Юрий Шафраник, председатель Совета Союза нефтегазопромышленников России

16:00 21.12.2012 Армен Оганесян, главный редактор журнала «Международная жизнь»

Оганесян: Добрый вечер! Гость нашей программы - Юрий Константинович Шафраник, председатель Совета Союза нефтегазопромышленников России. Здравствуйте! Спасибо, что пришли. У нас уже традиция - подводить энергетические итоги.

Шафраник: Под конец года, да?

Оганесян: Все-таки мы великая энергетическая держава. Не можем мы обойтись без того, чтобы с высоты прошедшего года не оглядеть, так скажем, поле битвы, ведь уже все не так просто.

Вопрос от нашего слушателя из Москвы, достаточно боевой: "Юрий Константинович, недавно прошло сообщение о том, что Россия вышла на первое место в мире по добыче нефти, опередив Саудовскую Аравию. Так ли это? Это саудиты сократили добычу, или мы ее увеличили? В чем причина такого рывка? Какие-то странные разговоры пошли о том, что якобы у нас истощаются месторождения нефти в Сибири. А как на самом деле? Каковы перспективы новых месторождений, если таковые вообще существуют?"

Видите, много вопросов. Давайте по порядку.

Шафраник: Целый доклад можно подготовить.

Оганесян: Да. Итак, благодаря чему опередили?

Шафраник: И вы еще добавили. Я только-только выстроил ответ в голове.

Оганесян: Саудиты сократили добычу, или мы увеличили?

Шафраник: Есть база. В Советском Союзе Россия играла главную роль. Советский Союз и в первую очередь Россия добывали очень много. В 2000-е годы мы восстанавливали добычу, условно к 2005 году потенциал советской эпохи был восстановлен.

За это время были пущены новые месторождения. Самое крупное, которое нам пришлось запускать, я лично прикладывал к этому усилия, это Ванкор. Он сейчас дает самый большой прирост. "Сахалины" давали прирост, а также многие другие месторождения меньшего порядка. Мы вышли на советскую базу. Мы ее уже практически использовали. Дальнейшего роста на этой базе мы вряд ли добьемся.

В то же время ситуация менялась в лучшую сторону в российском инвестиционном поле, компании пускали новые месторождения. В течение последних лет - тут сложно говорить, кто ушел вперед, кто назад - мы с Саудовской Аравией вышли на первые места. Но у них есть квотирование, поэтому по итогам 2011 года Саудовская Аравия добывала больше нас. В какие-то кварталы, за какие-то периоды мы, бывает, добываем больше. Примерно более 10 миллионов баррелей в сутки добывает Россия и добывает Саудовская Аравия.

Оганесян: Организация стран-экспортеров нефти (ОПЕК) накладывает какие-то временные ограничения, вы правы.

Шафраник: Если брать международную динамику, Соединенные Штаты Америки за последние 5 лет последовательно росли с добычей и практически выходят или вышли на третье место. Для мира для начала 2000-х это значительное явление, потому что никто в 2000-2001 годах не говорил, что Америка так шагнет. Вот такие факторы, если говорить о величинах.

Но я всегда подчеркиваю: дело не в величине добычи, дело вполучаемом эффекте и в его использовании. Мне кажется, что мы в России страдаем, от политиков до аналитиков, великими цифрами. Нужно видеть, каков эффект от этого, как мы этот эффект используем. Мне кажется, об этом нужно больше говорить.

Оганесян: Мы, наверное, к этой теме вернемся.

Шафраник: Я не знаю, в одной ли передаче, тема грандиозная. Я боюсь, на такой вопрос коротко не ответить.

А теперь о том, есть ли у нас потенциал. Да, советский больше не дает рост. А если будет давать, то незначительный. Перед нами стоит проблема, что у нас не подготовлено новых месторождений. Есть разведанные месторождения, какие-то надо разведывать. Но и с пуском разведанных очень большие проблемы. Они расположены в отдалении, требуют инфраструктуры, особых условий обустройства и разработки.

Сложные месторождения есть, например, в Якутии, в Иркутской области, там, где работы уже начаты. И очень много месторождений - это трудноизвлекаемые и малые запасы...

Версия для печати