в этом качестве мы первый раз встречаемся в этой студии.

Оганесян: Второй. Сразу после вашего назначения мы были одними из первых, кто вас пригласил.

Ивлиев: Это было другое качество. Все-таки в этом министерстве у меня изменились функции.

Оганесян: Это не измена, это перемена.

Ивлиев: Я все-таки изменил некоторые свои функции в министерстве. Должность статс-секретаря - это, кроме всего прочего, возвращение к юридической работе, к юридической практике, к законодательству. Сейчас другое министерство. Когда мы с вами встречались больше года назад, это было министерство того правительства. Вообще, за год всегда утекает много воды.

Оганесян: Это правда. Вы практически вернулись к своим корням. Вы ведь по образованию юрист, работали в Московской юридической академии.

Ивлиев: Вообще, чувствуется возвращение. У меня и прежняя деятельность была связана с законодательством о культуре главным образом. Но сейчас это мое, что называется, и в масштабах министерства, и в масштабах всего правительства. Важно, чтобы мы нашли все-таки правовую составляющую, и культура не была в стороне от тех процессов, в которых развивается общество в целом.

Оганесян: Конечно, слушателей интересует не столько нормотворчество, в котором, надо сказать, мало кто у нас понимает. Рядовой потребитель культуры (не люблю это слово: ужасно звучит, но не нашел ничего другого) привык иначе относиться к культуре, воспринимать ее не через призму юридических норм. Хотя это очень важно, особенно сейчас. Мы, конечно, коснемся этой темы.

Но все-таки первый вопрос очень такой гуманитарный, из Ярославля: "Григорий Петрович, насколько лично вам близка русская культура? Что осталось навсегда в вашей душе от тех произведений русской культуры, которые вам встречались в жизни от начальной школы до текущего дня?"

Ивлиев: Моя культура - это 300 лет жизни русских людей в Рязанской области. Мне так повезло: все мои предки и по отцовской, и по материнской линиям были рязанскими однодворцами, рязанскими хлебопашцами, топтали есенинские дорожки. Конечно же, Есенин - это не только общероссийский поэт, но и поэт всех рязанских людей.

Все-таки есть такая рязанская соль, которая приобщает. Есть русские детские сказки, собранные великим собирателем Афанасьевым. Я узнал о нем в студенческие годы. А его фамилию я видел на всех обложках этих сказок, которые мне читали, которые я читал, которые я потом читал своим детям.

Или фамилия Дегтярев, которую я тысячу раз видел. Этот художник подарил нам все эти сказочные образы. Наверное, мы тоже не очень-то обращали внимание, что Дегтярев - великий художник-иллюстратор детских сказок. Только уже в зрелом возрасте…

Оганесян: У него рязанские корни?

Ивлиев: Не знаю. Есть, наверное, и рязанские корни. Мало кто в Москве их не имеет.

Оганесян: Вот он, рязанский патриотизм!

Ивлиев: Дегтярев - великий художник, создавший образы всех наших сказочных героев: Маши, Медведя. Мы помним не только рисунок, но и подпись под ним. Культура, когда она персонифицирована в Дегтяревых, Афанасьевых, - это моя культура, оттуда мои корни - от рязанских сельских и городских учителей.

Оганесян: Кстати, по-моему, вы преподавали в начальной школе в Рязанской области?

Ивлиев: Нет, я преподавал немецкий язык и географию в Максовской восьмилетней школе. Это было замечательное время.

Оганесян: Я недавно разговаривал с третьекурсником МГУ и спросил его: "Ты сейчас проходишь самый цветущий период русской классической литературы. Кто на тебя произвел наибольшее впечатление?" Он ответил: "Я две ночи не спал после того, как прочел "Братьев Карамазовых".

А на вас какое-нибудь произведение русской классики произвело такое же сильное впечатление, как на этого молодого человека?

Ивлиев: Конечно, "Тихий Дон" Шолохова. Могу даже сказать, что это, наверное, потому что на книжной этажерке, которая была у моей тети, были все тома "Тихого Дона", хорошо изданные…

Версия для печати